67

В ГОСТЯХ У "АиФ". В Сибири потрясений не будет

Беседа с губернатором Омской области, членом Совета Федерации Леонидом ПОЛЕЖАЕВЫМ.

Существует афоризм, что революции происходят в столицах, а гражданские войны - в провинции. Насколько сейчас велика социальная напряженность в Омске и вообще в Сибири?

- Даже в крупных регионах Сибири она имеет точечный характер. Социально- политический фон в Омске ровный. Он основан на определенной стабильности, несколько более выгодной экономической ситуации. Но как это удается делать - особый разговор.

Вот вам пример. В Сибири всегда сложно проходят уборочные кампании: снег, дождь, убрать черно с 2 млн. га - это что Берлин взять. Естественно, у меня есть оппоненты, есть оппозиция, особенно в аграрной среде она наиболее организованная, наиболее сколоченная. Они все ждут такой осени, когда наконец Полежаев провалится. Гак вот я просчитал, какие силы были задействованы в уборке урожая в самые урожайные годы (это были 70-е гг.). На одних и тех же площадях - 2 млн. га пахотных земель - в 1970 - 1985 гг. в уборке участвовало 15 - 16 тыс. комбайнов, 30 тыс. автомобилей, 45 тыс. человек привлекались с предприятий городов. В прошлом и позапрошлом годах в Омской области были получены самые высокие урожаи за последние 30 лет. Однако на уборке мы обошлись 7 тыс. комбайнов вместо 16, 3,5 тыс. машин вместо 30 тыс., и ни одного человека мы не привлекали с предприятий городов. При этом весь хлеб убран. В чем тут дело? Теперь колхозы и совхозы - это акционированные предприятия. Каждый акционер имеет свой пай - несколько га личной земли, в зависимости от площади, которой владеет акционерное общество. Все предыдущие годы комбайнер работал за заработную плату. У него был 5-й разряд механизатора широкого профиля. На уборке он мог заработать максимум 500 руб. в месяц. Сегодня он работал не за зарплату. Мы ни бюро не проводили, ни инфарктов не было, ни из партии не исключали, ни ипатовский метод не применяли. Но крестьянин работал на своем поле. Он знал, что убирает хлеб, который его будет кормить.

- Леонид Константинович, вы - один из основоположников и руководителей Сибирского соглашения. Что это такое? Не приведет ли оно к создании) некоей Сибирской республики? Не превратится ли Россия, как пугает оппозиция, даже не в двадцать княжеств, которые были в XVI веке, а в 89 разрозненных субъектов Федерации с размытой центральной властью?

- На мой взгляд, руководители в регионах - это все-таки государственники. Никто из них не посягает ни на целостность государства, ни на приоритеты государственной власти. Когда началась реформа, когда произошел распад Союза, руководители сибирских регионов, может быть, быстрее всех других забеспокоились о том, как же быть дальше. Давайте разберемся, что такое Сибирь для России? Просто географическое понятие? Или материально- техническая и сырьевая база? Или это оружейная мастерская? Как сегодня внутренне сбалансирована Россия в геополитическом и экономическом плане с утратой Украины, Беларуси и Прибалтики? Наверное, теперь надо смотреть на Сибирь именно с этой точки зрения. Самой Сибири такая экономика, которая там сложилась, не нужна. Поверьте, что мне в Омске ни к чему выпускать по 800 танков в год. Для того, чтобы прожить самостоятельно 18 миллионам человек в Сибири, достаточно ее сырьевых ресурсов: леса, нефти, газа и т. д.

Когда мы начинаем сверять свои бюджеты, свои отчисления в федеральный бюджет, сопоставлять их с бюджетами других регионов, то обнаруживаем явный дисбаланс в пользу центра.

Я еще раз возвращаюсь к принципу, не мной придуманному, что не может быть реформа лоскутной. Не может она быть и одномерной на всю страну. Она должна быть регионализирована. В Сибири, например, есть отрасли, которые даже не подлежат конверсии. Как можно, например, конверсировать предприятие, которое было ориентировано на производство взрывчатых веществ или атомной бомбы? Их просто нужно закрывать.

- Когда Гайдар начал свои реформы, он исходил из того, что нет экономики социалистической, нет экономики капиталистической, и развивается она по общим для всех законам. Так же, как нет физики или химии социалистической или капиталистической. Поэтому центр не может не заниматься общими проблемами, скажем, той же либерализацией цен. А регионы должны заниматься своими проблемами.

- Так надо дать им возможность заниматься этими проблемами. Это первое. И второе, даже имея в виду, что экономика имеет общие законы, она не может не учитывать особенностей той территории, на которой действуют эти законы. Она должна учитывать национальные особенности человека, его ментальность, психологию, отдельно психологию труда, к которому он привык на протяжении многих лет. Многие наши неудачи происходят оттого, что экономисты, вроде все правильно проектирующие, не учитывают этих очень важных элементов и качеств.

Думаю, нужно больше доверять местным властным структурам, региональным ассоциациям. Да, у нас должна быть единая транспортная, единая энергетическая система, единая внешняя политика, оборона. Но не надо меня учить, как жить с пограничным Казахстаном. Я это знаю лучше, чем москвичи. Давайте определим, что на содержание государственных структур, поддержание государства мы должны отдать в виде федерального налога определенную сумму. А сейчас Омск 82% налогов отдает в федеральный бюджет!

- То есть вы считаете, что несовершенна налоговая система?

- Конечно. Пусть даже небольшая часть остается в регионах, но разумная. Это необходимо для воспроизводства, для создания рабочих мест, поддержания социальной и производственной инфраструктуры.

- У Немцова в Нижнем Новгороде над реформой работает Явлинский, кто- то консультантов из Америки пригласил. Есть ли в Сибирском соглашении такой гениальный ум из Москвы, из Штатов или из Южной Кореи?

- Разработка региональной экономической политики, регионализация реформы у нас в Сибири - дело рук и ума В. В. Малыхина. К сожалению, он не так давно погиб. Это был великий экономист.

- Бели Борис Николаевич предложит вам хороший пост в Москве, вы поедете?

- Мне не раз предлагали. И если я сегодня должен сказать "да" или "нет", я скажу "нет".

- То есть вы чувствуете, что в Омске у вас есть реальные полномочия, реальная власть?

- Да. Но я не мог бы работать в одиночку. Я фигура не харизматическая, а просто добротный хозяйственник.

- Есть ли вероятность того, что Совет Федерации может войти в столкновение с исполнительной властью?

- В этом никакой драмы я не вижу. Каждый должен действовать в рамках своих полномочий. Но по каким-то вопросам и должен входить в конфронтацию.

- Но не до такой ли степени, как это было в октябре прошлого года?

- Нет. Это исключено. Там просто другие люди. Во-первых, большинство членов Совета Федерации - это люди, знающие, что такое управление, что такое ответственность. Руководители исполнительных структур - это не секретари обкомов. Я, например, не тот руководитель, которым можно манипулировать. Совет будет вмешиваться, понуждать правительство вносить коррективы в программу действий. Но это естественно.

Приведу пример. Я профессионал-гидростроитель. Пока строишь крупный гидроузел, проходят годы, идет накопление воды. Когда открываются шлюзы, чтобы пустить воду по новому участку русла, туда устремляется бурный поток. Все кипит, крутится, собирает старый мусор и вместе с пеной летит на поверхность. Но потом все успокаивается, а пена прибивается к берегам. В центре остается спокойное, чистое русло.

Это напоминает нашу политическую жизнь. Я думаю, что процесс формирования русла уже начался. Он становится спокойнее, осмысленнее. Но где-то еще подмывает, где-то обрушивается, где-то проваливается. И это можно понять.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно