Примерное время чтения: 4 минуты
98

МЕДИЦИНА И ВЛАСТЬ. Диагноз: политик

Посмотришь выступление иного политика по телевизору, и даже без медицинского образования видно: ему же к психиатру пора! И возникает вопрос: а не ввести ли нам систему медико-психологических проверок, чтобы защитить нас с вами от проникновения в политику таких людей? Об этом беседа нашего корреспондента И. МОРЖАРЕТТО с заведующим кафедрой политической психологии Санкт- Петербургского госуниверситета кандидатом психологических наук А. ЮРЬЕВЫМ.

- Казалось бы, политика и "клиника" - две вещи несовместимые. Но поди ж ты...

- Возможность того, что в большую политику могут попасть (и попадают) люди" неадекватно реагирующие на ситуацию, весьма велика - так же, впрочем, как и в любую другую специальность. Ошибка пилота, машиниста, оператора на АЭС может стоить жизни сотням людей. Поэтому, скажем, летчики, космонавты, представители очень многих военных профессий обязательно проходят строгий профессиональный отбор - медицинский и психологический.

Но когда речь заходит о политике, отношение к этому вопросу резко меняется. Хотя цена ошибки в политике может быть неизмеримо выше. На памяти у всех имена политиков, развязавших войны, в ходе которых гибли десятки миллионов людей, разрушались города и целые государства.

ЛОГИЧНО говорить о введении в какой-то форме психологического отбора, чтобы не допустить в политику людей, способных на неадекватную реакцию, на грубые ошибки. Но на этом пути стоят три препятствия. Первое - морального плана. В нашей стране большой опыт использования психологии и психиатрии в политических целях. Сегодня я не вижу ни одного политика, ни одной политической силы, которые возьмутся всерьез за разработку законодательной базы такой процедуры.

Вторая сложность - при подходе к оценке политика ни в коем случае нельзя использовать бытовую терминологию, бытовые представления. Люди, делающие политику, конечно, по масштабам своих психологических функций существенно отличаются от нас, людей обычных.

- То есть нормальный человек в политику не пойдет?

- Я бы так не сказал. В большинстве своем они нормальные люди, но умение мыслить масштабами геополитическими, пойти на жертвы для достижения какой-то цели, рискнуть, сыграть ва-банк - дается далеко не каждому. Тут политик сродни полководцу, который посылает людей в бой, заранее зная, что приблизительно такое-то число их погибнет, столько-то будет ранено, но все это - ради победы. Поэтому с точки зрения бытового сознания не всегда правильно можно оценить действия политика. Он нормальный, но у него другие масштабы. И если мы для него будем все-таки применять какие-то процедуры отбора, параметры и критерии должны быть иными, чем в обычной жизни. Часть этих параметров нам известна, но другая часть - неизвестна и проверке не подлежит.

И в-третьих, для проведения подобной процедуры надо иметь правовые основы. Когда такие вводились в авиации, в армии, они на первых порах тоже были незаконными. Конституция и КЗоТ не оговаривали критериев, по которым человека не допускали к освоению той или иной профессии. Существовала как бы негласная договоренность между теми, кто собирается стать, скажем, летчиком, и теми, кто несет ответственность за полеты. Но такой вариант по отношению к политикам не пройдет.

Так что необходимость подобной проверки - вне всякого сомнения, но как это делать - пока неясно.

- И выхода нет?

- Пока что самым надежным способом считаются народные выборы. Люди рассматривают кандидатов на те или иные должности в государстве, используя свой жизненный опыт, здравый смысл, и отказывают в доверии одним и выбирают других.

Я не думаю, что нужно принимать какие-то законодательные акты, закрывающие доступ в политику людям, имеющим отклонения по медицинским параметрам. Нужно просто дать избирателям инструментарий, чтобы они, наблюдая за выступлениями кандидатов, применяли достаточный набор признаков и определений, которые позволят им самим провести экспертизу.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно