Примерное время чтения: 5 минут
89

В ПОСЛЕДНИЕ ДНИ ВОЙНЫ. Вперед, на Берлин! Кто быстрее?

К началу 1945 г. стало ясно, что война в Европе, вероятнее всего, закончится сражением за Берлин. Взятию столицы Германии предстояло войти в летопись истории. А с точки зрения политики захват Берлина означал конец кровопролитию в Европе, приносил лавры победителя в завершающем сражении войны, укреплял авторитет причастных к этому событию политических и военных деятелей.

1 АПРЕЛЯ в Москву, в Ставку Верховного Главнокомандования были вызваны командующий 1-м Белорусским фронтом Маршал Советского Союза Г. К. Жуков и командующий 1-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза И. С. Конев.

"Так кто же будет брать Берлин, мы или союзники?" - спросил их И. В. Сталин. Конев ответил, что Берлин возьмут советские войска.

К этому времени Сталину было известно, что союзники планируют наступление не на Берлин, который должен был войти в зону оккупации Красной Армии, а на Лейпциг и Дрезден.

Как позже выяснилось, генерал О. Брэдли считал, что штурм Берлина обойдется англо-американским войскам в 100 тыс. солдатских жизней, а такая цена казалась непомерно высокой.

Берлинская операция Красной Армии, ставшая в итоге одной из самых кровопролитных во всей второй мировой войне, началась 16 апреля. Превосходство в силах над противником было подавляющим, однако преодолеть хорошо подготовленную, глубоко эшелонированную оборону при стойком сопротивлении частей вермахта оказалось крайне сложно. Это стало ясным уже в первые дни наступления, когда 1-й Белорусский фронт "выбился из графика", понеся большие потери в районе Зееловских высот.

Более успешно наступал 1-й Украинский фронт. К исходу дня 18 апреля был прорван нейсенский рубеж обороны, форсирована река Шпрее. Драматизм соревнования фронтов тем временем нарастал.

Из приказа командующего войсками 1-го Украинского фронта маршала И. С. Конева командующим 3-й и 4-й гвардейскими танковыми армиями от 20.04.45 г.:

"Войска Маршала Жукова в 10 км от восточной окраины Берлина. Приказываю обязательно сегодня ночью ворваться в Берлин первыми. Исполнение донести".

Из приказа командующего войсками 1-го Белорусского фронта маршала Г. К. Жукова командующему 2-й гвардейской танковой армией от 20.04.45 г.:

"Пошлите от каждого корпуса по одной лучшей бригаде в Берлин и поставьте им задачу: не позднее 4 часов утра 21 апреля любой ценой прорваться на окраину Берлина и немедля донести для доклада т. Сталину и объявления в прессе".

Кольцо окружения вокруг германской столицы замкнулось 25 апреля - в тот же день войска 1-го Украинского фронта встретились на Эльбе с войсками 12-й американской группы армий генерала Брэдли. К этому времени какие-либо эффективные усилия со стороны немцев для защиты Берлина были, по существу, невозможны.

Тем не менее гонка за овладение Берлином между Жуковым и Коневым (уже не определявшая общий ход событий) продолжалась. Разграничительная линия между войсками фронтов была изменена и проходила к этому моменту примерно по центру города. Однако гвардейская танковая армия генерала Рыбалко, форсировав с ходу реку Шпрее, оказалась в тылу боевых порядков 8-й гвардейской армии и 1- й гвардейской танковой армии 1-го Белорусского фронта. Трудно сказать, скольких жертв стоила начавшаяся неразбериха.

Прошло не менее двух суток, прежде чем Конев решился сообщить Жукову о необходимости принятия совместных мер по исправлению положения. Однако Жуков, не дав ответа Коневу, в тот же вечер - 28 апреля - направил телеграмму лично Сталину.

Из доклада командующего войсками 1-го Белорусского фронта Верховному Главнокомандующему от 28.04.45 г.:

"Наступление частей Конева по тылам 8 гв. Аи 1 гв. ТА создало путаницу и перемешивание частей, что крайне осложнило управление боем. Дальнейшее их продвижение в этом направлении может привести к еще большему перемешиванию и к затруднению в управлении".

Еще до истечения суток 28 апреля Генштабом были даны указания о новой разграничительной линии: танковые корпуса Рыбалко, нацеленные с юга на центр Берлина, теперь должны были повернуть западнее, а центр города доставался Жукову. И все же, учитывая тот факт, что после девятидневных уличных боев юго-западные и центральные районы города были взяты войсками 1-го Украинского фронта, формулировка, содержавшаяся в праздничном приказе Сталина, была дана в компромиссном виде.

"Войска 1-го Белорусского фронта под командованием Маршала Советского Союза Жукова при содействии войск 1-го Украинского фронта под командованием Маршала Советского Союза Конева после упорных уличных боев завершили разгром берлинской группировки немецких войск и сегодня, 2 мая, полностью овладели столицей Германии городом Берлин - центром немецкого империализма и очагом немецкой агрессии..."

Безусловно, соревнование между фронтами сократило сроки проведения берлинской операции. Но насколько была оправдана такая гонка, когда исход войны был уже ясен? В ходе берлинской операции убитыми и ранеными мы потеряли свыше 350 тыс. человек, в том числе 1-й Украинский фронт - 86 245 человек, а 1-й Белорусский фронт - 141 880 человек. Однако, учитывая, что численность личного состава 1-го Белорусского фронта значительно превышала численность 1- го Украинского, потери войск, которыми командовал маршал Конев, в процентном отношении оказались значительно выше.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно