106

ЗАМЕТКИ ЛЕКТОРА. Наш научный потенциал: реальная картина

К началу 70-х годов мало кто из специалистов в США сомневался в том, что научно-технические возможности СССР примерно равны американским. На протяжении всех 70-х годов в докладах Национального научного совета президенту и конгрессу США постоянно подчеркивалось, что СССР не уступает США по уровню затрат на научные исследования и опытно-конструкторские разработки, по численности и компетентности научных и инженерно-технических кадров.

И тем не менее сегодня, когда в нашей стране решается задача резкого ускорения научно-технического прогресса, в Америке всячески выражаются сомнения в нашем успехе. Забыв, казалось бы, собственные недавние признания, многие американские средства массовой информации предрекают нам неудачу.

ПРИЧИНА такого отношения ясна. Объективность приносится в жертву антисоветской политике и пропаганде. Но каковы, спрашивается, аргументы, обосновывающие скепсис?

В ГРУППЕ ЛИДЕРОВ

Говорят, в частности, о "технологическом отставании" Советского Союза в некоторых отраслях. Что ж, это верно. Но уместно заметить, что сегодня, в эпоху бурного развития НТР, ни одно государство, сколь бы индустриально развитым и богатым оно ни было, не может одновременно лидировать во всех без исключения областях промышленности, науки и техники. Доказательство тому - США.

Все еще первенствуя в капиталистическом мире в целом, удерживая ведущие позиции в большинстве отраслей, США тем не менее заметно отстали от Японии, например, в часовой промышленности и робототехнике, в некоторых других сферах, определяющих технический прогресс. Более того, в США создано официальное агентство для "сбора информации" о технологических новинках Японии.

А разве не знаменательно столь очевидное стремление американского бизнеса приобщиться к советскому опыту, о котором, например, Джон Кайзер, советник президента США по проблемам науки и техники, свидетельствует: "Мы не любим много говорить о советских научно-технических достижениях, таких, как первенство в космических исследованиях, открытия термоядерного синтеза, лазеров, или достижениях в более "прозаических" областях: сварке, ортопедической медицине, энергетическом машиностроении, сталелитейной промышленности, сверхглубоком бурении, технологии обработки металлов и материалов".

Так отстает ли в чем-то СССР? Отстает, разумеется, и специалисты в "своих" областях это хорошо знают. Но важно со всей определенностью подчеркнуть: это отставание преодолимо.

Вот тому пример. В начале десятой пятилетки американцы писали, что Советский Союз отстает в микроэлектронике от США примерно на 8-10 лет. Изучив в 1979 г. несколько образцов наших схем, они оценили это отставание в 2-3 года. А в 1981 г. январский номер американского журнала "Электроникс" (а он очень авторитетен в этой области) уже отмечает: "Технологическая база и квалификация технологов позволяют Советскому Союзу изготовлять интегральные схемы почти такого же качества, что и в США. Вероятно, полученные схемы не отражают наивысший технический уровень Советского Союза в этой области. Интегральные схемы, применяемые в СССР для собственных нужд, могут быть технически более совершенны". У нас нет оснований отрицать такие выводы.

К сказанному можно добавить, что наша страна в тех случаях, когда ей нужно ликвидировать отставание, опирается на свой уникальный "банк идей", созданный в результате первоклассных фундаментальных исследований, охватывающих весь спектр современной науки.

НАШИ ГЛАВНЫЕ КОЗЫРИ: ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ, ПЛАНОВОСТЬ, СМЕЛОСТЬ

То, что достигнуто советской наукой, - это результат следования традициям российского естествознания тех новых сил, которые влились в науку после революции, это результат планомерной политики Коммунистической партии и Советского государства, направленной на развитие фундаментальных исследований.

Недаром еще в 20-е годы академик И. П. Павлов с гордостью показывал своим зарубежным гостям городок исследователей в Колтушах, построенный на ассигнования из нашего в то время очень скудного госбюджета. "Вы слышали и видели, какое исключительно благоприятное положение занимает в моем Отечестве наука", - говорил он своим коллегам, съехавшимся отовсюду в СССР на международный конгресс.

Мы знаем примеры, до сих пор поражающие воображение, граничащие с невозможным. За полтора года 8 химиков во главе с С. В. Лебедевым в лабораторных условиях создали синтетический каучук. Сразу же началось строительство одного опытного завода и трех крупных промышленных предприятий. Крупномасштабное производство советского искусственного каучука развернулось в 1932 г. В Германии оно началось 6 лет спустя, в США - еще позднее. Так, используя социалистические плановые начала и подлинный энтузиазм, большевики целенаправленно добивались, как мы сейчас говорим, интеграции науки и промышленности.

Образцы этой интеграции дала и Великая Отечественная война. В те огневые годы, когда на полях сражений решалась судьба народов, советские ученые разработали принципиально новые, высокоэффективные технологии, обеспечившие нашу экономическую победу над фашизмом.

Например, коллектив всемирно известного теперь Института электросварки под руководством Е. О. Патона внедрил на Урале новый метод автоматической дуговой сварки под флюсом, что позволило поставить "на поток" производство знаменитых "тридцатьчетверок" - лучших танков второй мировой войны. Сколько ни бились немецкие специалисты - а они, надо сказать, знали толк в своем деле, - им так и не удалось раскусить "патоновский" метод сварки.

Закономерным был и общий итог работы советской промышленности. Имея гораздо меньше электроэнергии, угля, стали, СССР за годы войны выпустил более чем в два раза больше танков, чем Германия.

А после войны? В разоренной стране, потерявшей 20 млн. своих сынов и дочерей, коллектив ученых под руководством И. В Курчатова создал атомное оружие и отвел меч, занесенный над головой нашего народа. Не было в то время на Западе секрета, который охраняли бы столь тщательно Поэтому рассчитывать на заокеанскую технику и технологию не приходилось. Наша ядерная физика сумела найти собственные пути для решения большого комплекса сложнейших теоретических и экспериментальных задач, связанных с созданием ядерного реактора, разделением изотопов урана, управлением реакцией деления, радиационной защитой и т. д. Результатом этой чисто научной работы стало и рождение новых мощных отраслей промышленности, определивших советский приоритет во многих сферах мирного использования атомной энергии.

ЦЕНА ОШИБКИ

Наивно было бы думать, что достижения приходят сами собой. Выступая в июне минувшего года на совещании в ЦК КПСС по вопросам ускорения научно-технического прогресса, президент АН СССР академик А. П. Александров говорил; "В 30-е годы И. В. Курчатова в самый разгар его первых работ по ядерной энергетике критиковали на собрании Академии наук за то, что он занимался проблемой, "не имеющей отношения... к практике". В данном случае трезвый разум победил быстро. А вот расплачиваться за ошибки академика Лысенко в генетике и селекции приходится до сих пор".

Воистину это так. В 20-х годах, благодаря выдающимся достижениям профессора Н. И. Вавилова, его коллег и учеников, советская генетика занимала ведущие позиции в мире. Открытие и обоснование Н. И. Вавиловым "закона гомологических рядов в наследственной изменчивости" имело исключительное значение для развития мировой биологической науки и сельскохозяйственной практики.

Сегодня советские биологи, наследники Н. И. Вавилова, восстанавливают былую славу. Например, благодаря оригинальным фундаментальным исследованиям советская микробиологическая промышленность производит ежегодно 1,5 млн. т искусственного кормового белка - больше, чем все остальные страны мира. Наши ученые, работающие в области генетической и клеточной инженерии, создали интерферон человека - мощнейшее средство повышения сопротивляемости организма болезням, искусственный гормон роста.

ЗАИМСТВУЯ СОВЕТСКИЙ ОПЫТ

Возвращаясь к атомной энергетике, можно без преувеличения констатировать: приоритеты в этой области в конечном итоге определились тоже фундаментальными научными исследованиями физиков. А приоритеты эти общепризнанны.

И вполне закономерно стремление западных стран, прежде всего США, заимствовать советский опыт. В 70-х годах крупнейшие американские компании деятельно участвовали в осуществлении соглашений между СССР и США о научно- техническом сотрудничестве в целом ряде областей. "Информация в области управляемого термоядерного синтеза, полученная в результате сотрудничества, - отмечал позднее Ф. Пресс, советник президента США по науке и технике, - сэкономила Соединенным Штатам до двух лет на экспериментальные работы и около 10 млн. долларов".

Еще одно убедительное свидетельство самого пристального внимания в США к советским фундаментальным научным исследованиям - полный и оперативный перевод 100 с лишним советских научных журналов. Институт физики США, в частности, переводит целиком 20 наших журналов. Журналами, разумеется, дело не ограничивается. Американские специалисты призывают к более активному использованию издаваемы: в СССР научных книг, особенно в таких важных областях, как вибрационная техника, сварка, литье под давлением, непрерывное и точное литье, где советские ученые и инженеры добились крупных успехов.

Уместно заметить, что во второй половине 60-х годов под влиянием "спутникового шока" в большинстве капиталистических стран началось создание общегосударственных органов планирования и управления научной деятельностью. Научно-технические достижения Советского Союза, столь впечатляющий уровень фундаментальных исследований вынудили правительство США резко расширить систему высшего и среднего специального образования.

НАШИ ОТКРЫТИЯ - НАМ И ИСПОЛЬЗОВАТЬ

Из вышесказанного не следует делать вывод, что мы решили все проблемы в области НТР. Безусловно, у нас еще есть серьезные недоработки, которые в первую очередь касаются внедрения научных достижений в производство. Взять хотя бы положение дел в металлургии. Специалисты констатируют: из 13 крупнейших нововведений послевоенного периода в черной металлургии ни одно не принадлежит Соединенным Штатам. Больше половины из них - результат открытий советских ученых и инженеров.

Сегодня, к примеру, во всех странах мира свыше 60% металла получают методом непрерывной разливки стали, изобретенным и внедренным впервые в практику нашими тульскими специалистами. Но, приобретя у СССР лицензии, Япония, США, ФРГ, Франция и другие государства Запада быстро распространили у себя этот метод. Мы же здесь отстали". В результате мы не можем в должной мере использовать поистине гигантский эффект, заложенный в этой технологии.

Еще один пример. Известно, что ряд западных фирм участвовал в сооружении Ново-Оскольского электрометаллургического комбината. А ведь работа этого предприятия основывается на принципиально новой технологии. Между тем далеко не все знают, что разработана она советскими учеными и специалистами. К сожалению, взяв на вооружение наши открытия, западные промышленники раньше сумели наладить производство.

Из подобных фактов, которые мы отнюдь не скрываем - советская печать, телевидение, как мы знаем, изобилуют острыми критическими выступлениями по проблемам научно- технического прогресса, - западная пропаганда делает вывод о некоей консервативности нашей социалистической экономической системы, противопоставляя ее "эффективной" капиталистической. Полноте! По оценкам министерства торговли США, лишь 10% американских фирм "адекватно" используют имеющиеся в стране технические достижения. Если бы их использовали и остальные 90%, то производительность труда в обрабатывающей промышленности США возросла бы как минимум в 3 раза.

Конечно, консерватизма у нас достаточно. Но это консервативность не системы, а людей, порой занимающих и высокие посты, иногда и целых коллективов, чурающихся новизны, творчества и определенного риска, неизбежного при внедрении нового.

На XXVII съезде КПСС шел откровенный разговор об этих и многих других вопросах ускорения научно-технического прогресса, которые нам предстоит разрешить в самые короткие сроки. И то, что мы не затушевываем наши трудности, а трезво отдаем себе отчет в том, что еще не сделано, и видим, что предстоит сделать, - дает нам уверенность в будущем.

* * *

"Борьба за всестороннюю интенсификацию и рационализацию производства, его высшую эффективность на базе научно- технического прогресса органично соединяется в условиях плановой социалистической системы хозяйства с осуществлением гуманистических целей советского общества, с полной занятостью, неуклонным улучшением всех сторон жизни людей".

Из Программы Коммунистической партии Советского Союза.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно