Примерное время чтения: 10 минут
84

В ГОСТЯХ У "АиФ". В. Шумейко: Будет стабильность - будет и богатство

Беседа с Председателем Совета Федерации Федерального Собрания РФ Владимиром ШУМЕЙКО.

- Владимир Филиппович, говорят, что в стране царит политический хаос, что дальше так жить невозможно. Неужели трудно найти пути к согласию?

- Да, политический хаос есть. Россия сейчас переживает пик активности политиков при минимальной активности избирателей. Причем активность избирателей упала и в стане демократов, и у оппозиции. Например, в Санкт-Петербурге на 50 мест в Думу было 750 кандидатов. В этот момент Собчак разрешил провести митинг против этих выборов по просьбе четырех партий коммунистической направленности. Они хотели собрать на Дворцовой площади 15 тысяч. К назначенному сроку явились 22 человека. Стало ясно, что людям все это надоело. Политики совершенно оторвались от жизни.

- Вы пережили два путча: один раз внутри "Белого дома", другой - снаружи. Как думаете, третий переживете?

- Думаю, третьего не будет. Нет сегодня предпосылок для этого.

- 4 апреля исполнилось полгода трагическим октябрьским событиям. Можно ли было их избежать?

- Вечером в пятницу 1 октября на переговорах защитниками "Белого дома" было поставлено условие, чтобы Президент пошел на досрочные выборы 12 декабря. Когда Президенту передали эти условия, он сказал, что, если речь идет о национальном согласии, он готов избираться хоть завтра.

Это стало известно в "Белом доме", и главный козырь противников был выбит. Вот тогда началась мгновенная эскалация событий. Демонстрация пошла с Октябрьской площади к "Белому дому" и начала громить здание СЭВ. Сразу же поехала колонна на "Останкино".

Мы всю ночь решали, что делать дальше. Невозможно было допустить распространения событий из Москвы дальше по России. Гражданская война в индустриально развитом государстве, когда можно взорвать любую электростанцию, химическое предприятие, оборонный завод, - это самоубийство. Нам что, Чернобыля не хватает?

- Но насилие пришлось остановить еще большим насилием: танками.

- Наш план был рассчитан на то, что Руцкой - военный, а не политик. Если профессиональный военный утром видит танки со стволами, направленными на него, то он прекрасно понимает, что они будут стрелять. Надо сдаваться. Но у Руцкого была надежда, что его защитят. Однако народ на эти танки не бросался, Руцкого с Хасбулатовым не защищал. И когда осажденным сказали: "Выходите все с белым флагом", из окна БД начал строчить пулемет. Первый выстрел из танка был сделан по окну, откуда строчил пулемет. После этого опять была пауза, рассчитанная на реакцию военного человека, которому дают одуматься. Ведь выстрелы будут до победы, раз это война.

В действительности никто не ожидал, что осажденные начнут военные действия. Армия не хотела развязывать эту войну. Меня возмущает, когда говорят, что вот Ерин вел себя слабо, что войска не стреляли. Вы думаете, так легко заставить солдата стрелять по своим?

Теперь я думаю: Руцкой - профессиональный военный, этого не отнять, но он там, внутри, не управлял ситуацией. Это точно. Потому что если парламент защищает Конституцию, но при этом разрешает защищать себя фашистам (помните, баркашовцы со свастикой на рукаве), то о каком законе, о какой Конституции, о каком парламенте можно вести речь? Ведь в Конституции записано, что недопустима даже пропаганда фашизма.

- Но, с другой стороны, в Конституции не записано и то, что избранный парламент можно расстреливать.

- Согласен с вами на сто процентов. Но в Конституции тоже не написано, что можно допустить гражданскую войну. Я, может быть, цинично скажу: упал самолет, погибло 75 человек. Пережили эту трагедию, что поделаешь? А возле "Белого дома" погибло 120 человек. Да, жалко. Но Россия спасена этой ценой, так как был восстановлен гражданский мир. Все, что мы сделали, сделали правильно.

- И вы полагаете, что память о тех октябрьских днях подсознательно подталкивает все политические силы к согласию?

- Согласие заложено в самой сегодняшней жизни. Уже никто не хочет этих баталий. Простым людям более понятно, чем политикам, что Россию можно развернуть один раз в сто лет. Россию, как огромный корабль, сейчас только-только развернули к реформам. И что: опять назад?

- Можно ли договориться, когда идет яростная борьба за власть?

- Захватить власть легче, когда все разрушается. А получить ее демократическим путем - через выборы, ясное дело, труднее. Но почетнее. Тогда прежде всего давайте эту власть укрепим. Институт президентства - самый молодой в государстве. Всегда был царь. После царя - генсек, тот же самый царь. Впервые в России родилась демократическая президентская власть. А когда она окрепнет, тогда демократическим путем и будем к ней приходить. Но ведь многие не хотят ее укреплять!

- Став депутатом России, вы тоже все время у руля власти. Наверное, не просто было быть замом Хасбулатова?

- После того как меня сделали его заместителем, у нас сразу же возникли сложные взаимоотношения. Перед VI съездом он говорит мне, что надо будет выступить и разгромить гайдаровское правительство. Я ответил, что у меня другое мнение: правительство Гайдара делает сегодня то, что необходимо и возможно только в этой обстановке. Дело же не в шоковой терапии. Ее нет, и никто никакой шоковой терапии не устраивал. Никому из нас с нашим социалистическо-хозяйственным мышлением не пришло бы и в голову взять и освободить цены. И Гайдар правильно предлагал освободить цены сразу на все. Но ведь не согласились... Главное достижение наших реформ - это то, что рынок наполнился на 76% при ценах выше мировых. Вот теперь мы с вами можем развивать своего товаропроизводителя. А тогда страна стояла на грани полного разгрома и развала... Кое-кто теперь говорит, что Гайдар виноват, что Ельцин виноват, что они разрушили всю экономику и все государство. Они ее спасли. А разрушала ее КПСС.

- А как же те деньги, которые уходят за рубеж, причем за природные ресурсы - народное добро?

- А почему иностранные инвесторы не вкладывают деньги в российскую экономику? Да не вложат они ни копейки, пока видят, что наши открывают свои счета за рубежом! И делают это, потому что они абсолютно не знают, как здесь пойдут дела. Они допускают, что может наступить такой день, когда их деньги отнимут и все вернется назад.

- Почему бы правительству не завоевать кредит такого большого доверия, чтобы и наши держали деньги здесь, да и зарубежные фирмы не прочь были бы вкладывать свои средства в экономику России?

- Людей невозможно переделать за один день. На Западе на нас смотрят точно так же: сегодня у них одно, завтра -другое, а послезавтра - третье. Будет стабильность, сюда вложим деньги, а не будет - даже богатые соотечественники уедут со своей семьей, будут жить там. Люди же остаются людьми, они просто не верят. Раз согласия в государстве нет, спокойствия нет, стабилизации нет, так зачем же я буду эти деньги держать здесь?

- Благодаря вашему обаянию вы умеете выходить из всяких передряг. Но в вашей жизни были ситуации, когда все было против вас. Как вы, при вашем уме, можете в них попадать?

- Да уж, я это испытал. Особенно в прокуратуре. Тогда я попросил издать указ и временно освободить меня от должности, чтобы разобраться. Более тяжелого времени я в своей жизни не испытывал. Когда мне принесли документ и спросили: "Это ваша подпись?" Я отвечаю: "Моя". - "Это не подделка?" - "Нет, это моя подпись. Но такого текста я не подписывал". Самое печальное в том, что есть ряд документов на того же Руцкого или на меня, которые сделаны в одном и том же месте, по заданию одних и тех же людей. Это создает самое гнетущее впечатление. Ведь сам по себе Руцкой никогда не был таким, каким он стал. Мы сами себя лепим и других тоже - в зависимости от того, как они этой лепке поддаются. И история нас всех лепит.

- Вы снова в президиуме, и перед вами не съезд, не бывший парламент, а по существу - маленькая группа людей - Совет Федерации. Можно ли с ними добиться согласия?

- Согласие сегодня предлагает Президент. Если самый главный политик считает, что Россия готова к этому согласию, это уже показательно. Раньше он такого не мог предложить. А в Совете Федерации политики высокого ранга. 67% - люди, обладающие реальной властью. К ним сегодня обращено это согласие. Даже коммунистическая ветвь предложила свой текст согласия ради России. Президент понимает, что не может быть двух-трех согласий. Оно бывает одно. Или оно есть, или его нет. Когда Черномырдин первый раз пришел в Совет Федерации, он сказал, что японцы, выходя из экономической отсталости, работали без единого выходного, по 12 часов в день. И раздались аплодисменты всего Совета Федерации. Было видно, что наступил переломный момент: все поняли, что надо, пора работать.

Вот это и есть элемент согласия, который проявился в эмоциях. Такое настроение выдало всех политиков: надоело это все, надо найти согласие и начать работать.

- Бывший президент США Никсон говорит, что Жириновскому с его демагогией и грубостью никогда не быть президентом России. Чубайс заявляет, что к осени Жириновский намерен стать президентом. Как вы думаете, имеет ли он шанс?

- Стиль Жириновского - это не клоунада, а теория популизма. Она состоит в том, что человек должен о себе заявить в максимальной степени эпатажно, как в спектакле талантливого режиссера. Через неделю люди забывают, о чем он говорил, но помнят, кто говорил. А попробуйте все вспомнить и повторить? Не удастся. И Гайдар, и Чубайс говорят, что вместе с Жириновским пришел фашизм. А на самом деле Жириновский популист, но не фашист. В выборах в основном участвовали пенсионеры. А они не могли голосовать за фашистов. У нас нет семьи, в которой бы не пострадали от войны.

Мы великая нация, и Россия, начиная от Ивана Калиты, всегда развивалась вширь. По пути развития, вбирая в себя народы, конфессии, культуры, она превратилась в империю. Пришли коммунисты и взяли на вооружение эту имперскую теорию. "sup"1"/sup"/"sub"6"/sub" часть суши - "великий, могучий Советский Союз". Мы гордились этим. Нас всех на Западе называли русскими, хоть ты татарин или еврей. И вдруг впервые за всю тысячелетнюю историю Россия потеряла часть своей территории. Русские люди, которые остались за ее пределами, стали "русскоязычными", "национальным меньшинством", кем только не стали!

Нация испытала психологический шок. И Жириновский очень грамотно воспользовался этим.

- Вы активно высказывались по поводу создания Евразийского союза. Это что, осознание допущенной ошибки? Как по-вашему, Союз возможен?

- Возможен, но не сегодня. Мы начали об этом говорить, чтобы "прокачать" эту мысль в обществе. Сама жизнь заставляет. За пределами России осталось много русскоязычных. Мы предлагаем странам СНГ ввести двойное гражданство. Но если рассчитывать на это, то зачем нам между собой устанавливать границы, таможенные пошлины?

Нужна более жесткая организация того, что называется содружеством. Почему бы нам сразу не выйти на мировой уровень и не создать из СНГ Евразийский союз, цивилизованный союз стран, направленный навстречу интересам друг друга?!

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно