Примерное время чтения: 11 минут
438

ДАВАЙТЕ РАЗБЕРЕМСЯ. Научные потенциалы СССР-США: намного ли мы отстаем!

Предлагаем вниманию читателей беседу нашего корреспондента Н. Желноровой с экономистом Б. ОЛЬГИНСКИМ.

КОРР. Мы постоянно подчеркиваем свою неудовлетворенность научно- техническим уровнем многих видов отечественной продукции. Может, целесообразнее решить проблемы качества, новой технологии путем использования достижений западной, и в основном американской науки и техники?

Б. О. Сразу хочется ответить словами М. С. Горбачева: "Ускорения научно-технического прогресса мы рассчитываем добиться не за счет "перелива технологии" из США в СССР, а за счет "перелива" наиболее прогрессивных идей, открытий и нововведений из советской науки в советскую индустрию и сельское хозяйство, за счет более умелого использования своего собственного научно- технического потенциала. Здесь - центр тяжести наших планов и программ".

Что касается нашей неудовлетворенности... Действительно, мы критикуем нашу науку и технику. Мы видим, осознаем существующие у нас проблемы, но нельзя, чтобы критика заслоняла реально существующие достижения, те позитивные сдвиги, которые появляются в этой области. Поэтому сегодня мне сознательно хочется подчеркнуть наши приоритеты, дабы избежать перекосов в оценке действительности.

Не будем переоценивать и уровень научно-технического прогресса в промышленности США. Если рассматривать ее в целом, ЧПУ - числовое программное управление - в Америке имеет лишь 4% станков. С помощью новейших технологий в США в 1983 г. производилось менее 11% промышленной продукции. Это сведения солидного американского журнала "Форчун".

Заметим в связи с этим, что на долю СССР приходится сейчас треть регистрируемых в мире изобретений - в 2,5 раза больше, чем в США. Намного опережает СССР Соединенные Штаты и страны "Общего рынка" и по заделу первоклассных фундаментальных исследований. Именно у СССР находится крупнейший в мире "портфель идей", определяющих технический прогресс.

Выведена даже четкая формула. Эффективность новой техники и технологии на 70% определяется в до-производственной стадии, на 20% - в процессе производства и на 10% - в ходе эксплуатации. Иными словами, эффективность новой техники и технологии на 7/10 зависит как раз от заложенной в них идеи, возникшей в итоге фундаментальных исследований.

КОРР. Жизнь тем не менее показывает, что на фундаментальных исследованиях, на "чистой" науке далеко не уедешь. По крайней мере, как свидетельствует практика, 3/10 могут затормозить или свести на нет хорошую идею.

Б. О. Трудно согласиться с теми, кто недооценивает роль фундаментальной науки для прикладных целей. В 30-е годы И. В. Курчатова, в самый разгар его первых работ по ядерной энергетике, критиковали на собрании Академии наук за то, что он занимался проблемой, "не имеющей отношения... к практике". В данном случае трезвый разум победил быстро. А вот расплачиваться за ошибки академика Лысенко в генетике и селекции приходится до сих пор.

Видные американские специалисты составили для конгресса США объемистый доклад "Советский экспорт на индустриальный Запад: результаты и перспективы". Вот вывод этого доклада: "В СССР существуют крупные фонды прикладных исследований, которые могут быть с пользой применены западной промышленностью". Так что они отдают должное и фундаментальной, и прикладной советской науке.

КОРР. Редакция получает письма такого содержания: "Опять вы отмечаете советские приоритеты. Мы, оказывается, перегнали Америку и в том, и в этом. А между тем сами критикуем низкое качество нашей промышленной продукции, видим, что мы отстали. Как же так?"

Б. О. Никакого противоречия тут нет. В чем-то мы отстаем от Запада, в чем-то первенствуем, в чем-то идем вровень. На XXVII партсъезде президент АН СССР сказал: "У нас сейчас есть более 300 законченных разработок, которые можно внедрять в промышленность и которые не внедряются". Немало научных открытий и крупных изобретений годами, а то и десятилетиями не находят практического применения. Разве капиталистические фирмы, ориентированные на сверхприбыли, позволили бы лежать втуне такому открытию? Хотя не все так однозначно и в мире капитала. Консерватизма там тоже предостаточно. И далеко не все разом вкушают от созревающих плодов научно-технического прогресса. По оценкам министерства торговли США, лишь 10% американских фирм "адекватно" используют имеющиеся в стране технические достижения.

Нашу продукцию можно встретить на зарубежном рынке, где она нередко успешно конкурирует с западной. Это тоже говорит о том, что какой-то фатальной отсталости нет.

Приведу некоторые статистические выкладки о нашем экспорте. В 1979 - 1984 гг. из СССР экспортировано 2,5 млн. телевизоров, почти 5 млн. фотоаппаратов, 100 млн. часов и часовых механизмов. К 1984 г. за границу в общей сложности поставлено 4,6 млн. автомобилей, 550 тыс. тракторов, 2570 самолетов и вертолетов, 2000 судов, 4,3 тыс. тепловозов, 275 тыс. металлорежущих станков, 1,7 тыс. ЭВМ.

КОРР. СССР продал "в общей сложности", т. е. за все десятилетия своего существования, 4,6 млн. автомобилей. А Япония сегодня за один год продает больше. Так что все познается в сравнении. Далее. Львиная доля нашего промышленного экспорта приходится на социалистические, а также развивающиеся страны...

Б. О. В капиталистических государствах Запада советским товарам приходится сталкиваться с целым рядом дискриминационных ограничений. Это высокие таможенные пошлины, жесткие квоты и прочее. С учетом этого продажу Англии, например, 120 тыс. машин "Лада" (на начало 1985 г.) следовало бы, по-моему, рассматривать как несомненный и немалый успех.

КОРР. "Наш экспорт, - пишет А. Зинец из Нового Буга, - это в основном - на 85% - топливо, или, как теперь говорят, энергоносители, и сырье. Положение прискорбное, и с годами оно не меняется. Но продавать сырье невыгодно, расточительно. Хотя понятно: больше торговать нечем - капиталисты наши машины и оборудование не берут - качество не то".

Б. О. В отношении направленности советского экспорта замечено верно. Почему, скажем, мы продаем много газа? Нам до крайности нужна валюта. Но нельзя утверждать, что "капиталисты наши машины не берут". Берут!

Сверхтяжелый пресс усилием 65 тыс. т, поставленный Советским Союзом во Францию, остается самым мощным в Европе. В Японии прессы из, СССР импортируют такие известные фирмы, как "Итону", "Мицуи", "Сумитомо".

В Канаде на 4 гидроэлектростанциях установлены советские турбоагрегаты общей мощностью 2 млн. кВт, Внешнеторговые организации нашей страны вышли победителями на международных торгах, где конкуренция была жесточайшей.

В Японии, ФРГ, Италии, Англии и других странах Запада работают гигантские токарно-карусельные станки нашего Коломенского завода тяжелого станкостроения. Эти станки с микронной точностью обрабатывают заготовки весом в сотни тонн.

КОРР. И все же представляется, что вы рисуете излишне оптимистическую картину. А между тем и абсолютные, и относительные размеры нашего промышленного экспорта весьма скромны. Только 29% серийной продукции советского машиностроения соответствует мировому уровню. Известно, что технология непрерывной разливки стали - крупнейшее наше достижение. Но что получилось? Изобрели, разработали и внедрили эту революционную технологию наши специалисты, но с распространением этого эффективнейшего метода на Западе ушли далеко вперед, а мы отстали. Чем же тут гордиться?!

Б. О. Так вот и поставлена теперь задача: впредь не упускать наших приоритетов, а подтверждать и умножать их. И не просто ориентироваться на лучшие мировые образцы, а превосходить их, идти дальше.

Прорыв на главных направлениях научно-технического прогресса сейчас определяется межотраслевой интеграцией и концентрацией сил. А наиболее перспективная его организация - межотраслевой научно-технический центр или комплекс (МНТК). Конкретный пример - МНТК "Ротор", созданный по решению партии и правительства. Его мозг и сердце - мощное КБ, которое руководит выделенными головными научно-исследовательскими и конструкторскими организациями соответствующих министерств.

Как наиболее эффективная форма интеграции науки с промышленностью проявили себя научно-производственные объединения, НПО. Инженерный центр дает большой выигрыш и производству, и науке. Производство получает от центра новые эффективные технологические процессы, а наука - хорошую материально-техническую базу и полигоны для исследований. Инженерный центр доводит свои разработки до практической реализации. Выпустив опытные образцы новой техники, он этим не ограничивается. Работники центра участвуют в переоснащении цехов. Мало того - они учат персонал работе на новом оборудовании. Одним словом, инженерный центр полностью подготавливает производство к серийному выпуску новой продукции.

КОРР. Однако пока у нас даже на самых лучших предприятиях рядом с современными обрабатывающими центрами стоят станки 20-, а то и 30-летней давности, с лазером уживается кувалда. На американских заводах такого, надо думать, нет. С устаревшим оборудованием там трудно выдержать конкуренцию.

Б. О. Да, для нас это большая проблема. Но она не решена полностью и в развитых капиталистических странах.

Вот вам данные о возрасте станочного парка в США. 34% станков, используемых сегодня в американской промышленности, работает больше 20 лет. Это каждый третий станок! Даже в Японии каждый пятый станок имеет возраст более 20 лет. Так что не будем преувеличивать их достижений. И недооценивать своих.

Кстати, не следует абсолютизировать значение новизны оборудования, полагать, будто только этот фактор все и определяет. Западно-германский специалист в области промышленных технологий Э. Штауд писал в 1984 г.: "Если западногерманскую сборочную технику, применяемую сейчас на конвейерах, сравнить с японским оборудованием, то можно лишь констатировать, что наше оборудование - бесконечно более современное, но японцы добиваются большей эффективности на машинах, построенных 10 - 15 лет назад". Так что само по себе техническое перевооружение не панацея.

Возможности новой техники могут раскрыться только при условии полной ее загрузки. Производственники подчас не готовы к "сотрудничеству" с автоматами. Персонал, работающий с такой техникой, должен отличаться высокой профессиональной подготовкой, общей культурой, особой дисциплинированностью. Требуется довольно большой штат математиков-программистов, специалистов по электронной технике, наладчиков и т. д. Нужна перестройка привычных стереотипов управления, методов и стиля работы не только руководителей предприятия, но и всех его инженерных и технологических кадров.

КОРР. И у нас, как я понимаю, нередко обнаруживается эта неподготовленность к техническому перевооружению производства?

Б. О. Обнаруживается. Но и преодолевается. В нашей стране немало сегодняшних примеров быстрой и эффективной реконструкции крупных предприятий. Речь идет о "Красном пролетарии", "Динамо". В значительной части переоснастились такие гиганты, как "Уралмаш" и ЗИЛ. Отличные результаты от реконструкции Днепропетровского металлургического завода: количество занятых уменьшилось на 2/5, а производство увеличилось вдвое. Основательно обновлен "Серп и молот", в результате с трудоемких операций высвобождено 1200 рабочих, производительность труда по заводу возросла на 22%. В самый короткий срок был разработан, построен и введен в эксплуатацию уникальный стан, на котором проволока прокатывается с помощью... ультразвука. Московский "Фрезер" освоил станы и автоматы, в 15 - 20 раз более производительные по сравнению с традиционной технологией изготовления режущего инструмента.

КОРР. Мы уже говорили, что "камнем преткновения" у нас являются сроки освоения открытий и изобретений, сроки разработки и внедрения новых технологий. Можно ли считать, что происходят сдвиги?

Б. О. Можно и должно. Вот характерный факт. В Институте электросварки путь от "идеи" до отработанного опытного образца нового оборудования сократился сегодня до 2 - 2,5 лет. Это вдвое короче, чем на Западе. Другой факт. В центральном НИИ черной металлургии им. И. П. Бардина цикл "наука - техника - производство" вдвое меньший, чем в среднем по стране. На столичном заводе "Манометр" был освоен принципиально новый и крайне необходимый промышленности прибор "Сапфир-22". Вот как шла работа: конец 1981 г. - получена первая документация; 1982 г. - выпуск образцов; 1983 г. - выпущено 7 тыс. приборов. Темп очень высокий, особенно если учесть сложность этого прибора.

Приведу еще один пример. Ивановское станкостроительное объединение наладило выпуск станков-автоматов, за которыми стоят в очереди не только у нас, но и за рубежом. Станки высочайшего класса - сложнейшие обрабатывающие центры. Создаются они сегодня в объединении - от идеи до постановки в серию - не за семь - десять лет, как "положено", а за один год. Это своего рода мировой рекорд. Но проблема ускорения сроков разработки и внедрения новой техники остается в целом очень острой. Решить ее одним махом невозможно. Но так же невозможно и затягивать решение этой проблемы, поскольку от нее зависит судьба ускорения, судьба нашей страны.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно