Примерное время чтения: 4 минуты
76

Из храма - на войну

Я смотрела по телевизору, как в Сергиевом Посаде провожали молодых ребят-омоновцев на войну в Чечне и как потом их отпевали. Наверняка это видели и те, кому предстоит ехать на Кавказ. Они подчиняются приказу или отправляются добровольно? Зачем? Неужели Москва - после взрывов домов, после гибели колонны омоновцев - недостаточно заплатила за конфликт в Чечне?

О. И. Т р о ф и м о в а

- МЫ едем в Чечню для того, чтобы не повторилась трагедия на Каширке, - так ответил нам полковник Сергей БАКЛАНОВ, командир подразделения внутренних войск, дислоцирующегося в Южном округе. Так он говорит и своим солдатам - ребятам лет по девятнадцать, которые отправляются в Чечню. На шесть месяцев, а может быть, и на три - как повезет... По словам полковника Бакланова, пока готовится рота, 70 человек.

- А надо будет - поедем всей частью. Каждый боец уже прослужил как минимум год. Новобранцев среди них нет. Нет и отказников. Все едут по желанию. Когда выбирали, кто отправится в Чечню, учитывали многое, в том числе и семейное положение. Скажем, сирот не брали. Хочется надеяться, что ребятам не придется участвовать в боевых действиях. Наша задача - поддерживать общественный порядок на очищенной от боевиков территории. Кое-кто говорит, что москвичи плохо справляются со своим делом. Зря. Они подготовлены и дисциплинированы не хуже других, судя по тем результатам, что ребята показали на полигоне.

Перед самой отправкой, сразу после занятий на полигоне, солдат привезли в храм Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове - святое место русской воинской славы, место, где похоронены герои Куликовской битвы. Молебен во славу Пересвета и Осляби отслужил вместе с воинами настоятель храма протоиерей Владимир Силовьев: "На лицах ребят читается тревога. Это и понятно. Но что бы ни случилось, верю - они не дрогнут".

Нефть портит воздух

Из моего окна открывается "прекрасный" вид - на нефтебазу. Она испоганила, другого слова не подберу, красивейшее место на берегу Москвы-реки, почти в центре города. Земля, воздух, река - все пропитано нефтью. Почему городские власти не хотят этого замечать?

Г. М. В о л к о в а

ТО, что эту территорию, зажатую ЗИЛом, "Динамо" и другими заводами бывшего Пролетарского района, необходимо реконструировать, заметил в свое время еще первый секретарь Московской парторганизации Гришин, тогда фактически мэр города. Разрабатывались планы превратить это место в зону отдыха, в историко-мемориальный заповедник... Сегодня мечтать можно хотя бы о зеленой зоне и восстановленной набережной, которая открыла бы для автотранспорта еще один, самый короткий путь от Крутицкого до Автозаводского моста. Оказывается, насчет территории, прилегающей к ЗИЛу (то есть и этого участка берега Москвы-реки), есть решение городского правительства от 7 июля 1998 г. Там говорится и об озеленении, и об историко-мемориальной зоне, о реставрации рядом с Симоновым монастырем церкви Рождества Богородицы. Реорганизации подлежит не только территория ЗИЛа, планируется также изъять часть завода "Динамо". Заместитель директора "Динамо" по общим вопросам Геннадий Чуфырев: "Здесь должен быть выход к реке и колокольный звон. И, само собой, такие производства, как нефтебаза, тем более расположенные рядом с жилыми домами, со стадионом, надо выносить за город. Отходы нефтебазы попадают в грунтовые воды, а они, загрязненные, - в Москву-реку". Но давайте посмотрим правде в глаза. Несмотря на соображения экологии и планы городских властей, нефтебаза, похоже, еще долго будет портить здесь пейзаж.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно