127

СОВЕТСКИЙ ТЕАТР БЫЛ САМЫМ КОММЕРЦИАЛИЗИРОВАННЫМ. Искусство учится считать деньги

Принято считать: культура сегодня гибнет. Вот мнение профессионала. Геннадий Григорьевич ДАДАМЯН, профессор, заведующий кафедрой социологии Российской академии театрального искусства и директор Высшей школы деятелей сценического искусства, социолог и историк театра, за все время нашей беседы ни разу не заглянул ни в какие справочники, все цифры, факты, даты - на память.

ЧТОБЫ понять, что происходит с театром сейчас, вспомним недавнее. Демократизация общества, пришедшая с перестройкой, неизбежно повлекла за собой в сфере искусства сначала снятие идеологических, творческих запретов, постыдной цензуры, затем - хозяйственную, экономическую свободу. Трудно было предположить, что такая ломка, такая революция пройдет гладко и беспроблемно. До 1989 г. единственным источником финансирования театров был госбюджет - выдавалась дотация, которая шла на покрытие плановых убытков. Замечу - театр, культура вообще во всем мире относятся к некоммерческой сфере, заведомо убыточной. Даже среди бродвейских театров лишь 15% -прибыльные, да и то не за счет кассовых сборов, а за счет продажи авторских прав, атрибутики и символики, прочих видов "сопутствующей" деятельности. У нас же до сих пор не принят закон о разделении на коммерческую и некоммерческую сферы, отсюда и столько, казалось бы, неразрешимых проблем: от искусства все ждут прибыли, а оно никак не может быть прибыльным, и нет этого нигде в мире!

Но это вовсе не значит, что надо напрочь забыть о зрителе. Я сказал о том, что единственным источником финансирования театров было государство, это так, но - и кассовый сбор. Представьте, советский театр был в этом смысле самым коммерциализированным среди театров стран социалистического содружества. Доля государственной помощи составляла в среднем в 70 - 80-е годы от 35 до 40%, остальное - кассовые сборы. Для сравнения - в ГДР, Болгарии, Чехословакии средства от продажи билетов покрывали 15 - 20% расходов театров, а остальное давало государство - соответственно, львиную долю.

До 1986 г. процент кассового сбора в наших театрах был высок - до 50%. Потом, после 1989-го, он стал стремительно сокращаться, а в 1992 году упал до 5 - 10%. Печальная тенденция: театр становится все более нечувствителен к зрительским интересам.

Эта тенденция определилась еще с 1982 г. С 1985 г. мы потеряли более 25 миллионов зрительских посещений. Хотя нужно всегда помнить, что благополучие нашего театра в прежние годы было чаще всего формальным, статистическим и не отражало реальной картины: ведь вся страна - это был как бы один всесоюзный драмтеатр, на 70 - 80% в театрах страны совпадал репертуар. А сколько "гнали" спектаклей! В иные времена - до 600 в год.

ИТАК, получается будто бы прямая зависимость: дали свободу творчества, отпустили экономические вожжи, а зритель в итоге от театра отвернулся? Так, да не так. Это был важнейший шаг, когда после 1989 г. театрам было разрешено иметь альтернативные источники финансирования, то есть спонсоров, - государство перестало быть здесь монополистом. Но надо еще уметь использовать эту свободу, надо уметь искать эти источники, а в сегодняшней ситуации экономического коллапса и неразберихи людям искусства, привыкшим витать в эмпиреях, это очень и очень трудно. Ведь именно наши творцы так привыкли питать презрение к "прозе жизни", к деньгам, на Западе-то каждый художник умеет их считать. И тем не менее, когда театры из планово-убыточных сразу стали "самоокупаемыми", в 1990 г. сложилась парадоксальная ситуация: доходы театров в совокупности примерно в 2,4 раза превысили их расходы. Золотое было время: на 1992 г. было запланировано выделить из госбюджета на культуру даже не 2%, зафиксированные в Законе о культуре, а 2,3%, в некоторых же регионах России из местных бюджетов выделялось более 6%. Еще один парадокс: число государственных театров за последние годы... растет: с 1985 по 1990 г. оно выросло на 45, в 1991 - 1992 гг. - еще на 27, в 1992 г. - на 17. В республиках Российской Федерации, например, считают необходимым открывать собственные театры (государственным признается коллектив, среди учредителей которого есть субъект Федерации).

Сегодня из госбюджета на культуру дано 0,3% (в Москве -1,7). Новый, ожидаемый "класс" добровольных спонсоров-меценатов не спешит оказывать ощутимую и стабильную помощь, да и трудно было предполагать, что он родится так скоро, кроме того, нужны и соответствующие льготы, законы, чего у нас пока не предвидится, а без этого и Закон о культуре не сработает так, как следовало бы. Между тем без спонсоров сегодня существование искусства вообще немыслимо...

А падение посещаемости - это тоже общая тенденция, и она наблюдается не только у нас. Но при этом, на мой взгляд, одновременно идет формирование "своего" зрителя, так называемой зрительской элиты, прежде всего в небольших, камерного типа театрах (сейчас вообще - их время). Традиционно зрительским остался, скажем, в Москве "Ленком". Ходят "на Виктюка", "на Фоменко", на молодого, талантливого Женовача - в Театр на Малой Бронной. Ходят в театр, представьте, и в некоторых городах провинции - в Уфе заполняемость зала до 95%. Идет процесс осознания своей роли в отношении к культуре, к театру на местах (а финансирование и управление теперь передано местным органам власти). Будет высок престиж искусства - будет и оплата труда соответствующая, правда, она должна быть дифференцирована. В дореволюционной России, у которой, кстати, вообще есть чему поучиться по части организации театрального дела, актер-дебютант получал 40 - 50 рублей в месяц за 20 выходов, а Шаляпин - 40 тысяч за 50 выступлений в год в Большом. Это нормально: звезда есть звезда, талант есть талант.

Сегодня есть множество новых, необычных для нас вопросов, проблем, понимать и решать которые еще долго придется учиться. Должны стать широко распространенными в искусстве такие, скажем, профессии, как продюсер, менеджер. Сейчас их время. Раньше они возникали стихийно. Кто был директором МХАТа? Немирович-Данченко, драматург, режиссер, театральный педагог. Он совмещал все это в одном лице, и совмещал талантливо. А Федор Абрамович Корш? Он тоже был самым настоящим менеджером в театре, у него была сильнейшая в России труппа, у него выучились такие известные русские антрепренеры, как Бородай, Соловцов, Синельников, это он заказал Щепкиной- Куперник перевод "Сирано де Бержерака".

Такие деятели и должны руководить театральным процессом. И они сегодня есть, но тоже появляются как бы сами собой. Владимир Пахомов, худрук интереснейшего театра в Липецке, талантливый режиссер - он же замечательный менеджер, хозяйственник, организатор. Такое, конечно, встречается не часто. Поэтому нужно готовить, учить таких людей. 20 лет в ГИТИСе существует факультет менеджмента. А в 1988 г. мы открыли Высшую школу сценического искусства, где преподают зарубежные педагоги, читают лекции по маркетингу, менеджменту, и наши выпускники теперь работают в самых разных сферах, связанных с культурой.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ситуация, конечно, не способствует сегодня решению многих проблем в театре: скажем, развитию театров-студий, без которых немыслимо движение в искусстве. Нет пока возможностей для создания информационно-поисковой системы в театре - компьютерной актерской биржи: биржа предполагает контрактную систему, как во всем мире, а ее в сфере искусства у нас нет. Должна развиться и антреприза - прекрасная форма существования театра, известная по дореволюционной его истории...

А критерий всему один - зритель!

Записала Марина МУРЗИНА.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно