Примерное время чтения: 5 минут
151

Позвольте вас... завербовать

ВО ВСЕ времена человек хотел знать, что замышляет его сосед. Узнать о намерениях соседнего государства всегда помогала разведка.

Раньше политическую разведку вело Первое главное управление КГБ, ныне - Служба внешней разведки, военную - Главное разведывательное управление Генштаба.

Мой собеседник - один из самых успешных советских военных разведчиков. Работал резидентом во многих странах мира, и почти каждая его командировка была отмечена высокой правительственной наградой.

- СУЩЕСТВУЕТ два вида легальной разведки. Одни пользуются различными "крышами": журналистов, бизнесменов, туристов. Когда такие "подкрышники" приезжают в страну, местная контрразведка иногда долго не может определить, те ли они, за кого себя выдают.

Но все понимают, что дипломат, а тем более дипломат военный, то есть сотрудник военного атташата, и разведчик - суть одно и то же. Его и раскусывать-то не надо: у него "во лбу звезда горит". И все же то, что на первый взгляд является минусом, при умелом подходе оборачивается весомым плюсом. Дело в том, что по своему положению военный дипломат легально может входить в высшие армейские круги, не вызывая с ходу подозрений.

Был случай, когда я познакомился с профессиональным разведчиком, который готовил доклад по реорганизации своей службы. И как-то так получилось, что в разговоре с ним сделал пару толковых замечаний. Он ухватился за них, потому что, как оказалось, они точно ложились в канву его доклада. Я стал ему помогать, и в результате он получил за этот доклад "высочайшее одобрение". Ему еще что-то поручили, он и новое поручение выполнил блестяще. С нашей помощью. Его повысили, и в конце концов он стал смотреть на меня как на источник своего благополучия. Разумеется, этот офицер был совсем неглупым человеком и понимал "откуда я родом", но, по большому счету, ему это было все равно. С нашей помощью он защитил диссертацию и в конце концов добился очень высокого положения...

Где бы мы ни находились, мы всегда работали против нашего главного противника - США и шире - НАТО. Через страны, дружественные Североатлантическому блоку, можно было выяснить методы работы натовцев, направление их интересов, развитие вооружений.

Скажем, в середине 60-х гг. в Тель-Авиве решили закупить "Миражи". На ракетах, которыми они были вооружены, стояли электронные головки самонаведения. На наших же ракетах в то время стояли еще тепловые. Они должны были наводиться на тепловую струю, да еще с расстояния не более 3 км от самолета. А электронная головка самонаведения, стоявшая на "Миражах", позволяла поражать цель с 13 км дальности и с любого ракурса.

И вот эту ракету я ловил и поймал. В 1967 г. произошла арабо-израильская война, и одна такая ракета повисла на дереве. Арабы ее схватили и привезли прямо в министерство обороны, где (вы не поверите!) попытались ее распилить... Пришлось вмешаться и объяснить товарищам, что они могут привести в действие механизм самоуничтожения. После того как ракета была спасена, осталось решить вопрос, как у них ее выманить. И тогда я сказал: "Если вы хотите, чтобы кто-то вам серьезно помог бороться с таким оружием, дайте нам возможность с ним разобраться". После такого разговора ракета моментально была отправлена в Москву...

Самое трудное в нашей работе - это вербовка. Она легче проходит, когда разведчик работает под крышей дипломата, журналиста. А я почти всегда в форме, и любой, к кому я подхожу, сразу внутренне напрягается. Часто контактировать с тем или иным человеком - это прямо показать, что я его наметил для вербовки: хватайте меня и его тоже. Поэтому "пасти" будущего агента приходится издалека. Случаются и "обломы": нацелился я, скажем, на какого-то человека, все приготовил для вербовки, а его переводят на такое место работы, где он мне неинтересен. И все приходится начинать сначала.

Бывает, между разведчиком и его агентом возникает подлинная дружба, и агент всех посылает куда подальше, соглашаясь работать только с этим конкретным человеком.

На моей памяти был один высокопоставленный военный, страшный антисоветчик. Специально искал меня, чтобы хоть как-то обругать Советский Союз. Но, как только я на месяц прервал с ним контакты, он от тоски стал просто подыхать. Встретил на улице мою жену, стал звать нас в гости, чего никогда раньше не было. Кончилось дело тем, что он привязался ко мне, как баба, и в конце концов стал отличным агентом.

Для разведчика нет хуже качества, чем трусость. Увы, слишком многие "сотруднички" КГБ, ЦРУ, ГРУ, Ми-6 и прочих спецслужб "доблестно" избегают провалов, потому что не вылазят из посольств. Понять человека, желающего без провалов "отсидеть" свой срок и вернуться домой, по-человечески можно. Но разведка-то работает на результат!

Был случай, когда в одной стране резидент прямо-таки изводил своего сотрудника: "Ты, дескать, бездарь и лентяй. Уже полгода здесь сидишь, а до сих пор ни одной вербовки!" Ну и довел парня до того, что у него "крыша поехала": не выдержал и пошел вербовать хозяина лавочки, расположенной прямо напротив посольства. А такие "лавочки" местные спецслужбы, как правило, приспосабливают для наблюдения, а случается, и вербовки сотрудников посольства. Вот и на этот раз, шантажируя бедного парня тем, что за попытку вербовки он выдаст его властям и те вышлют его из страны, лавочник-контрразведчик сам стал вербовать его. Насилу тот ноги унес, а послу пришлось немедленно отправить неудачника первым же самолетом домой.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно