Примерное время чтения: 4 минуты
131

Перечень хорош, но...

О том, что последний утвержденный "Перечень лекарственных средств, отпускаемых по льготным рецептам..." хорош, полон и продуман, различные руководители от медицины с начала года говорили не раз. Так убеждали, что почти убедили, но не всех.

С ЯНВАРЯ люди, страдающие эпилепсией, лишились права бесплатно получать целый ряд привычных им препаратов. Взамен им либо предлагались лекарства худшего, по их мнению, качества, либо покупка нужного препарата за деньги.

Дмитрий Рейхарт, зам. директора Департамента фармацевтической деятельности Минздравсоцразвития РФ считает, что "со стороны врачей являются спекуляцией утверждения об исключительных качествах конкретного препарата по сравнению с аналогами. Для нового "Перечня" торговые наименования отбирались исходя из соотношения цены и качества. Естественно, отсекались сверхвысокие цены на оригинальные бренды - мы не хотим платить за марку, у нас другая цель - лечение".

Согласимся - цель благая. Тогда чем же недовольны больные эпилепсией?

Что важнее: чудо выздоровления или поддержка российской фарминдустрии?

"ПРИ таком заболевании очень важны опыт врача в применении того или иного препарата и преемственность лечения, - рассказывает член правления Санкт-Петербургского общества страдающих эпилепсией Евгений Гольберг. - Заменять одно лекарство на другое, мотивируя это тем, что у них одинаковое действующее вещество, может оказаться и бесполезно, и просто опасно".

Получается, что при составлении льготного списка противосудорожных лекарств учитывалась прежде всего цена на него и приоритет отдавался отечественным фирмам-производителям. Поддержка родной фармпромышленности, конечно, - дело неплохое, но, выходит, о больных-то вспомнили опять в последнюю очередь?

"Не думаю, - говорит академик РАМТН и Европейской академии эпилепсии, профессор Леонид Зенков. - Сам список льготных препаратов для лечения эпилепсии (6 наименований. - Ред.) неплох. Он перекрывает потребности в лечении примерно 95-97% всех больных. Но разновидностей эпилепсий больше 50, и остаются еще 3-5% (а это десятки тысяч человек), которым нужны эксклюзивные лекарства".

Денег мало, да и те тратить не умеем

"ЧТО касается разговоров о "биоэквивалентности" лекарств, - продолжает Леонид Зенков, - то ее в природе вообще не существует.

Скорее это некая бюрократическая эквивалентность: мол, раз название действующего вещества одинаковое, то и действие препаратов будет одно и то же. Это не так. Вальпроевая кислота, например, используется во многих препаратах, в том числе и в депакин хроно, который из списка исчез. Но почему-то остался депакин энтерик, который хуже держит концентрацию в организме и который нужно чаще принимать, а значит, будет больше побочных эффектов. Наш дефинин помогает лишь 10% из тех, кто его принимает. В результате сложилась ситуация, когда вроде бы на лечение эпилепсии в стране тратятся огромные деньги, а вылечиваются от болезни всего 10-15% пациентов. Хотя должно быть не менее 80-90% тех, кто принимает препараты и при этом не имеет припадков, живет нормальной жизнью, работает, водит машину, растит детей. И 40% из них в конечном итоге должны расстаться с болезнью навсегда. Так в мире, но не у нас. Причин тому две. Во-первых, врачи вынуждены назначать крохотные дозы лекарств по принципу: лучше всем по чуть-чуть, чем одному все, а другому ничего. А во-вторых, лечат теми препаратами, что подешевле, а не теми, что качественнее".

Недавно Минздравсоцразвития пообещал, что в конце марта список льготных препаратов будет пересмотрен и доработан. Будем надеяться, что в лучшую для пациентов сторону. Ведь список для эпилептиков - не единственный, который вызывает негативную реакцию больных.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно