Примерное время чтения: 4 минуты
115

ПОДРОБНОСТИ. Репортаж с Мавзолея

По моим сведениям, сюда не ступала нога ни одного журналиста. Шестнадцать коричневых и четырнадцать черных священных ступенек... И вот я стою на Мавзолее. Мысленно нюхаю бумажные цветы. Представляю кумачовые плакаты. И всюду: "Слава! Слава! Слава!" Чувствую себя просто Сталиным.

СКОЛЬКО живу в Москве, а Красную площадь с этой точки ни разу не видел. Та же брусчатка, тот же ГУМ, люди гуляющие вроде те же, но.., как-то не так все. Даже сейчас, во время подготовительных работ на трибуне идеальная чистота. В гранитных коричневых стенах - дверки для связи, микрофонов и т. п. По всему периметру трибуны, в черном граните - полукруглый желобок для стока воды. Руководство страны никогда не заходило со стороны площади. Оно шло сюда со стороны места работы - Кремля. Собирались все те, кто нами правил, в Кремле, у здания Совмина. Потом шли в проход в Кремлевской стене, в районе Сенатской башни, и попадали почти в торец Мавзолея. Далее - на священную трибуну.

В конце 70-х в задней части Мавзолея в течение одного месяца построили еще одни "священные" ступеньки, только бегущие. Попросту - эскалатор, 3 - 5 метров длиной. Говорят, потому, что руководству тяжело ходить стало. Но бывший председатель КГБ СССР В. Чебриков начисто отвергает эту версию, говоря, что "мы всегда одолевали все ступеньки сами". Сейчас эскалатор тоже в принципе на ходу, но воспользуется ли им Б. Ельцин, трудно сказать. В Управлении охраны Президента нам отказались сообщить маршрут первого лица государства до трибуны Мавзолея. Я был здесь со стороны и задней части Мавзолея, в месте, где "цари" выходили на трибуну уже по-современному, с эскалатора. И не заметил никаких дверей. Лишь потом сопровождающие объяснили мне, какие именно гранитные плиты раздвигаются для выхода.

На трибуну раньше поднимались и вставали на ней по ранжиру: генсек, премьер, члены и кандидаты в члены Политбюро, и помельче - секретари и члены ЦК КПСС. "Я принимал последний военный парад, посвященный 45-летию Победы на Красной площади, - вспоминает бывший министр обороны СССР Д. Язов. - Тогда уже на трибуне 'было столько народу, что мои подчиненные стояли по ее краям чуть ниже всех".

Действительно, на трибуне, примерно по полтора метра от краев, как бы два уровня. Там стояли либо военачальники, либо те, кто еще не дослужился до того, чтобы стоять ближе к центру. Также чуть ниже стояли руководители Москвы. Когда проводился парад, министр обороны после объезда войск поднимался на трибуну со стороны Красной площади. А на Первомай, когда парада не было, шел тем же маршрутом, что и остальные руководители.

Пол на трибуне - гранитный, холодный. Большие черно- коричневые плиты. Но его не видели те, кому позволено было взойти сюда судьбой: поверх пола клали обычно деревянную решетку, и сверху (и на ступеньки тоже) палас. "Но все равно, - вспоминает бывший председатель Президиума ВС РСФСР В. Воротников, - все одевались теплее, чем обычно. Спиртное нам не разносили. Был чай, кофе, глинтвейн".

Выстаивать приходилось долго, так что руководство настраивалось соответственно. Хотя рядом, под гостевой трибуной, находился и находится туалет, государственные деятели во время празднеств старались не спускаться туда. А быть с народом. В смысле на трибуне.

Уже давно в ГУМе проводятся традиционные показы модных изделий. Причем переодеваются манекенщицы как раз напротив священной трибуны. Может, это помогало так долго выстаивать нашим руководителям на одном месте?

Сейчас подготовка к посещению "сильными мира сего" этих мест идет полным ходом. И уж, естественно, закончится досрочно. До 9 Мая. И теплые паласы, думается, не забудут подстелить.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно