Примерное время чтения: 11 минут
86

"9-я СТУДИЯ". Старые устремления и новое мышление

В очередной телевизионной передаче принимали участие директор Института США и Канады АН СССР академик Г. А. АРБАТОВ, журналист-международник В. И. КОБЫШ и политический обозреватель Гостелерадио СССР профессор В. С. ЗОРИН.

ЗОРИН. События, происшедшие после окончания XXVII съезда КПСС, подтверждают верность я объемность анализа мирового политического процесса, данного на съезде.

Как можно охарактеризовать реакцию в мире на съезд нашей партии?

КОБЫШ. Реакция, конечно же, была разной. Но в одном она имела общий знаменатель - повышенный интерес. То, как наш съезд был воспринят народами социалистического содружества, четко сформулировал Войцех Ярузельский: "Обращенный всей своей сущностью к миру, социальному прогрессу, социализм демонстрирует сегодня с новой силой молодость и жизненность, созидательную мощь и способность к достижению новых рубежей".

Огромный резонанс получили решения съезда, в первую очередь принятая на нем программа мира, в развивающихся странах. Во многих западных капиталистических странах тоже самым внимательным образом изучают одобренные съездом Основные направления хозяйственного развития СССР до 2000 года в свете тех возможностей, которые открываются для их экономики.

Совсем другой взгляд на все это у вашингтонской администрации, у НАТО. Там явно испытывают какой-то дискомфорт, беспокойство. В частности, зададимся вопросом: почему президент США прислал мало что прояснивший ответ на советские предложения от 15 января этого года за два дня до открытия съезда? По-видимому, тут было не столько стремление решить серьезнейшие проблемы, поставленные в наших предложениях, сколько желание как-то отвлечь внимание от работы съезда.

Возникают и другие вопросы. Почему именно после съезда так "понесло" вашингтонскую администрацию, которой вдруг захотелось поиграть мускулами у южного берега Крыма, на границах Никарагуа, у берегов Ливии? Это их реакция.

АРБАТОВ. Я бы выделил в международной реакции на съезд два момента и начал бы с того, что может показаться несколько неожиданным. Особый интерес за рубежом вызвало то огромное внимание, которое съезд уделил ускорению социально-экономического развития страны, та решительность, с которой вскрывались недостатки, говорилось о препятствиях, стоящих на пути движения вперед, решимость преодолеть эти препятствия.

Если говорить честно, противников наших пугает, конечно, не перспектива "советского вместе с кубинскими и никарагуанскими полчищами" наступления на США через Мексику, чем они стращают своего обывателя, не пресловутое стремление СССР "к теплым морям". Их пугает больше всего именно успешное развитие социализма в нашей стране и в других социалистических странах. Они хорошо знают силу примера социализма и значение его растущего авторитета. Они связывали немалые надежды с недостатками, которые накапливались у нас, трудностями, которые мы переживали. И теперь, когда уже совершенно очевидно, что мы всерьез взялись за то, чтобы покончить с этими недостатками, быстро двинуться вперед, это вызывает у наших противников очень серьезную тревогу.

ЗОРИН. Однако когда звучит острая самокритика, то ею пользуется вражеская пропаганда для клеветы на социализм...

АРБАТОВ. Да, это так. Но ведь недостатки, когда они есть, критиковать их или нет, все равно очевидны: изучение статистики, экспорта и импорта, состояния счетов в иностранных банках может многое поведать специалистам. Более того, когда молчали о недостатках, а, наоборот, шла безудержная похвальба, это, мне кажется, внушало нашим противникам серьезные надежды, что дело будет идти по наклону. Теперь же, я убежден, поток клеветы в наш адрес из- за самокритики не увеличился, а сократился. Нет предмета для спекуляций.

И второй момент. Большое впечатление на мир произвело продемонстрированное на съезде видение мира Советским Союзом - мира многоликого, многообразного, полного противоречий, но вместе с тем взаимосвязанного и цельного. Это особенно наглядно высвечивается на фоне нынешнего американского подхода. Мы видим возврат американской политики к самым кондовым представлениям о мире, мире, где все делится на зло и добро. Добро - конечно, американцы и те, кто их безоговорочно поддерживает. А зло - это мы. Этот убогий подход настолько не соответствует реальному весу проблем, с которыми приходится сталкиваться человечеству, что он производит весьма жалкое впечатление. Хотя не следует забывать, какую он несет опасность.

ЗОРИН. Всю первую половину 80-х годов делалась ставка на изматывание советской экономики все новыми витками гонки вооружений. И то, что XXVII съезд КПСС, исходя, естественно, из реальных возможностей, выдвигает такие грандиозные программы, - это ушат холодной воды на головы тех, кто вынашивал планы экономического изматывания.

Существует идея, что чем больше успехи социализма, тем ожесточеннее борьба против него. Следовательно, нарастание наших успехов неизбежно грозит нарастанием антисоветской, антисоциалистической кампании?

АРБАТОВ. На деле все сложнее. Когда мы в чем-то проявляем слабость, тогда противник тоже начинает форсировать атаки против нас.

Нынешнее же истерическое ожесточение в американской политике, видимо, отражает желание осложнить нам осуществление наших планов. Это своеобразная форма вмешательства в наши внутренние дела.

КОБЫШ. Решения XXVII съезда КПСС оказались полностью созвучными с процессами, которые идут сейчас в социалистических государствах. Возьмем, к примеру, Кубу, ее феномен, ясно выявившийся на прошедшем в Гаване съезде партии. Прежде (исторически это было совсем недавно) отсталая страна, страна монокультуры на глазах превращается сейчас в государство аграрно-индустриальное, с развитой экономикой. Теперь ставится задача превратить Кубу в индустриально-аграрную страну.

Полную созвучность с нашим съездом продемонстрировал и прошедший в Чехословакии XVII съезд КПЧ.

Вбирая опыт первой в мире страны социализма, опыт во многом уникальный, каждое государство - член социалистического содружества опирается на собственный ценный для нас и других опыт, исходит из своей истории и особенностей. Нет, таким образом, одной лаборатории социализма, у каждой страны она своя. Но все вместе мы заняты общим делом.

ЗОРИН. Телезрители часто задают вопрос: что происходит с послеженевским процессом?

АРБАТОВ. Я бы сказал что все, что было достигнуто в Женеве, довольно быстро демонтируют американцы. По этому поводу высказываются разные мнения. Некоторые считают, что президент США, подписывая заявление в Женеве, и не собирался его выполнять, что это был своего рода политический маневр. Другие думают, что за пять месяцев после Женевы в правящих кругах США изменилось соотношение сил, верх взяли крайне правые.

Я не исключал бы ни той, ни другой версии, хотя и не стал бы под ними подписываться. Но вполне допускаю, что дело могло быть и проще, что президент Рейган действительно хотел что- то сделать. Ведь так приятно слыть миротворцем. И возможно, с этим он ехал в Женеву, а по возвращении оттуда с гордостью об этом говорил. Но может быть, он тогда просто не представлял себе, что для того, чтобы стать миротворцем, надо внести очень много изменений в американскую политику. А потом, осознав эту необходимость, шарахнулся в противоположную сторону.

Ситуация, в которой оказалась тогда администрация, была для нее неуютна. Вез напряженности, без гонки вооружений, без постоянной череды политических авантюр она чувствует себя, как рыба, вытащенная из воды. Этим, мне кажется, объясняется поворот в другую сторону.

ЗОРИН. Так что же, назрела переоценка Женевы с нашей стороны?

АРБАТОВ. Думаю, нет. Когда мы оценивали итоги советско- американской встречи на высшем уровне, мы говорили, что масштабы успеха будут определяться всем ходом развития после женевской встречи. Мы, конечно, надеялись, что достигнутые договоренности будут претворяться в дела, Но мы были готовы и к другому повороту.

Кроме того, даже если происходящее сегодня - это последнее слово нынешней администрации США, хотя не хотелось бы в это верить, встреча в Женеве все равно была очень полезной. Ведь и раньше в Вашингтоне говорились очень разные, противоречивые вещи. Их надо было проверить. А иного способа проверить, можно ли о чем-то договариваться с этой администрацией, чем вступить с ней в разговор на самом высоком уровне, просто нет. И мы не могли упустить такой возможности.

Это важно было и для всего мира. Американская администрация умеет заниматься пропагандой и владеет искусством словесной эквилибристики. Президент, например, не прочь поговорить о своем желании сделать устаревшим ядерное оружие, освободить от него человечество, А когда встал конкретный вопрос о ядерных испытаниях, он стал наглядной проверкой намерений администрации. Так что одним из последствий Женевы стал политический листопад, когда происходит массовое опадение фиговых листков, прикрывавших истинные устремления немалого числа политических деятелей.

Нельзя недооценивать, что выявление подлинных намерений - это не только пропаганда, но и очень важная политика. Есть такие виды политики или, пользуясь ленинским выражением, есть такие мерзости и негодяйства, которые не терпят огласки, не терпят правды, как плесень не терпит солнечного света. И военные приготовления, подстегивание огромных военных расходов, планы кровавых авантюр - все это может осуществляться в нынешнем мире только под прикрытием густой волны обмана и всеобщего одурачивания.

И вместе с тем послеженевский процесс помог и нам, он позволил нам более смело, более решительно подойти к выработке новых предложений, новых инициатив.

Словом, как бы ни поворачивалось дело, к доженевской ситуации возврата уже нет. Начинают жить своей жизнью новые идеи, новые предложения, новые представления о гонке вооружений, о путях борьбы с ней, началась перестановка сил в общественных движениях. Так что нет никаких оснований для переоценки действительно крупного и серьезного политического события.

КОБЫШ. Здесь, мне кажется, есть еще один немаловажный аспект. Политический листопад, о котором говорил Георгий Аркадьевич, привел к тому, что в самих США, даже в администрации, выявился определенный разлад по весьма существенным проблемам, прежде всего связанным с подходами к проблеме контроля над вооружениями. Советские предложения от 15 января поставили правящие круги США в трудное положение, администрации приходится отбиваться в политическом, пропагандистском, дипломатическом плане.

В определенном смысле отражение этой борьбы - в событиях, которые развернулись у берегов Ливии, у крымских берегов и т. д. США бросили к берегам небольшой африканской страны несколько десятков боевых кораблей, в том числе три авианосца с 230 боевыми самолетами, и употребили против Ливии оружие. И это не просто инцидент, это карательная операция, заранее спланированная и подготовленная. Представитель госдепартамента США, объясняя этот акт агрессии, заявил: нынешние учения в Средиземном море, мол, являются частью программы учений по реализации права на свободу судоходства.

Вооруженные провокации, игра военными мускулами - это попытка остановить ход истории. Думаю, в этом вообще смысл разжигаемых Соединенными Штатами региональных конфликтов. Попытка, разумеется, обречена на провал. Но эта безответственная политика часто ставит человечество на грань очень опасных событий.

ЗОРИН. Во всем мире обратили внимание на то, что на XXVII съезде нашей партии было откровенно сказано о трудностях и сложных проблемах сегодняшнего мира и в то же время был продемонстрирован глубокий исторический оптимизм. На чем, по-вашему, этот оптимизм основан?

АРБАТОВ. Прежде всего на уверенности в собственных силах и перспективах своего общества. Эта уверенность основывается на понимании проблем и трудностей, но вместе с тем на ясном представлении об огромных резервах и безграничных возможностях нашего общества.

Если говорить о внешней политике, я думаю, что у нас есть все основания смотреть в будущее с уверенностью, потому что наша политическая платформа выражает коренные потребности международного развития.

Сегодня классовая борьба на международной арене не ограничивается тем, какая система позволит в более полной мере удовлетворить потребности людей и потребности прогресса. Есть и другой аспект: какая система, какое общество предложит миру реалистический ответ на те вопросы, которые стоят перед человечеством.

И здесь проходит очень важная грань борьбы. Это борьба старых, оторванных от жизни представлений о том, как решать проблемы мира, и нового мышления, которое поднялось до осознания мировых реальностей и предлагает решения, действительно способные обеспечить человеческому обществу не только выживание, но и возможность успешно развиваться.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно