Примерное время чтения: 5 минут
94

22% РОССИЯН ЧИТАЮТ ЭРОТИЧЕСКУЮ ЛИТЕРАТУРУ. Сексуальность 21-го века

Как вы думаете, какая связь между приватизацией и сексом?..

Правильно. Сегодня в этих столь разных сферах нашей жизни идет один и тот же процесс - индивидуализация. "Сексуальность - это лично моя ценность, и никто: ни семья, ни государство, ни церковь - не вправе контролировать это", - считает сегодняшний человек, где бы он ни жил - в России ли, в Америке или во Франции. Общество признает, что сексуальность - это на самом деле положительная социальная и культурная ценность, что это предмет, имеющий отношение не только к бытовой культуре, но и к культуре в широком смысле слова. Демократическое общество отказывается от жесткой регламентации сексуальной жизни, предпочитая плюрализм и терпимость. Иными словами, кто, как, почему, в каком возрасте и с кем - это глубоко личное дело каждого человека (пары). И мы все понимаем, что это расширяет границы свободы личности! Но куда деться от прежних норм?..

МНОГИМ казалось, что сексуальная революция 60-х годов навеки похоронила романтическую любовь, семейные ценности и традиции. Все стали свободными, раскрепощенными и... развращенными? Так ли это?

Недавние исследования в некоторых западноевропейских странах показывают, что быстрое снижение возраста начала половой жизни, происходившее в 60 - 70-х годах, в 90-е годы остановилось. Взрослые, а отчасти уже и подростки, становятся более избирательными, восстановились ценности романтической любви и стабильности отношений.

Если это закономерный результат сексуальной революции, так, может, и волноваться пока не стоит, просто надо пережить "пик свободы", и к нам сама собой вернется ценность романтической любви? Это так - и не так...

НА БАРРИКАДАХ СЕКСУАЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИИ

СЕКСУАЛЬНАЯ революция расширяет индивидуальную свободу только при наличии достаточно высокой общей и сексуальной культуры. Россия 60 лет находилась во власти глобальной сексофобии. Секс от этого, разумеется, не исчез, зато сексуально-эротическая культура - просвещение, наука, эротическое искусство - была выкорчевана до основания. Естественно, как только репрессивный режим ослабел, секс стал одним из символов освобождения личности. Это и вызвало в конце 80-х годов состояние моральной паники, которую КПСС и социал-шовинисты пытались использовать для дискредитации гласности. Как и предсказывали специалисты, антипорнографическая кампания провалилась и даже дала эффект бумеранга.

При опросе общественного мнения, проведенном ВЦИОМ в феврале 1991 г., идею "запретить показ фильмов и распространение печатной продукции имеющей эротическое содержание" поддержали только 29% опрошенных. Прежде всего пенсионеры, люди с образованием ниже среднего, члены КПСС и военные. Среди людей моложе 25 лет таковых нашлось только 8%. "Появление обнаженного тела на экранах кино и телевидения" однозначно отрицательно оценили 60% тех, кто старше 60 лет, и только 12 - 15% тех, кому меньше 30. Летом 1992 г. (согласно опросу ВЦИОМ) Россия занимала второе место после Эстонии среди бывших советских республик по чтению эротической литературы - ее читают 22% опрошенных россиян.

Но что за литературу мы читаем и что за фильмы мы смотрим?

Главные тенденции развития массовой сексуальной культуры сегодня, увы, - вульгаризация, сведение сложных любовно-эротических переживаний к примитивной сексуальной технике, коммерциализация - создана уже высокоприбыльная секс-индустрия, не имеющая ничего общего ни с эстетикой, ни с этикой, ни с педагогикой. Россиянам продают главным образом американскую залежалую полупорнографию, собственный же российский порнобизнес и вовсе лишен каких бы то ни было моральных и эстетических правил.

Как реакция на все это, у представителей старших возрастов и просто консервативно настроенных людей, возникает стремление вернуться назад к "целомудренному прошлому", идеализированному и на самом деле никогда реально не существовавшему. "Домострой" становится единственной альтернативой безнравственности. Водораздел между двумя этими тенденциями идет по тем же признакам, что и отношение к рыночной экономике: возраст, образовательный уровень, место жительства (город или деревня) и, в меньшей степени, пол.

ПЕРЕСТРОИМ НАШ МОНАСТЫРЬ В БОРДЕЛЬ

ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ли мы идем к катастрофе, "реабилитировав" секс и эротику? Нет. Хотя средний возраст начала половой жизни снижается, он пока что выше, чем в Западной Европе. Но из-за отсутствия семейного и школьного сексуального просвещения (только 13% родителей говорили с детьми на эти темы) либерализация половой морали обходится очень дорого. Страна занимает первое место в мире по числу абортов. Растет сексуальное насилие, даже самые страшные сводки МВД далеки от реальной картины. Из 785 изнасилованных, позвонивших в 1993 г. в Санкт-Петербургский центр помощи пострадавшим от сексуального насилия, в милицию обратились только 37. Распространение венерических заболеваний принимает характер эпидемии. Образы и нормативы, пропагандируемые порнобизнесом, так же далеки от реальной жизни, как бесполый кодекс строителя коммунизма.

Что же будет с нами дальше? Я вижу три возможных варианта.

Первый. Если мы сумеем сравнительно быстро внедрить в школьные программы элементарное сексуальное просвещение, используем средства массовой информации, не будем мешать развитию высокой эротики и локализуем наиболее одиозную порнографию (в первую очередь детскую и пропагандирующую насилие), развитие пойдет по европейскому варианту. Хотя ни государство, ни семья, ни церковь не смогут контролировать сексуальное поведение каждого человека, общество сможет резко уменьшить связанные с ним опасности.

Второй. Если все будет продолжаться, как сейчас, развитие пойдет по сильно ухудшенному американскому варианту: дальнейший рост сексуального отчуждения и насилия, нежелательных беременностей, абортов и т. д.

Третий. В случае политической победы консервативных, красно-коричневых сил одной из первых жертв сексофобии станет эротическая культура. Сексологические издержки непременно усугубятся политическими: углублением конфликта поколений, травлей сексуальных меньшинств и т. д. Неизбежной реакцией на это будет новая разрушительная революция, в которой секс опять станет символом освобождения.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно