Примерное время чтения: 8 минут
79

В Кремле снова раздали слонов - Госпремии

В ОДНОМ из последних номеров в статье "Страсти по наградам" мы затронули, как выяснилось, достаточно острую тему: а нужны ли вообще все эти наши многочисленные премии, в том числе и государственного уровня? Продолжаем тему, тем более что и повод подоспел: на днях в Кремле вручили очередные Госпремии в области литературы и искусства за 1999 г.

ЦЕРЕМОНИИ вручения предшествовал скандал. В одной из столичных газет появился материал, где Кирилл Лавров, состоящий в Комитете по присуждению Госпремий, обвинялся в лоббировании спектакля БДТ. Во-первых, небывалое дело - утечка информации. Во-вторых - в знак протеста Кирилл Лавров опубликовал открытое письмо и вышел из состава комитета. Спектакль тот так и не наградили.

А нам остается оценивать новорожденную компанию лауреатов, хотя, как известно, победителей не судят. Берем лишь самые популярные жанры. Телевидение - бесспорной награды заслужила всенародно любимая "Старая квартира". Премия эта обрела еще и благородный характер: Григорий Гурвич, ведущий программы, скончался в ноябре 1999 г., и это дань его памяти. А за проект создания действительно уникального телеканала "Культура", тем более во главе с новым министром М. Швыдким, у кого же рука поднимется не проголосовать?

Писателя Владимира Маканина, постепенно вышедшего в лидеры поколения 60-летних, наградили за роман "Андеграунд, или Герой нашего времени" и повесть "Кавказский пленный". Маканина читаю давно. Откровенно говоря, прежние его вещи мне нравились больше. "Кавказская" повесть - едва ли не первый художественный отклик на чеченскую войну (к фильму Бодрова "Кавказский пленник" она не имеет никакого отношения), как говорится, за попытку спасибо. Маканин - писатель талантливый, человек достойный, наградами не избалован. К тому же нива наша литературная за минувший год не так-то уж и богата шедеврами. Так что - выбор понятен.

В области детской литературы лауреатом стал Борис Заходер, которому за один только перевод "Винни-Пуха" давно надо было Ленинскую премию дать.

Из сценических деятелей больше всего рада за Каму Гинкаса. Талантливейший и весьма скромно существующий в нашей театральной среде человек, режиссер московского ТЮЗа, он вообще не получал столь высоких наград, хотя известен в столице, известен на Западе, стабильно работает, ставит Достоевского, Чехова, Пушкина... Второй лауреат - питерец Григорий Козлов - давно замечен и отмечен специалистами, на Госпремию выдвигался дважды. Третий, Сергей Арцибашев, создатель и худрук Театра на Покровке, наконец-то получил должную оценку одного из лучших своих спектаклей - "Женитьбы" Гоголя.

О кино даже как-то неловко говорить: ну кто же осмелится оспаривать право Н. С. Михалкова на Госпремию? Он столько толковал нам о национальной идее, о государственности и патриотизме, пропагандируемых им в "Сибирском цирюльнике"! И вновь подискутировал на эти темы на церемонии вручения лично с президентом. А вот второй лауреат, документальная телевизионная картина "Лешкин луг" Алексея Погребного, отошел как-то на дальний план. И совершенно несправедливо. Мудрая и человечная картина эта о жизни фермерской семьи - еще один знак того, насколько сегодня неигровое кино бывает интереснее игрового.

Что касается музыки, то многих удивило "непопадание" в лауреаты Мстислава Ростроповича, зато очень порадовало попадание наконец в оные дивной пианистки Элисо Вирсаладзе.

Страннее всего ситуация с живописным "цехом". Удостоенные Госпремии "Зимнее солнце", "Мальчик с собакой" Э. Браговского и скульптурный цикл "Природа" с изображениями ее разнообразных представителей И. Рукавишникова - право, повод ли это для высшей госнаграды? Достойнее выглядит здесь третий лауреат - Ирина Старженецкая с ее чистым, талантливым и благородным делом - росписями провинциальных храмов.

Автор этих заметок (кстати, противница всех и всяческих наград и премий вообще) обратилась с полемическим вопросом к некоторым свежеиспеченным лауреатам: что для них значит эта премия и нужна ли она вообще?

Кто же откажется?

Сергей АРЦИБАШЕВ: Мне дорого, что отмечен актерский ансамбль: и мои актеры, которых мало кто знает, и приглашенные "со стороны" звезды - Костолевский, Ульянова, Джабраилов, Филиппов, которые рискнули поучаствовать в спектакле "нераскрученного" театра. Приятно, что отмечен сам факт: мы пытаемся заниматься серьезным делом, выбрав путь на сегодняшний день непопулярный, некоммерческий - играем классику.

Думаю, что наша практика регулярного государственного поощрения людей искусства необходима. Кстати, по-моему, она не имеет аналогов в мире. И на Западе, где мне доводится постоянно работать, когда узнают о ней, относятся с уважением и серьезностью.

За произведения для детей и юношества Госпремию получил Валерий ПРИЕМЫХОВ, актер, режиссер, кинодраматург, снявший недавно картину "Кто, если не мы?". Это третья Госпремия в его жизни - первая была за фильм "Пацаны", вторая - за роль в "Холодном лете пятьдесят третьего".

- Конечно, такая награда тешит тщеславие. Кроме того, есть что скрывать, и чисто прагматический интерес - деньги. Сейчас у нас расплодилось множество конкурсов, фестивалей, премий, и Государственная как-то потерялась среди этого множества. Это неправильно. Она - государственная и должна быть выше всех других по рангу, по значению. Раньше Госпремии (а их было, как мы помним, две - СССР и РСФСР) были куда престижнее. Они очень высоко поднимали имена лауреатов. Нужно точно понимать задачу Госпремии - это выделение того в искусстве, чего в конечном счете государство ждет и хочет от искусства. И она должна иметь свое лицо, собственную "национальную идею" (не зря же о ней заговорили на церемонии вручения в Кремле).

Я много лет работаю так или иначе с "детской" темой, получал премии в Канаде, на фестивале в Монреале, в Таормино, в Италии, на "Кинотавре", имею "Нику". Но Госпремия для меня - это еще и остатки советского прошлого, я отношусь к ней с почтением.

В области просветительской деятельности Госпремию присудили Липецкому академическому драматическому театру им. Л. Толстого. Сумму в 100 тыс. руб. поделили между главным режиссером Владимиром ПАХОМОВЫМ, двумя актерами и двумя художниками. Итого каждому - по 20 тысяч. Что же, за двадцать лет просветительской деятельности - наверное, негусто. А театр этот придумал и двадцать лет проводил уникальный ежегодный фестиваль "Мелиховская театральная весна" на усадьбе А. П. Чехова и, чуть позже, тоже придумал и организовал у себя в Липецке фестиваль-семинар "Театральные встречи" памяти А. Чехова.

- Рубли - это, конечно, не рубли, а копейки, но в данном случае, думаю, эта премия все-таки не оценивается в деньгах. А вообще-то ее дали не мне и не театру, а Антону Павловичу Чехову.

Эти награды особенно важны для работающих в провинции. Они поднимают в городе, у местных властей престиж театра. Это важно в социальном плане: приходишь просить квартиру просто актеру или лауреату Госпремии РФ - есть разница? Марку Захарову и Олегу Табакову легко рассуждать в Москве о том, что все звания и премии надо отменить. А в провинции? Это единственный сейчас способ социальной защиты актеров.

А между тем...

УВЫ, на вопрос о престижности Госпремии верный, но печальный ответ дала недавно сама реальная жизнь. Созданный Григорием Гурвичем театр-кабаре "Летучая мышь" (его возглавила вдова Гурвича Л. Шапиро, ей и вручил премию Президент РФ) буквально вышвыривает на улицу дирекция Театра киноактера, где "Летучая мышь" арендует помещение.

Театр исправно платит аренду, сделал небольшой ремонт помещений, уборных, куда прежде невозможно было войти. В театр, прежде не пользовавшийся никаким спросом, пошел зритель, спектакли шли с аншлагами. Но у директора Театра киноактера Олега Бутахина - своя логика: ну не нравятся ему ни "Летучая мышь", ни ее спектакли! Либо - он готов сам стать его худруком. Либо - выметайтесь на улицу, с декорациями и костюмами, благо договор об аренде не возобновлен. Актеров, 40 человек, "поселили" сейчас в одной гримерке, отключают то свет, то (зимой) отопление. Ситуация достигла кульминации именно сейчас. А г-н Бутахин собирается разместить в театре, где уже есть бар, дискотека для геев, бильярдная и казино, еще и нечто вроде "Мулен-Руж", а в зрительном зале вместо стульев поставить ресторанные столики. Кстати, он выжил из этого здания уже театр Л. Трушкина, Р. Виктюка, Театр Алексея Рыбникова. Известный композитор на собственные деньги отремонтировал запущенный до крайности зал, купил современную звуко- и светоаппаратуру. А потом - все "по сценарию": договор не перезаключается, театр выгоняют, а обновленное помещение остается директору. И никому добиться ничего не удалось, хоть то были и знаменитые люди в нашем искусстве, а Рыбников, кстати, тоже лауреат.

Так поможет ли сейчас Госпремия Гурвичу и "Летучей мыши"?

P. S. Кстати, деньги при вручении Госпремии лауреатам дают не сразу - только значок и цветы, разумеется. А вот после... За закрытыми дверями выстраивается очередь, чтобы получить заветную сумму и расписаться, как полагается, в ведомости. Хотите - верьте, хотите - проверьте. Для этого, правда, надо стать лауреатом.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно