Примерное время чтения: 9 минут
130

ДАВАЙТЕ РАЗБЕРЕМСЯ. КОНТРОЛЬ НАД ВООРУЖЕНИЯМИ: ДВЕ ПОЗИЦИИ

СРЕДИ широкого комплекса недавних советских внешнеполитических инициатив внимание мировой общественности и правительств различных стран по праву привлекли смелые предложения СССР в области контроля над мерами по ограничению и прекращению гонки вооружений. Это и понятно. Ведь до сих пор западная пропаганда на все голоса распространяет миф о том, что одним из главных препятствий на пути ограничения и прекращения гонки вооружений и тем более полного разоружения является якобы "нежелание Советского Союза пойти на эффективные меры контроля".

Показательно, что этот "аргумент" всякий раз вытаскивается на свет и усиленно муссируется как раз в тот момент, когда Соединенным Штатам нужно заблокировать мирные инициативы Советского Союза в области разоружения.

- Достаточно напомнить, что "проблема контроля" была выделена в категорию труднопреодолимых, когда встал вопрос о том, чтобы США последовали примеру СССР и ввели мораторий не любые ядерные взрывы.

- Эта же "проблема" используется в качестве предлога для дискредитации решения СССР в одностороннем порядке сократить ракеты средней дальности.

- Под ширмой "несовершенства" мер контроля США неоднократно торпедировали уже заключенные соглашения (ОСВ-1, ОСВ-2 и др.).

Последние советские предложения, касающиеся контроля, камня на камне не оставляют от многолетних политических спекуляций Запада вокруг этой псевдопроблемы и дают новый мощный импульс процессу ограничения гонки вооружений.

Как заявил М. С. Горбачев в Политическом докладе ЦК КПСС XXVII съезду партии, "...СССР для контроля открыт, мы заинтересованы в нем не меньше других. Всеобъемлющая, строжайшая проверка, пожалуй, - важнейший элемент процесса разоружения. Суть дела, по нашему представлению, в следующем: разоружение без контроля невозможно, но и контроль без разоружения не имеет смысла".

ЧЕМ РАЗНЯТСЯ ПОДХОДЫ СССР И США К ПРОБЛЕМЕ КОНТРОЛЯ

Позиция США. Одной из характерных черт американской "концепции контроля" является попытка представить дело так, будто ряд областей и систем вооружений вообще не поддаются контролю. А раз так, значит, поиски взаимовыгодных соглашений в области разоружения - дело бесперспективное, просто безнадежное. Тем самым США заранее выносят за скобки переговоров те вопросы, положительное решение которых противоречило бы их агрессивному военно-политическому курсу.

Позиция СССР. Справедливости ради отметим, что проблема контроля в ряде случаев действительно не проста. И Советский Союз всегда проявлял готовность принять участив в поисках общеприемлемых договоренностей относительно той или иной системы контроля на компромиссной основе. Однако при всей сложности научно-технического компонента проблемы контроля это вопрос не столько технический, сколько политический, и должен он решаться главным образом политическими средствами. Намеренно преувеличивать технические трудности, связанные с контролем, - значит заранее блокировать возможные решения. Именно к этому недостойному приему постоянно прибегают США.

Рассмотрим конкретный пример. Возьмем актуальнейшую проблему недопущения гонки вооружений в космосе. Когда в 1984 г. СССР предложил обсудить этот вопрос на двусторонней основе, США заявили, что они не вступят в переговоры до тех пор, пока не будут найдены надежные способы проверки выполнения возможных договоренностей.

Если подходить к этой исключительно важной проблеме со всей ответственностью, то дело, конечно, не в контроле.

- Имеющиеся национальные технические средства позволяют надежно контролировать замораживание испытаний противоспутникового оружия. Что же касается соблюдения моратория на такое оружие орбитального действия, то контроль может быть обеспечен средствами слежения за космическими объектами, имеющимися у сторон.

- Для контроля над другими системами можно привлечь и дополнительные электронные средства США и СССР, размещенные на суше, в Мировом океане, космосе. Это особенно верно в отношении запрещения космических ударных систем. Ведь речь идет о запрещении того немногого, что уже создано. Завтра, как подсказывает опыт, это сделать будет гораздо труднее.

Советский Союз настойчиво убеждает США, что главная функция контроля - способствовать осуществлению мер по ограничению и прекращению гонки вооружений. Он должен укреплять доверие сторон друг к другу на основе объективной информации о реальном положении дел по выполнению того или иного соглашения. Но это возможно лишь при том условии, если объем и способы контроля будут соответствовать характеру и объему конкретных договоренностей. Контроль же без выработки конкретных мер по ограничению вооружений теряет свой смысл и может превратиться лишь в средство разведки, к чему, собственно, и стремятся США.

Возьмем еще один пример. Рассмотрим проблему запрещения химического оружия. Ведь позиция США в этом вопросе состоит в том, чтобы открыть для "контроля" только государственную химическую промышленность. В СССР, как известно, вся химическая промышленность является государственной и, согласно предложению США, стала бы "прозрачной" для американских контролеров. При этом практически вся химическая промышленность США, которая находится в руках частного сектора, оказалась бы закрытой для контроля со стороны СССР.

Что скрывается за принципом "прозрачности"? Он применяется Вашингтоном как универсальное средство для блокирования и других переговоров по разоружению. Так, на венских переговорах о сокращении вооруженных сил и вооружений в Центральной Европе США потребовали раскрыть численность, характер деятельности и организационную структуру вооруженных сил СССР, указать места их дислокации, иными словами, отказаться от всяких военных "секретов".

Что же предлагается взамен? СССР, по предложению стран Запада, мог бы контролировать военную деятельность лишь в пределах Европы. Территория США из-под всеобъемлющего контроля, естественно, исключается по той простой причине, что Советскому Союзу и так все известно. Ведь Соединенные Штаты, мол, открытое общество, и об их военной деятельности советские эксперты могут узнать все чуть ли не из бульварных газет!

Приведенные факты свидетельствуют, что за всем этим стоит явное нежелание Вашингтона связывать себя какими-либо ограничениями, которые помешали бы дальнейшему наращиванию и качественному совершенствованию вооружений для достижения военного превосходства над странами социалистического содружества. По-другому оценить политику США в этом вопросе невозможно.

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ НОВИЗНА И СМЕЛОСТЬ ПРЕДЛОЖЕНИЙ СССР?

Почему сегодня любой непредвзятый наблюдатель говорит о том, что смелые шаги СССР положили конец использованию проблем контроля в качестве тормоза на советско- американских переговорах?

СССР совершенно однозначно заявил, что он вообще не видит каких-либо препятствий в подходе к контролю и готов пойти на любые, подчеркиваем, любые меры контроля, если они будут содействовать ограничению гонки вооружений.

Первое. Советский Союз вновь предложил договориться с США о том, чтобы на взаимной основе прекратить все ядерные взрывы, т. е. надежно перекрыть каналы совершенствования ядерного оружия. Должный контроль за соблюдением моратория, по мнению СССР, будет полностью обеспечен национальными техническими средствами, а также с помощью международных процедур. В необходимых случаях будет осуществляться инспекция на местах.

Более того, Советский Союз выразил готовность воспользоваться известным предложением лидеров шести государств - если оно будет приемлемым для другой стороны - об оказании помощи в проверке прекращения ядерных испытаний, включая инспекции на местах.

Второе. Далеко идущими являются предложения СССР, касающиеся контроля над соглашениями по недопущению гонки вооружений в космосе. Советский Союз за то, чтобы запрет на ударные космические средства охватывал все этапы зарождения этого нового класса вооружений, что, однако, не затрагивает фундаментальные исследования в космосе.

При этом СССР считает недопустимым, чтобы под видом изысканий и исследований велись внелабораторные работы военного характера - создавались и испытывались опытные образцы, отдельные узлы и компоненты, макеты и прототипы космических вооружений.

Должно быть запрещено все, что делается для последующего конструирования и производства ударных космических систем, как это делают США.

Эта военная деятельность, по твердому убеждению СССР, вполне поддается контролю с помощью национальных технических средств (спутники, радиолокационные станции и другие радиотехнические средства). Учитывая, что на Западе опять нашлись "контраргументы" против такой системы контроля, Советский Союз пошел на новый смелый шаг - предложил установить самый строгий контроль, включая открытие для инспекций соответствующих лабораторий. Естественно, это будет осуществляться в целях недопущения гонки вооружений в космосе, а не в целях контроля над этой гонкой.

Третье. Советский Союз выступил с предложением ускорить переговоры по заключению эффективной и поддающейся контролю международной конвенции о запрещении химического оружия и уничтожении существующих запасов этого оружия. Конечная цель СССР - быстрейшая полная ликвидация этого оружия и самой промышленной базы для его изготовления.

При этом мы готовы обеспечить своевременное объявление местоположений предприятий по производству химического оружия и прекращение его производства, начать выработку процедур по уничтожению соответствующей производственной базы, а также приступить, после вступления конвенции в силу, к ликвидации запасов химического оружия.

Причем все это, по предложению СССР, осуществлялось бы под строгим контролем, и опять же включая международные проверки на местах.

Четвертое. Выступил Советский Союз с новыми предложениями по контролю и применительно к переговорам в Вене. Это особенно важно сейчас, когда появились некоторые признаки возможности достижения компромиссного решения о сокращении советских и американских войск и последующем замораживании уровня вооруженных сил противостоящих друг другу группировок в центре Европы.

СССР со всей определенностью заявил, что кроме национальных технических средств обязательство о замораживании численности войск можно было бы контролировать и с помощью постоянно действующих пунктов контроля за входом в зону сокращения каких бы то ни было воинских контингентов.

Предлагается также обмен списками сокращаемых воинских частей, взаимное уведомление о начале и завершении сокращения, а также создание каждой стороной по 3 - 4 пункта наблюдения за выводом сокращаемых войск.

Пятое. Выдвинув конкретную программу ядерного разоружения, Советский Союз отдает себе отчет в том, что ее реализация требует соответствующих средств контроля. Это весьма деликатные вопросы, связанные с интересами национальной безопасности, что и обусловливает кровную заинтересованность СССР в надежном контроле. Поэтому политика Советского государства постоянно нацелена на поиски таких форм, методов и средств контроля, которые обеспечивали бы гарантированное и безопасное продвижение вперед по пути разоружения.

При всей важности и сложности проблемы контроля, она не идет ни в какое сравнение с той угрозой, которую несет человечеству бесконтрольная гонка вооружений. Превращать проблему контроля в камень преткновения на пути ограничения вооружений не только безответственно и опасно, но и преступно. Советский Союз сделал все от него зависящее, чтобы практически полностью решить эту проблему. Теперь дело за Соединенными Штатами и их союзниками.

А. ПОДБЕРЕЗКИН, А. ЧАПИС, кандидаты исторических наук

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно