Примерное время чтения: 7 минут
64

ПРОДОЛЖАЕМ РАЗГОВОР. ЧТО СТОИТ ЗА МИФОМ О "ГУМАННОМ КАПИТАЛИЗМЕ"

Сегодня мы продолжаем разговор, начатый в "АиФ" N 9 за 1986 г., о том, как буржуазная пропаганда, располагающая огромным аппаратом ревностных защитников капитализма, стремится исказить марксистско-ленинскую теорию, приукрасить современный капитализм, прикрыть его природную античеловечность и несправедливость. На вопросы нашего корреспондента А. Мещерского отвечает доктор экономических наук, профессор Э. П. ПЛЕТНЕВ.

КОРР. Известно, что капитал, буржуазная пропаганда ведут всестороннее наступление на умы рабочих на Западе. Пропагандируется, например, идея "народного капитализма", будто бы капитализм сейчас "уже не тот", что рабочие теперь - как держатели акций - "совладельцы" предприятий, "равноправные партнеры" предпринимателя.

ПЛЕТНЕВ. Это одна из широко используемых форм одурманивания рабочего класса. Буржуазные пропагандисты сами-то хорошо знают, что они говорят неправду. В Политическом докладе ЦК КПСС XXVII съезду М. С. Горбачев подчеркивал, что "буржуазная пропаганда обрушивает на людей во всем мире искусно подтасованную информацию, навязывает мысли и чувства, программирует выгодную для правящих сил гражданскую и социальную позицию".

Никогда и никому не нужно путать форму и содержание, тем более самим рабочим. Действительно, капитализм принимает некоторые косметические меры, одной из которых является выпуск так называемых "народных акций". Еще В. И. Ленин это видел и разоблачал. Он говорил, что чем мельче акции, тем больше средств можно привлечь со стороны не только крупной буржуазии, но и всех, у кого имеются какие-то денежные сбережения. На деле это означает всевластие крупного капитала над мелкими вкладчиками, пайщиками или акционерами.

Возьмем "Америкэн телефон энд телеграф компани". Там телеграфистки имеют акции, они - "хозяйки" этого спрута- миллиардера. Но ведь эти акции не дают права власти над корпорацией. Это не контрольный пакет акций, эти акции - безголосые. Достаточно иметь контрольный пакет какому-то крупному держателю, как он будет определять судьбы этой корпорации. Да и если предположить, что собрались голосовать акционеры, то все равно судьбу корпорации решают не их голоса, а взаимный контроль, взаимные связи между корпорациями. Именно гигантские сгустки капитала, называемые финансовыми группами, определяют судьбу всех предприятий, всех корпораций, как бы они сейчас ни назывались.

В некоторых странах, например в ФРГ, других западноевропейских странах, применяется форма отчисления от зарплаты рабочих в акции, так называемая "инвестиционная зарплата" Фактически компания укрепляет свои позиции за счет притока денег трудящихся. А рабочий почти ничего от этого не получает, никаких реальных выгод, никакой власти.

Это одна из форм затушевывания классового противоречия.

КОРР. И еще один расхожий домысел западной пропаганды: во времена Маркса пролетариату, дескать, действительно нечего было терять, кроме своих цепей. Сейчас же уровень материального благосостояния рабочих таков, что идти на обострение конфликта с капиталом рабочие не хотят. Что вы можете сказать по этому поводу?

ПЛЕТНЕВ. Это, конечно, пошлейшая выдумка буржуазных идеологов и клеветников, направленная на разоружение и деморализацию рабочего класса.

Во-первых, по существу: стал ли рабочий класс собственником средств производства в отличие от пролетария Марксовых времен? Ничуть не бывало, он по-прежнему неимущий, экспроприированный и поэтому вынужден продавать свою рабочую силу капиталистам. Но можно ли сравнить нажитое им имущество с богатством капиталистов? Нет. Ведь богатство капиталистов - это прежде всего средства производства, а не только роскошные виллы, замки, дворцы, охотничьи парки, яхты, казино и так далее.

КОРР. То есть то, что бросается в глаза.

ПЛЕТНЕВ. Да, на что обращают иногда внимание в первую очередь Богатство капиталиста - это средства производства. Это гигантские современные производственные системы, которые всюду поглощают жизненную энергию рабочего класса ради производства прибавочной стоимости.

С другой стороны, рост материальных благ у рабочих, комфортности жизни по сравнению, скажем, с временами, когда писался "Капитал", действительно произошел. В те времена в Англии рабочая семья имела угол в комнате. Значит, в каждой комнате ютилось в антисанитарных условиях четыре семьи рабочих. К 1929 г. американская рабочая семья уже имела отдельную комнату, а после войны - квартиру или дом.

Произошло это отнюдь не оттого, что капитал стал более гуманным, так сказать, "человечным". Нет, дело в том, что изменившиеся условия труда, научно-техническая революция потребовали и восстановления творческой энергии работников.

Сейчас работник должен являться на производство в хорошей форме, то есть должен быть настроен на интенсивный, содержательный и очень напряженный труд. Но для этого необходима и достаточная комфортность в его доме. Современная бытовая техника, туалет, ванная - все это необходимо для восстановления той энергии, которую рабочий затрачивает на современном производстве. Большого разрыва между современным производством и бытом быть не должно, иначе рабочему трудно будет поддерживать напряженный ритм.

Необученного работника из какой-нибудь отсталой страны нельзя включить в современную производственную систему. Рабочий должен как бы продолжать свой быт на производстве, а свое производство - привносить в быт. Речь идет об индустриальном рабочем, современном рабочем. Это новый, вооруженный знаниями человек.

Во времена, когда Маркс был еще юношей, капитал ставил малолетних детей к машине. Тогда это было выгодно: надо было успеть раньше выкачать из них жизненные соки, прежде чем они умрут. А теперь в условиях научно-технической революции капиталу невыгодно ставить необученных детей к современным машинам. Их учат с семилетнего, иногда с пятилетнего возраста, то есть по 12 - 14 лет, но, повторяю, не из-за гуманности, просвещенности капиталистов, а именно от скаредности. Машины должны попасть в надежные руки. Так что дело обстоит совершенно по-другому, а не так, как утверждают наши классовые противники.

Личная собственность была во все времена, даже у древнеримского раба. Но нельзя личную собственность современного пролетариата выдавать за собственность общественную, равную средствам производства, равную капиталу. Это не капитал. Бытовое его имущество никогда не может стать капиталом. В этом коренное отличие пролетариата от буржуазии, и оно осталось незыблемым.

КОРР. В редакцию пришло письмо, в котором читатель спрашивает: в Японии есть безлюдные заводы-автоматы. Объясните, пожалуйста, кто создает прибавочную стоимость для капиталиста, владеющего этим безлюдным заводом?

ПЛЕТНЕВ. На этом вопросе спекулирует и западная пропаганда, обосновывая тезис об "отсутствии эксплуатации" в современном капиталистическом обществе. С первыми ростками автоматизации такой вопрос начали адресовать марксизму, и не без злорадства.

Что можно сказать по этому поводу? Нужно все время иметь в виду, что марксизм изучает отношения в обществе, между классами. Создателем прибавочной стоимости выступает не тот или иной конкретный рабочий, а рабочий класс в целом, совокупно, общественный рабочий. Как распределяются роли и места, степень участия отдельных членов этого совокупного общественного рабочего в процессе создания прибавочной стоимости - это вопрос организации и техники производства.

Еще Маркс предполагал, что отдельные члены этого совокупного рабочего могут находиться ближе или дальше от непосредственного воздействия на материал природы. Тем не менее сообща они создают искомую капиталистическим обществом прибавочную стоимость.

Маркс неоднократно выступал против попыток отождествить процесс создания материальных вещей с процессом создания самой прибавочной стоимости. А процесс эксплуатации рабочего класса - со степенью тяжести труда для одного или отдельно взятых нескольких работников.

Да, действительно, в капиталистическом производстве есть безлюдные цехи и даже заводы. Но значит ли это, что исчез вообще труд по созданию прибавочной стоимости? Эти заводы представляют собой часть системы, которая создана трудом, контролируется трудом, налаживается при помощи живого труда.

Если на одном участке живой труд, затраты рабочей силы, как таковой, исчезли, то на других они остаются. Сейчас все больше рабочего люда уходит из непосредственно материального производства в сферу услуг, информации, культуры и т. д. Но суть отношений между капиталистом и рабочим не изменилась.

Как видим, краеугольные понятия марксистско-ленинской теории о глубоком противоречии между трудом и капиталом остались незыблемыми, несмотря на большие усилия буржуазной пропаганды доказать обратное.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно