Примерное время чтения: 7 минут
82

С ПОЛИТИКАМИ - НИ СЛОВА О ПОЛИТИКЕ. Когда я был маленьким

По Фрейду, все в человеке закладывается в младенческом возрасте - и характер, и воля, и судьба. С ним еще долго будут спорить и доказывать обратное своим примером. И все-таки если это так, то из каких детей получаются лидеры?

О своем далеком детстве вспоминают депутаты Государственной Думы. А попутно делятся мыслями о воспитании.

Андрей НУЙКИН:

- Совсем маленьким? Я любил, например, прятаться с головой под одеяло и сочинять разные истории про Мальвину - девочку с голубыми волосами. Она была моей героиней. Любил играть в солдатиков, которых делал из старых шахмат. Они позволяли фантазии создавать бесконечные комбинации и придумывать разные сюжеты. Каждый раз я их по-разному снаряжал и одевал. Мне кажется, что сегодняшние игрушки не будят детской фантазии, они запрограммированы на определенный неизменный образ. Точно так же мы с педагогами тревожимся о не всегда положительном влиянии телевидения на детей. Чтение - куда более творческий процесс. Но возникает тупиковая ситуация, когда телевизор уже полюбил, а читать еще не привык. Обратный процесс очень трудный.

- А что вы не любили в детстве?

- Хулиганов.

- Вас что, часто били?

- Мы дрались. А однажды после честной рыцарской драки мой противник нажаловался уголовным мальчишкам, и те меня встретили и сильно избили. Но с гордостью могу сказать, что это меня не напугало, а потом я встретил этого мальчишку и надавал ему как следует.

- В вас много осталось мальчишеского до сих пор?

- Неприлично, наверное, так говорить с седой-то бородой, но странное ощущение приходит иногда: вот каким я себя внутренне воспринимал мальчишкой, таким я и остался. Вообще, я понял, что душа - она всегда молодая, если это не больная душа.

Анатолий КАШПИРОВСКИЙ:

- Я любил играть, ходить на пляж, купаться в речке. А не любил ограничения свободы. Меня немножко лупили за непослушание. Часто вспоминаю деревню, где я жил у бабушки. Там я впервые увидел лошадей и майских жуков. Майские жуки мне очень нравились. Где они сегодня - майские жуки? Их нет, потому что удобрения все уничтожили. Два года назад я был в нашей деревне. Все там не так, как прежде: где был холм - там гладко, где был ручей - там пусто.

- Как, по-вашему, правильно воспитывать детей?

- Как профессионал-психотерапевт я говорю: не знаю, потому что любой конкретный ответ будет глупым. И вообще все вопросы, которые считаются каверзными, тоже глупые.

Григорий ЯВЛИНСКИЙ:

- Помню дом во Львове, где я родился в железнодорожном роддоме на втором этаже.

Когда я вспоминаю детство, то вспоминаю свой детский сад, помню свою воспитательницу Клавдию Александровну. У меня и сейчас очень много друзей осталось с детского сада.

Я очень любил своего отца. Я родился вскоре после того, как он демобилизовался, и гордился им настолько, что мне даже трудно объяснить сейчас, какая это была гордость. А не любил я в детстве, когда мои родители ссорились.

Сегодня мне хотелось бы, чтобы дети не видели лицемерия по отношению к ним и вообще к жизни. Любить-то они вас будут - вы их родители. Гораздо труднее сделать так, чтобы они вас уважали и вами гордились.

Глеб ЯКУНИН:

- Мой отец был штабс-капитаном царской армии, потом пошел служить к красным - в коннице Буденного играл на кларнете. В дальнейшем играл в ресторанах, в кинотеатрах, закончил консерваторию. Я помню, когда открывалась наша знаменитая выставка - ВДНХ, мы выступали вместе с папой, причем я танцевал. Самое приятное детское воспоминание - это когда отец, поздно вернувшись с работы, клал мне под подушку конфеты. Когда началась война, отец стал безработным, а я рос почти как хулиган, на улице. Как все мальчишки, я бегал в тряпичных колодках на деревянных подошвах и любил американское суфле, которое нам иногда доставалось. Воровал дрова с проезжающих машин, чтоб не замерзнуть.

- Ваши дети похожи на вас?

- С детства они религиозные люди: ходят в церковь, читают духовные книги. Сейчас ведь много хорошей религиозной литературы и для детей: "Библия для самых маленьких", есть пластинки, где Библию читает И. Смоктуновский. Во многих школах сегодня вводится Закон Божий. Для этого нужны два условия: согласие педагогического совета и согласие родителей. Проблема в том, что таких преподавателей никто не готовит. Я считаю, что надо при пединститутах создать богословский факультет. И наоборот - при духовных академиях, семинариях надо делать педагогический.

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:

- Я помню себя: круглосуточные ясли, круглосуточный детский сад - пятидневка. Мама была на работе целый день. Иначе на что жить? Воспитатели и медсестры в детсаду были очень добрые: давали витамины, питание хорошее. Конечно, мы страдали без родительской заботы, играли всегда одни.

- Вы сильно изменились с детских лет?

- Конечно. Но я с удовольствием готов поиграть в футбол. Когда еду на машине мимо какой-нибудь деревни и вижу, как сельские мальчики играют в футбол, я им завидую. Я готов бросить машину и поиграть с ними. Но пока я собираюсь с духом, пока думаю, а не испачкается ли костюм, машина уже проезжает дальше, и мальчики скрываются из виду. Но мне бы так хотелось поиграть с ними и ни о чем не думать.

Павел БУНИЧ:

- Учился я всегда на отлично, о чем не жалею. Убежден, что при прочих равных условиях (талант, сила воли) тот, кто лучше учится, больше сможет и успеет.

Я любил учиться. Еще я любил шоколад, конфеты и другие сладости, чего не советую любить другим.

Самым большим праздником в моем детстве было, когда я мог съесть банку сгущенного молока (тогда это было дешево и доступно). Я этих банок съел, наверное, цистерну. И тем, что у меня сегодня диабет, я обязан именно этому огромному количеству сладкого.

- Значит, вас баловали в детстве?

- Этого бы я не сказал. Видите ли, когда я был маленьким, моего отца посадили на 17 лет. За что? Разве кто-нибудь знает - за что? Известно только стало, когда он вышел, что на него написала донос наша соседка по коммунальной квартире. Все детство я чувствовал на себе клеймо ЧСИРа - члена семьи изменника родины.

А вот своего сына, признаться, баловал. Знал, что это непедагогично, но ничего не мог с собой поделать.

Мне хотелось, чтобы он был счастлив, и я всегда уважал его интересы. И сегодня с интересом прислушиваюсь к его мнению, нахожу, что он бывает прав чаще, чем я, хотя он кандидат наук, а я академик.

Молодые умеют мыслить вопреки стереотипам и авторитетам. В этом смысле чистая страница всегда лучше уже исписанной. Вы обратили внимание, кто сегодня лучше вписался в новую экономическую систему? Конечно, молодежь.

Вместо послесловия

Остановиться, оглянуться посреди политических баталий и поговорить о той поре, когда деревья были большими, - это трудно, это может не каждый. А что, если парламентариям почаще вспоминать и думать о хорошем - о детстве, о первой любви или о весенней травке? Может, тогда они будут терпимее и им будет легче понять друг друга? Хотя, конечно, наивно давать советы в такие высокие инстанции.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно