Примерное время чтения: 5 минут
110

К 1917 Г. В ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ РОССИИ БЫЛО 8 360 ТЫС. ЧЕЛОВЕК, В ТОМ ЧИСЛЕ ВО ФЛОТЕ ОКОЛО 140 ТЫС. Феномен "братвы"

Революционный матрос с винтовкой и красным бантом, обвешанный с ног до головы пулеметными лентами и гранатами... Образ, растиражированный в бесчисленном множестве рисунков и кинолент, стал неким символом событий 1917 года. Отбросив старые идеологические клише, попробуем разобраться: почему именно матросы были призваны сыграть столь роковую роль в судьбе России?

К НАЧАЛУ первой мировой войны Российский Военно-морской флот в полной мере освоил последние новинки электротехники, радио, химии. Новобранец, прибывавший на корабельную службу "от сохи" или "от рубанка", оказывался оторванным от родных корней и погружался в мир абстрактных истин. Сознание молодого матроса как бы раздваивалось, давало трещину, терялся иммунитет к восприятию чужеродных, условных идей. Именно такие идеи несла революционная пропаганда.

В то же время специфика флотской службы способствовала воспитанию особого чувства сплоченности, братства. Заграничные плавания, лучшее питание, особая форма одежды - все это давало морякам сознание исключительности, превращая их в собственных глазах в особую касту, имевшую право диктовать условия "сухопутным и штатским".

РЕВОЛЮЦИЕЙ МОБИЛИЗОВАННЫЕ...

НЕ СРАЗУ российские моряки стали попутчиками профессиональных революционеров. Восстания 1905-1906 гг. (севастопольское, кронштадтские и др.) начинались стихийно, обычно в ответ на очередную несправедливость начальства. Уже потом организации РСДРП на флоте пытались спешно (и без особого успеха) "оседлать" пробудившуюся стихию.

К моменту отречения Николая II от престола в 1917 г. ситуация на флоте обрела новые черты. Активных боевых действий на море почти не велось. Матросы, в отличие от солдат, смертельно устали не столько от войны, сколько от неопределенности своего положения.

Они с большим энтузиазмом откликнулись на призыв "защитить революцию", надеясь на выход из тупика.

Непременной чертой матросских волнений в 1917 г., как и в предыдущее десятилетие, стали массовые убийства командного состава. Уже ранней весной на кораблях в Гельсингфорсе, а немного позднее и в Кронштадте произошли кровавые эксцессы, сопровождавшиеся расправами над безоружными офицерами и надругательством над трупами. Замкнутое пространство корабля оказалось прообразом страны, в которой разразилась гражданская война и проигравшей стороне физически некуда отступать.

Руководители большевиков немедленно уловили огромные возможности эксплуатации энергии и боевитости моряков, их тяги к справедливости (пусть и своеобразно понимаемой). Прибывший в Кронштадт Л. Троцкий под гром аплодисментов назвал расправившихся с офицерами балтийцев "красой и гордостью революции". В. Ленин выделил отряды матросов как ударную силу "для участия их везде, во всех важнейших операциях".

С марта по октябрь 1917 г. матросы оказались втянуты в водоворот политической жизни. После серий митингов, демонстраций и образования выборных комитетов "братва" перешла к дальнейшим практическим действиям. Пришла пора сойти на берег.

...И ПРЕДАННЫЕ

ФОРМИРОВАНИЮ привычного для нас образа "гвардии Октября" способствовало несколько обстоятельств. Матросы - как правило, рослые, одетые в запоминающуюся форму - выигрышно смотрелись на фоне одетых в серые шинели солдат. Традиционная нехватка на флоте стрелкового оружия порождала у флотских тягу к "обвешиванию" себя пулеметными лентами и гранатами. Все это производило на обывателя неизгладимое впечатление. Впоследствии такие впечатления ложились в основу мемуаров.

"Защита завоеваний революции" матросской "братвой" вылилась в охрану объектов и новых лидеров, в аресты тех, кого считали контрреволюционерами, в закрытие антибольшевистски настроенных печатных изданий. Известно, например, что матрос П. Мальков по собственному почину закрыл в Петрограде редакцию "Биржевых ведомостей", а затем, "посовещавшись с ребятами", пошел закрывать журнал "Огонек".

На первый взгляд кажется странным, что после столь бурной поддержки "дела революции" матросы к началу 20-х гг. начали быстро превращаться в злейших врагов большевиков. Но это вполне объяснимо. Обстановка на Балтике к тому моменту повторяла худшие черты ситуации 1917 г. Порыв к справедливости, как выяснилось, ничего хорошего не принес, матросы тяготились корабельной службой еще больше, чем раньше. А в письмах из дому и рассказах вернувшихся из отпусков товарищей проступали доселе неведомые приметы времени: с осени 1920 г. в центральных и южных губерниях разгорались крестьянские мятежи.

В таких условиях кронштадтские события марта 1921 г. приобрели особый размах. Если в 1905 - 1906 гг. в волнениях принимало участие 20 - 25 % солдат и матросов Кронштадтского гарнизона, то на сей раз выступил почти весь личный состав гарнизона, боевых и вспомогательных кораблей. К восставшим примкнули рабочие порта, ремонтных мастерских, а также местная милиция.

Но времена изменились. Новая власть, почувствовавшая свою силу, уже не нуждалась в энергии "братвы". К 18 марта крепость была взята штурмом частями Красной Армии. В тот же день заработали "тройки" ВЧК и военные трибуналы...

Эра матросской вольницы подошла к концу.

Алексей КИЛИЧЕНКОВ, кандидат исторических наук

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно