Примерное время чтения: 5 минут
98

ПОСЛЕ СКАНДАЛА. Кто украл нашу зарплату?

На вопросы Н. ЖЕЛНОРОВОЙ отвечает бывший министр финансов России Б. ФЕДОРОВ. Ныне он депутат Госдумы, руководитель подкомитета по кредитно-денежной политике ЦБР.

- Борис Григорьевич, многие вас не выносят на дух, потому что вы сознательно задерживали зарплату, чтобы добиться "искусственного" снижения инфляции.

- Это ложь, попытка прикрыть свою неспособность управлять экономикой. Правительство принимало решения по расходованию средств, которые не были предусмотрены в бюджете и, следовательно, незаконны. Большинство решений принималось вопреки Минфину.

- Почему это происходило?

- Потому что наши высокие начальники считали, что стоит им на бумажке написать "Минфину изыскать", как он обязательно "изыщет" деньги. Ни в одной стране чиновник не может потратить по своей воле и 100 долларов. Каждый человек в повседневной жизни знает, что жить надо по средствам. Если у вас в кошельке 100 рублей, то потратить больше можно, только получив кредит. У нас же без детального расчета тратятся триллионы рублей. Правительство считает, что тратить можно сколько хочешь, а поскольку нормальный кредит ему никто не даст, оно просто печатает больше денег. Но больше денег из воздуха не означает, что больше стало товаров. И если жена А. Заверюхи начнет тратить деньги, исходя как бы из двух его зарплат, то он быстренько напомнит ей, что зарплата у него все-таки одна. Но в отношении страны он действует совершенно наоборот.

Свою финансовую политику на 1993 г. мы проводили, исходя из той целевой кредитной эмиссии, которая была утверждена правительством. Но и она изрядно перебиралась. Возникли неожиданные огромные расходы - на выборы и референдум, на ремонт "Белого дома" и тому подобное.

- Вы обрушились на своих оппонентов (или противников) из-за того, что они хотят кредитовать аграрный сектор. Но в самом деле - некрасиво: пообещали заплатить крестьянам за зерно, а потом - как мелкие жулики - не стали платить...

- Поверьте, нигде в мире государство не закупает зерно! Наши же "бароны" от села сначала пробивают гигантский госзаказ на зерно - безотносительно финансовых возможностей государства (в июле 1993 г. под давлением Заверюхи и Стародубцева наш премьер утверждает закупочную цену на зерно на мировом уровне, хотя денег нет), а потом начинают требовать возврата "долгов". Отсюда - развал бюджета, глупое положение и премьера, и министра финансов. Но нынче "агробароны" снова требуют госзаказа на 1994 г.! Аналогично проводятся индексации зарплаты в бюджетных отраслях. Они всегда объявляются задним числом, хотя заведомо ясно, что денег нет и задержка на 1 - 3 месяца просто обеспечена. Вот только что подписали тарифное соглашение с угольщиками. Сколько раз обсуждалась бессмысленность таких соглашений. Невыплаченная зарплата, дотации незаконно потрачены на цели, которые не были предусмотрены. Теперь для прикрытия бесхозяйственности начальники вынуждены печатать дополнительные деньги, этим стимулируя инфляцию. А в конечном счете за эту безответственность мы с вами платим из своего кармана. Финансовая дисциплина, подразумевающая жизнь по средствам, а также ответственность и контроль, - вот реформа, которая нам нужна более всего.

- Вы сочувствуете премьеру, отказавшемуся от сильного министра финансов?

- Сейчас у Черномырдина задача - подыграть аграриям, коммунистам, выдавить молодчиков из правительства и начать все по-своему. Однако он не понимает, что административными методами экономику не заставишь работать. Да, согласен, Черномырдин и его новая команда - неплохие менеджеры, но в рамках крупного предприятия. Однако Россия - это не "Газпром". Здесь надо знать и понимать связь между валютным курсом, инфляцией и ростом производства.

- Кое-кто из вашей команды утверждает, что через три месяца в России все взорвется...

- Думаю, не через три, а через шесть месяцев. Есть законы экономики, которые невозможно обойти.

Однако предсказывать крах я не собираюсь, это ни к чему. Тем более что мы еще не знаем, какая будет политика. И пока я себя не отношу к оппозиции правительству. Другое дело, что есть (на 90%) опасения избрания правительством другого, худшего для России пути...

Конечно, если проанализировать состав правительства, то, кроме Чубайса (и то неясно, сколько он продержится), там мало истинных реформаторов. Шохин - это перерожденец, человек, любящий часами сидеть у премьера. Он дослужится до министра обороны. Дубинина, которого сейчас назначили и. о. министра финансов, привел я. Но сможет ли он сдержать вал давления на него, я не уверен. (Моя уникальность заключалась в том, что я мог послать "подальше" любого, а некоторые, как Лобов, вообще не могли до меня дозвониться. Я не склонен допускать тех компромиссов, которые постоянно допускал Гайдар.)

- Ваш уход в очередной раз был сопряжен со скандалом. Как это случилось - внутри события?

- Когда Черномырдин раскусил наши уловки и хитрости по проведению финансовой стабилизации (Минфин один боролся против всех), я понял, что время компромиссов закончилось, то есть они могут перевалить за ту критическую черту, после которой теряешь к себе уважение. Поэтому я решил уйти. Командиром без армии я быть не хочу. И привыкнув к своей достаточно высокой роли в проводимой финансовой политике, я не мог допустить, чтобы кто-то при живом Федорове (как министре) командовал финансами.

- Что бы вы посоветовали Президенту? Ваши "три карты"?

- Первое. Всегда придерживаться одной линии. Второе. Подобрать однородное правительство. Третье. Подумать о преемственности власти.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно