Примерное время чтения: 5 минут
93

ЗА ФАСАДОМ БУРЖУАЗНОЙ ДЕМОКРАТИИ. Так ли свободна "свободная пресса"?

НА ЗАПАДЕ любят порассуждать о "свободе и демократии" в своих странах; при этом никогда не забывают сказать несколько теплых слов и в адрес своей прессы.

Так, президент США Р. Рейган, провозглашая 4 августа "днем свободной прессы" в своей стране, заявил: "Наша традиция обеспечения свободы прессы является неотъемлемой частью американской демократии".

Давайте познакомимся поближе с кухней западных, и в частности американских, пропагандистских ведомств, средств массовой информации.

ПРЕССА И ЕЕ ХОЗЯЕВА

По подсчетам американских специалистов, почти все средства массовой информации США находятся под контролем 50 крупных корпораций. 20 из них держат в своих руках более половины всех газет страны, 4 - телевидение, 10 - радиовещание, 12 царствуют в книгоиздательстве, 4 - в кинематографе.

Эти корпорации в свою очередь тесно связаны с крупнейшими транснациональными монополиями и банками. Так, в совет директоров издательской компании "Нью-Йорк таймс" входят представители автомобильной фирмы "Форд", сталелитейной "Бетлехем стил", нефтехимической "Сан ойл", подрядчик Пентагона электротехническая Ай-би-эм, банковская компания семейства Морганов. А основные конкуренты в области телевидения и радиовещания - Эй-би-си, Си-би-эс, "Вестингауз" - вполне мирно уживаются и достигают поразительного единодушия, встречаясь за столом директорского совета одной из крупнейших банковских монополий "Ситикорп".

Как отмечается в книге американского ученого Б. Багдикиана "Монополия информации", "воротилы американского бизнеса в настоящее время держат под контролем и мощным воздействием органы информации, формирующие американское общественное мнение".

Ярчайший пример тому - "пресс-империя" господина Руперта Мердока, в единоличной собственности которого находятся 80 американских и других западных газет и журналов, телерадиостанции "общим достоинством" в 1,4 млрд. долл. Для того чтобы не было формальных препятствий на пути новых приобретений, австралийский пресс-магнат поменял свое гражданство на американское. Заполучив не так давно очередное издание - газету "Чикаго сан таймс", Мердок без стеснения заявил, что намерен "изменить ее редакционную политику". "Станет ли газета более консервативной?" - спросили его в интервью. "Да", - последовал ответ. И газета стала такой, как хотел ее новый владелец: подобно остальным его "детищам", она, по признанию самих журналистов, "воспевает террор, трагедии, шок".

Буржуазные издания переходят из рук в руки, вместе с хозяином меняя свой характер, направленность, почерк. И при этом, следуя логике буржуазной пропаганды, умудряются оставаться "независимыми" и "свободными".

ЖЕСТКИЕ РАМКИ "СВОБОДЫ" ПЕЧАТИ

Еще в начале нынешнего века великий американский писатель Марк Твен отмечая в своем публицистическом очерке "Палладиум свобод", что свободу слова в США можно воспринимать "лишь в качестве злой шутки". С не меньшим основанием эти слова можно отнести к американским средствам массовой информации сегодня. "Нынешняя администрация Соединенных Штатов, - подчеркивал американский историк С. Блюментол, - более убедительно, чем любая предыдущая, продемонстрировала пределы свободы печати".

Правительство делает все возможное, чтобы изолировать журналистов от доступа к информации о деятельности многих государственных ведомств. По данным общественной организаций "Комитет по вопросам свободы прессы", администрация и некоторые федеральные учреждения предприняли более 50 различных "крупных акций", преграждающих доступ работников печати к информации. По мнению членов комитета, "эти меры можно сравнить лишь с цензурой военного времени".

Помимо "правового" давления, в ход пускаются методы, далеко не всегда согласующиеся с правилами журналистской этики. Наиболее распространенный из них - телефонные звонки высокопоставленных сотрудников Белого доме или представителей местных властей издателям и главным редакторам с указанием "выкинуть" тот или иной материал или с намеком на несоответствие взглядов какого-то журналиста "интересам государства". Как правило, такой нажим дает незамедлительные результаты.

Приведем конкретные примеры.

Патриция Масерони долгое время работала главным редактором студенческой газеты Уэйнского университета. В адрес журналистки звучали лишь слова одобрения со стороны университетского начальства. И вдруг П. Масерони стала объектом недовольства и нападок со стороны местных властей. Редактора угрожали уволить и даже отдать под суд. За что? В университетском издании стали появляться материалы, осуждающие необъявленную войну США против Никарагуа, статьи, рассказывающие о подрывной деятельности ЦРУ в странах Латинской Америки. Кроме того, Масерони прекратила публикацию в университетской газете рекламных объявлений, призывающих выпускников вуза идти на службу в армию и разведку.

Другой факт. Репортера газеты "Пэссэйк геральд ньюс" (штат Нью-Джерси) Митчелла Стоддарта уволили с работы, как только до директора дошли слухи о его "профсоюзной деятельности". "Со мной даже никто не счел нужным поговорить", - сказал Стоддарт. "Уличенный в неблагонадежности", Стоддарт не смог устроиться на работу ни в одно из изданий своего округа.

В ситуациях, когда руководители США знают наперед, что журналисты могут стать нежелательными свидетелями каких- то событий, их просто-напросто не пускают туда. Так произошло во время американского вторжения на Гренаду осенью 1983 года. "Освещать" происходящее официальный Вашингтон "доверил" лишь представителю ультрареакционного журнала "Солджер оф форчун" ("Солдат удачи").

Неудивительно, что 3/4 американцев ставят под сомнение честность и объективность средств массовой информации.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно