65

ЧИСТОСЕРДЕЧНЫЙ РАЗГОВОР. Интервью с мамой

Идея поговорить о жизни с собственной матерью пришла неожиданно. И соблазнила возможность услышать искреннюю оценку нынешней жизни. Тем более что собеседница прожила удивительную жизнь. Дочь репрессированного отца, жена репрессированного мужа, она пережила оккупацию, вырастила пятерых детей, троих из которых сама не рожала, причем растила одна, когда муж сидел в лагере политзаключенных, 38 лет была толковым главбухом на тяжелом производстве.

Сейчас ей 73 года. Живет на Смоленщине. Поет в городском хоре, водит автомобиль, купается в проруби, занимается огородом и внуками, интересуется политикой...

Со своей мамой ВАЛЕНТИНОЙ ИВАНОВНОЙ беседует Наталья ЖЕЛНОРОВА.

- Мама, при ком тебе было лучше жить: при Сталине, Хрущеве, Брежневе, Горбачеве, Ельцине? Какое время хотелось бы вернуть?

- Невозможно, чтобы вернулась карточная система. О сталинских временах и говорить нечего. Моего отца репрессировали, у нас делали обыски, все изъяли - вплоть до полотенец и постельного белья. Назначили на аукцион продажу дома, где жили отец, мать и трое детей. Это было после нэпа, когда страна начала расцветать благодаря торговле. Отец заимел магазин, тогда они назывались лавками, торговал кожей, шерстью, льном. Потом собственников, подобных ему, стали облагать непосильными налогами. Неуплата налогов накопилась и у отца, и дошло до конфискации имущества. При обыске распарывали тряпичные куклы, обрывали обои, вскрывали половицы - искали золото, но, кроме трех маленьких золотых крестиков на детях, ничего не было. Забрали отца, дали 5 лет и отправили в Карелию на лесозаготовки. (Там он получил туберкулез, который и свел его потом в могилу.) Мать написала Калинину по поводу дома. Я сама снимала копии с документов и помню, как месяца через три пришел ответ, что дети за родителей не отвечают и дом нам оставляют.

- Как ты, ваше поколение оцениваете нынешние реформы?

- Их надо было сделать раньше. При Сталине сколько мы мучились без товара! Помню, я целые сутки стояла в очереди за мануфактурой. Ее не было в стране, потому что все работало на тяжелую промышленность. И когда один милиционер меня, подростка, протолкнул к прилавку, и я на 30 руб. - мокрых от сжимания в кулаке - купила ситцу, я была - Боже мой - как счастлива! Во времена Хрущева мы изучали хозрасчет, думали, что пойдем к прогрессу. Но все провалилось.

В брежневские времена верхам всех мастей жилось хорошо, низы прозябали, а нынче все очень непросто. Если бы исключить безработицу, задержку зарплаты да поднять прожиточный минимум, то сейчас можно еще жить. Тем более что все появилось в магазинах.

- Но ведь деньги, товар на прилавках -это не все. Что еще не удалось в реформах, на твой бывшего главбуха взгляд?

- Плохо, что распались колхозы. Как быстро их создавали, согнав силой и согласных, и несогласных, с такой же силой и разогнали. Сейчас мы берем зерно за рубежом. Но неужели платим за него дешевле, чем за свое - деревне? Не поверю. А если и дешевле, то по принципу: за морем телушка - полушка, да рубль перевоз. Случись что - и нет выхода, проели золото, рекой уходит нефть, и если потребуется кормиться самим, то, думаю, фермеры страну не прокормят. А колхозов - нет. И новых фермеров нет. А все потому, что не возьмешь кредиты под урожай. Давят высокие проценты. Производство стало невыгодным.

Самое страшное, что нет дела для самой работоспособной части населения. Посмотри, что творится у нас - все производства закрыты. Люди сидят дома: мужчины от безделья пропивают последнее или становятся бандитами, а женщины -горюют, видя, что продается на рынках. Раньше они не могли купить, не было вещей, а теперь нет денег, потому что нет работы.

Деньги, слава Богу, получают одни пенсионеры, но они-то за них сейчас ничего не произвели. Откуда же эти деньги? Обираем большими налогами тех, кто еще хоть что-то производит. Поэтому люди, которые работают, "уходят" от налогов, увозит капиталы за рубеж. Недальновидность политиков и раньше толкала народ на обман, а сейчас - еще больше.

- Кроме государства, сейчас людей обманывают все, кому не лень. У тебя, например, есть акции?

- Мы обменяли свои ваучеры на акции "Уралмаша" три года назад. На них до сих пор ничего не получили.

- А во всякие "Пластилины", "МММ" вы вкладывали деньги?

- Что ты! Я все же бухгалтер и прекрасно понимала, что это авантюра. Мне смешно было, когда показывали Марину Сергеевну, Леню Голубкова. За этими же фирмами ничего нет. Но главное, что меня поражает, - люди радовались процентам - деньгам, хотя они могли быть получены за счет других людей, их труда и слез. Так что получил - плохо, потерял - плохо. И ведь вы вместе с телевидением помогали многим дуракам отдавать свои последние деньги! Ну и что - ходит теперь вся Россия в шубах и с квартирами в Париже?

- Почему же люди так доверчивы?

- Нас все время оболванивали, а мы верили. Закрыты были границы, люди не знали, как живут другие народы. Помню, как твоя сестра Аня приходила из школы и говорила: "Мама, какое счастье, что мы родились в Советском Союзе!"

- Ты тоже была оболванена?

- По молодости - да, но потом все эти старые партийные рожи (Черненко, Брежнев) я не могла переносить. Их вранье, когда все достижения были только на бумаге.

Я помню, как нас заставляли делать приписки. Для того чтобы область выполнила свои обязательства, людей в магазинах принуждали покупать сливочное масло и тут же сдавать его государству. Три раза один и тот же килограмм оборачивался, пока его не съедали.

- И у тебя на производстве были приписки?

- Конечно. План надо было неукоснительно выполнять, потому что руководителям партии нужно было "втереть очки" народу, показывая рост производства. Так что на одну "липу" накручивали другую.

- Объясни непонятное: сейчас лучше других живут пенсионеры - ты сама сказала, что у них неплохие пенсии и дают их вовремя. И в то же время они больше других недовольны нынешним режимом.

- Они недовольны вольностью, распущенностью нравов, а может, отчасти и завидуют: раньше все для них было запретно - свободные разговоры, поездки, заработки, а теперь все это можно, но, увы, уже не для них.

Поэтому реформы тормозит старшее поколение. С одной стороны, оно спасает неработающих молодых, делясь с ними своими пенсиями, с другой - как рабы, они ненавидят свободу.

- Долго может терпеть наш народ?

- Долго. Он терпелив, вынослив. Думаю, потому, что не хочет рисковать. Пассивность, возможно, идет от прагматизма: мы не верим в свои силы, не умеем без власти объединяться, юридически безграмотны. Мы никогда не знали своих прав. Раньше говорили о правах советского человека, но ведь фактически все были бесправны.

- Мама, помню, как мой отчим поссорился со своим племянником (до того горячо любимым) из-за идейных разногласий. С тех пор так и не общаются?

- Что ты! Когда началась перестройка, они так не сошлись во взглядах и симпатиях, что чуть не подрались друг с другом. Один - который помоложе, был коммунистом, директором; наш - беспартийный, уже на пенсии. Племянник готов был "расстрелять всех этих Поповых, Собчаков, Ельциных", а дядька - повесить коммунистов на каждом столбе. С тех пор они, как в гражданскую, стали "белыми и красными": не разговаривают, каждый упрямо стоит на своем.

- Может ли разгореться гражданская война? Смотри, даже в нашей семье: отчим - за Ельцина, а его племянник и сын - за коммунистов.

- Нет. Против стариков молодые не пойдут, а у стариков сил не хватит бороться. Так что страсти будут кипеть в людских спорах.

- Но у вас тоже была эйфория от новой власти. Помню, при выборах Президента, когда я сказала, что не буду голосовать за Ельцина, ты даже заплакала: "Как это так, ты - и вдруг не хочешь выбрать "самого большого демократа?"

- Знаешь, милая, так надоела казарма, построенная коммунистами! И вообще все их "светлое будущее"! Действительно, хотелось чего-то живого, какой-то свободы, просто пожить по-человечески. И верилось, что это возможно.

- Вот ты и пожила. И что сейчас? Изменилось ли твое отношение к Ельцину?

- Когда были первые выборы Б. Н. Ельцина, у него была тьма сторонников. Ему поверили, но он подвел народ. Теперь ему мало веры.

- Твое мнение: почему нам так не везет с правительством, с вождями?

- Потому что все они - коммунисты. А у них жажда власти сильнее интересов Отечества. И Ельцин - мой былой кумир - ни за что уже не отдаст власть, хотя от его правления уже больше бед, чем побед.

Возьми хотя бы преступность. Чем ниже власть правительства, тем выше преступность. Почему у нас нет публичных казней? Да, звучит жестоко. Но разве не более жестоко, когда нам по ТВ показывают кадры их злодейства, они творят публичную казнь невинных. А с ними власти цацкаются. Это ли не моральный удар для общества?!

Народ не видит ни судебных процессов, ни казни бандитов. Складывается впечатление, что все преступникам сходит с рук.

- А если нечаянное, неумышленное преступление?

- Таких бы я не сажала в тюрьмы. Пусть содержат всех прямых родственников погибшего. Это было бы справедливое возмездие. Во-первых, тюрьма не испортила бы жизнь человека, обездолив и его семью, во-вторых, он вечно чувствовал бы боль людей, у которых нечаянно отнял жизнь родственника.

- Судьба России во многом зависит и от активности женщин. Почему их так мало идет в политику? Выборы-то свободные!

- Думаю, что это объясняется здравомыслием женщин, которые не хотят впустую биться с мужчинами за власть. Терять силы и время, отрывая себя от детей и семьи. Общество еще не создало им условий для такой битвы.

- Как ты видишь нынешнюю молодежь, в сравнении с твоим поколением?

- Раньше дети больше понимали беды и проблемы родителей. Но сейчас молодые лучше. Они видят, что надо бороться за свое место в жизни. Прежде мы плыли по течению. Думали о том, как удачно выйти замуж, завести дом, хозяйство, были ориентированы на малое. А нынешняя молодежь хочет большего, хочет быть хозяевами жизни.

- Ты переживаешь гибель СССР?

- Ни капельки. Сухое дерево не плодоносит, а живое так просто не выкорчуешь. Чего людей держать на вожжах? Пусть теперь сами устраивают свою жизнь. Каждый, что хотел, то и получил. Россия и так взяла на себя все долги СССР!

- Ты оптимист?

- Да, конечно. Я считаю, что сейчас тяжелое время. Но за 3 - 4 года мы обязательно двинемся в лучшую сторону. Если коммунисты и придут к власти, они недолго продержатся. Может быть, они поведут борьбу с преступностью. Производство заработает. Люди не будут сидеть без дела.

- А почему ты говоришь, что они продержатся 3 - 4 года?

- Если они перекроют все каналы с зарубежьем, то будут вариться в собственном соку, а сока-то не хватит. И тогда, в силу необходимости, придется воды добавлять. А люди уже почувствовали прежний сок...

- Если бы ты была большим начальником, взяла бы к себе людей, имеющих противоположную точку зрения?

- Обязательно. Только с учетом их мнения можно не допустить ошибок. Лучше пусть меня десятки критикуют в кабинетах, чем потом тысячи на улицах.

- Какие главные наставления ты дала бы сейчас детям?

- Чтобы могли они получить по своему призванию работу, имели материальную независимость, с добротой относились к близким, к своему народу. Чем больше ты отдаешь души другим людям, тем больше доброты возвращается к тебе. И я считаю, что доброму человеку всегда больше везет, чем злому. Есть еще и другая сила, которая участвует в нашей судьбе - вера. Она должна быть у каждого. Мы раньше жили без веры, поэтому тянули такие жалкие и черные дни.

- Бывают такие семьи, где отношения между родителями и детьми не складываются. Как ты думаешь, кто в этом виноват?

- Тот, кто старше. Он должен быть мудрее и искать пути к примирению.

- Надо ли жить с оглядкой на людей или не надо?

- Надо иметь свое мнение и отстаивать его. Важнее себя выразить, чем растворяться в народе.

- Считаешь ли ты, что все воздается по справедливости?

- Считаю. Здесь прямая связь.

- Как ты относишься к толстовскому выражению: непротивление злу насилием?

- Выражение известное, почти евангельское. Я согласна. Злу противиться насилием нельзя. На зло надо отвечать добром, иначе зло будет умножено. А его и так много.

- Мама, твой девиз?

- Лучше давать, чем просить.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно