Примерное время чтения: 6 минут
82

ПО ПРОСЬБЕ ЧИТАТЕЛЕЙ. ЯПОНО-КИТАЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ СЕГОДНЯ

СОБЫТИЯ последних месяцев, по сообщениям зарубежной печати, свидетельствуют о росте нестабильности в японо- китайских отношениях, которая зародилась на экономической почве, а затем распространилась и на сферу политических отношений.

Речь идет, прежде всего, о проблеме несбалансированности двусторонней торговли, которая обсуждалась на очередном японо-китайском совещании на уровне министров в конце июля прошлого года в Токио. Тогда делегация КНР предложила Японии принять меры для сокращения ее активного торгового сальдо, которое только за первые шесть месяцев 1985 г. превысило 2,8 млрд. долл. (к концу августа оно достигло уже почти 4 млрд.), и в первую очередь путем увеличения импорта нефти и угля.

Одна из основных причин возникновения резкого дисбаланса в торговле Японии с Китаем заключается в структурных различиях их экономик и существенном разрыве в уровне экономического развития. Значительные потребности Китая в стали, промышленном оборудовании и товарах вызвали быстрое увеличение импорта из Японии. По данным министерства финансов Японии, за первую половину 1985 г. он вырос почти вдвое по сравнению с тем же периодом 1984 г. Вместе с тем экспорт Китая в Японию в последние годы фактически не возрастает. Нефть, уголь и сельскохозяйственные продукты, которые в основном предлагают японским торговым компаниям внешнеторговые объединения КНР, пользуются в Японии ограниченным спросом. На проходивших в Пекине в конце октября прошлого года переговорах о пересмотре долгосрочных торговых соглашений китайская сторона предложила Японии увеличить закупки нефти до 10 млн. т в год. Однако японская делегация заявила, что объем закупок китайской нефти будет трудно сохранить даже на нынешнем уровне - 8,2 - 8,3 млн. т.

Значительное превышение импорта над экспортом усугубило финансовое положение Китая. Его валютные запасы, составлявшие в июне 1984 г. 17 млрд. долл., к концу лета прошлого года упали менее чем до 10 млрд. Столкнувшись с этой проблемой, КНР стала свертывать импорт. В начале ноября сроком на 2 года был введен запрет на закупку японских автомобилей. Меры аналогичного характера принимаются и в отношении электробытовой техники и ряда других категорий японских товаров.

ПОСЛЕ состоявшегося в октябре прошлого года визита в Китай министра иностранных дел Японии Синтаро Абэ и встречи премьер-министра Японии Ясухиро Накасонэ в ООН с премьером Госсовета КНР Чжао Цзыяном стало ясно, что Китай стремится к структурной перестройке экономического сотрудничества с Токио. При этом ставится цель развернуть в ближайшей перспективе производство промышленных товаров, которые могли бы стать конкурентоспособными на японском рынке и постепенно занять главенствующие позиции в китайском экспорте. Добиться этого в КНР рассчитывают путем перевооружения промышленности с помощью японской передовой технологии. Согласно публикациям в японской печати, беседуя с Абэ, председатель Центральной комиссии советников КПК Дэн Сяопин подчеркнул, что проблема дисбаланса в торговле может еще больше обостриться, если японские предприниматели в ближайшее время не увеличат в значительном объеме инвестиции в Китае и не активизируют создание смешанных предприятий, оснащенных самым современным оборудованием.

Японское правительство в принципе не возражает против развития делового сотрудничества с Китаем по предлагаемой схеме, поскольку, как писала газета "Джапан таймс", стабилизации двусторонних отношений в экономической области можно добиться только таким путем. Тем не менее практическая реализация предложений китайской стороны сталкивается с весьма значительными трудностями. Японские фирмы испытывают опасения по поводу будущности политики "открытых дверей" в Китае. В этой связи в кругах японских бизнесменов" с особой настороженностью воспринимают критические высказывания китайской печати о необходимости противодействия в китайском обществе буржуазной идеологии, меры китайского руководства по борьбе с коррупцией и т. п.

Учитывая все это, японские предприниматели пока не спешат вкладывать капиталы в китайскую экономику и в целом довольно сдержанно встречают призывы к передаче Китаю новой технологии.

НА ФОНЕ усиливающихся трений в сфере торгово- экономического обмена осенью 1985 г. произошел инцидент, который создал трудности и в сфере политических отношений между Японией и Китаем. Его причиной стало официальное посещение премьер-министром Накасонэ и членами его правительства синтоистского храма Ясукуни в Токио, где к лику "святых" причислены военнослужащие императорской армии, погибшие в войнах, включая главных японских преступников, казненных по приговору Международного военного трибунала для Дальнего Востока.

Прошедшее лето в Китае было отмечено активной кампанией, приуроченной к 40-летию окончания второй мировой войны и разгрома в ней милитаристской Японии. На страницах китайских газет и журналов публиковались материалы о зверствах японских оккупантов на захваченных китайских территориях.

Как пишет "Асахи дзянару", Накасонэ сам поднес фитиль к пороховой бочке, отправившись в Ясукуни 15 августа, в день объявления Японией капитуляции в войне. Сразу же после этого министерство иностранных дел КНР опубликовало заявление, в котором говорилось, что паломничество премьер-министра в этот храм ранит чувства народов Китая и других стран Азии, испытавших на себе господство японского милитаризма.

Практически всем японским делегациям, встречавшимся после 15 августа с Дэн Сяопином, Чжао Цзыяном, Ху Яобаном и другими китайскими руководителями, пришлось выслушать критику, связанную с посещением Накасонэ храма Ясукуни. Тон критических высказываний в адрес Японии несколько смягчился после поездки в Пекин бывшего министра иностранных дел Японии Масаиоси Ито, возглавляющего сейчас парламентскую ассоциацию японо-китайской дружбы. В ходе состоявшейся 13 сентября беседы с Ху Яобаном он попытался снять возникшую между странами напряженность с помощью обещаний сократить активное торговое сальдо Японии, расширить капиталовложения в экономику Китая.

Токио всячески стремился замять возникшую проблему, полагая, что в ее дальнейшем раздувании не заинтересована и китайская сторона. Однако события получили дальнейшее развитие. 18 сентября, в день 54-й годовщины вторжения Квантунской армии Японии в Северо-Восточный Китай, на площади Тяньаньмэнь в Пекине большая группа студентов Пекинского университета провела в организованном порядке антияпонскую демонстрацию в знак протеста против посещения Накасонэ храма Ясукуни. Затем последовала серия антияпонских митингов под лозунгами "Долой Накасонэ и японский милитаризм", "Прекратить экономическую агрессию Японии". После этого волна демонстраций прокатилась по городам Сиань, Ухань и Чэнду.

Газета "Асахи" подчеркивала, что волну антияпонских выступлений следует рассматривать как серьезный сигнал, свидетельствующий о том, что в КНР растет недовольство курсом правительства Накасонэ на пересмотр итогов второй мировой войны и наращивание потенциала японской армии.

Однако, как отмечают японские газеты, в целом обе стороны проявляют взаимную заинтересованность в преодолении имеющихся трудностей и в налаживании прочных двусторонних связей.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно