Примерное время чтения: 9 минут
237

В ЗЕРКАЛЕ ИСТОРИИ. Договоры о взаимопомощи с Литвой, Латвией и Эстонией встали на пути германского фашизма. Канун войны: март 1938 - октябрь 1939

История становления нашего государства по-прежнему является одной из основных тем, интересующих наших читателей. В последнее время наибольшее внимание привлекают вопросы, связанные с восстановлением Советской власти в республиках Прибалтики и их вхождением в состав СССР. Наш корреспондент В. Соловьев встретился в Вильнюсе с доктором исторических наук, профессором Р. ЖЮГЖДОЙ и попросил его ответить на вопросы читателей.

КОРР. Не могли бы вы подробнее рассказать, что же предшествовало образованию республик Советской Прибалтики?

Р. Ж. Начнем, пожалуй, с марта 1938 г., когда в результате захвата гитлеровской Германией Австрии резко обострилась международная обстановка. "Захват Австрии, - подчеркнул 14 марта 1938 г. Народный комиссариат иностранных дел СССР в письме ЦК ВКП(б), - представляется величайшим событием после мировой войны, чреватым величайшими опасностями и не в последнюю очередь для нашего Союза".

В заявлении представителям печати 17 марта нарком иностранных дел М. М. Литвинов обратил внимание на рост угрозы новой мировой войны и подчеркнул, что уже теперь возникает угроза Чехословакии, а "затем опасность, в силу заразительности агрессии, грозит разрастись в новые международные конфликты...".

В связи с этим Советское правительство предлагало незамедлительно предпринять коллективные действия, чтобы приостановить дальнейшее развитие агрессии и устранить усилившуюся опасность новой мировой войны. "Завтра, - подчеркнул М. М. Литвинов, - может быть уже поздно, но сегодня время для этого еще не прошло, если все государства, в особенности великие державы, займут твердую, недвусмысленную позицию в отношении проблемы коллективного спасения мира".

Однако правительства Англии и Франции отклонили советское предложение о создании системы коллективной безопасности, продолжая политику сговора с Германией. В результате в сентябре 1938 г. премьер-министр Великобритании Чемберлен, премьер-министр Франции Даладье и главы фашистских режимов Германии и Италии Гитлер и Муссолини заключили в Мюнхене соглашение, получившее название "мюнхенского сговора". Это соглашение предусматривало отторжение от Чехословакии и передачу Германии Судетской области.

Спустя три недели, 21 октября, Гитлер подписал приказ, по которому германские войска должны были быть подготовленными к захвату остальной части Чехословакии, а также Клайпедского края.

В марте 1939 г. гитлеровцы захватили всю Чехословакию, а также Клайпедский край. Единственным государством, осудившим этот акт агрессии, был Советский Союз.

Вслед за Клайпедой Гитлер планировал захват всей Литвы и других Прибалтийских стран и создание здесь плацдарма для нападения в будущем на Советский Союз. Не случайно в германской печати стало появляться все больше статей о том, что Прибалтийские страны - это бывшие в прошлом немецкие земли и что они должны быть возвращены Германии.

Имея в виду усиление угрозы гитлеровской агрессии против Прибалтийских стран, 28 марта Советское правительство обратилось к правительствам Латвии и Эстонии со специальным заявлением, в котором отметило, что оно неизменно придает огромное значение сохранению полной независимости этих стран, отвечающей не только интересам прибалтийских народов, но и жизненным интересам Советского Союза.

КОРР. Некоторые западные историки усиленно подчеркивают, что заключение в августе 1939 г. договора о ненападении между СССР и Германией позволило Гитлеру развязать войну против европейских стран, не опасаясь вмешательства СССР. Почему Советский Союз не пошел на контакт с правительствами европейских государств, в первую очередь Англии и Франции?

Р. Ж. Еще 17 апреля 1939 г. Советское правительство предложило Англии и Франции заключить трехсторонний договор о взаимной помощи в случае агрессии в Европе против любого из этих трех государств, а также принять обязательство оказывать всяческую, в том числе и военную помощь странам Восточной Европы, расположенным между Балтийским и Черными морями и граничащим с СССР, в случае агрессии против этих стран.

2 июня СССР представил новый проект договора, учитывающий некоторые пожелания Англии и Франции, а 7 июня видный политический деятель Великобритании У. Черчилль писал в газете "Нью-Йорк геральд трибюн": "Претензии русских, чтобы Финляндия и Прибалтийские страны были включены в гарантии трех держав, хорошо обоснованы". Однако правительство Чемберлена не хотело разговаривать о распространении гарантий трех держав на Прибалтийские страны. В такой обстановке нарком иностранных дел СССР В. М. Молотов дал указание сообщить английскому министру иностранных дел лорду Галифаксу, что "вопрос о трех Прибалтийских государствах является теперь тем вопросом, без удовлетворительного решения которого невозможно довести до конца переговоры" и что "дело не в технических формулировках, а в том, чтобы договориться по существу этого вопроса".

КОРР. Но ведь 1 июля правительства Англии и Франции согласились, чтобы гарантии трех стран распространились на Латвию, Эстонию и Финляндию, почему же не было заключено соглашение?

Р. Ж. Соглашаясь принять на себя гарантии по обеспечению безопасности Прибалтийских стран в случае прямой агрессии, английское правительство отказывалось расширить их на случай, когда оккупация этих стран может произойти в результате фашистских путчей в них, а именно это было наиболее вероятным. А ведь даже заведующий европейским отделом министерства иностранных дел Великобритании В. Стрэнг, направленный в Москву для переговоров с Советским правительством, в письме в Лондон 20 июля был вынужден констатировать, что там, где интересы Советского государства "находятся под угрозой и где оно видит особую опасность для себя, а именно в Прибалтике, оно желает быть уверенным, что наша помощь будет оказана не только в случае агрессии классического типа, но и в случае агрессивных действий, осуществляемых методами новой техники, продемонстрированной нам державами "оси".

Однако правительство Чемберлена по-прежнему продолжало упорствовать, отказываясь от гарантий в случае косвенной агрессии. Поэтому в опубликованном 2 августа 1939 г. сообщении ТАСС был сделан обоснованный вывод о том, что английская формула оставляет лазейку для агрессора, посягающего на независимость Прибалтийских государств.

Стремясь хоть как-то продвинуть дело, Советский Союз на переговорах военных миссий трех держав в Москве предложил Англии и Франции добиться от Прибалтийских стран согласия на временное размещение в ряде их портов англофранцузского военно-морского флота "в целях охраны нейтралитета и независимости этих стран от нападения со стороны Германии". Однако и это предложение не нашло поддержки.

Еще во время переговоров военных миссий германский посол в Москве Ф. Шуленбург по указанию своего правительства предпринимал попытки наладить контакт с Советским правительством с целью заключения договора о ненападении. Но Советский Союз еще надеялся договориться о создании единого фронта с Англией и Францией и не спешил принять германское предложение. В своем ответе Советское правительство выразило удовлетворение готовностью Германии к улучшению политических отношений с СССР. Первым шагом могло бы стать заключение соглашения о торговле и кредитах и лишь в дальнейшей перспективе можно было бы подумать о заключении, договора о ненападении.

КОРР. Англо-франко-советские переговоры начались в марте 1939 г. и продолжались пять месяцев.

Об отсутствии серьезного намерения у Англии и Франции заключать с СССР соглашение о военном сотрудничестве свидетельствует и то, что во главе миссий были поставлены второстепенные фигуры - адмирал Дракс, генерал Думенк. К тому же у адмирала Дракса не было никаких полномочий для ведения переговоров...

Р. Ж. Только убедившись в отсутствии всякой возможности обеспечить безопасность своего государства и сохранить мир в сотрудничестве с западными державами, правительство СССР решило пойти на переговоры с Германией.

19 августа 1939 г. в Берлине было заключено советско-германское торгово-кредитное соглашение. Вслед за этим 20 августа Гитлер обратился к И. В. Сталину с письмом, в котором просил принять Риббентропа в Москве для заключения договора о ненападении.

О том, что СССР не строит никаких иллюзий по поводу истинной сущности фашистской Германии, сохранилось свидетельство руководителя юридического департамента германского министерства иностранных дел Ф. Гауса, присутствовавшего на переговорах. Гаус писал, что появившийся во время переговоров Молотова и Риббентропа Сталин, отвечая на вопрос последнего, заявил: "Не может быть нейтралитета с нашей стороны, пока вы сами не перестанете строить агрессивные планы в отношении СССР". Затем уточнил: "Мы не забываем того, что вашей конечной целью является нападение на нас".

Вот при каких обстоятельствах 23 августа 1939 г. был заключен советско-германский договор о ненападении.

Как писал в своих воспоминаниях Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, ЦК ВКП(б) и Советское правительство "исходили из того, что пакт не избавлял СССР от угрозы фашистской агрессии, но давал возможность выиграть время в интересах укрепления нашей обороны, препятствовал созданию единого антисоветского фронта".

Всего через неделю после заключения договора, 1 сентября, Германия напала на Польшу, а 25 сентября Гитлер подписал секретную директиву N 4 о дальнейших военных действиях, в которой, в частности, предусматривался захват Литвы.

В такой обстановке 27 - 28 сентября в Москве проходили советско-германские переговоры. По требованию Советского правительства Германия была вынуждена согласиться вывести свои войска из уже занятых ими районов Западной Украины и Западной Белоруссии. Удалось также добиться отказа Германии от агрессивных планов в отношении Литвы.

Разумеется, все эти соглашения не устраняли угрозы агрессии со стороны Германии против СССР. Было также ясно, что Прибалтийские страны не смогли бы оказать сопротивление гитлеровской Германии в случае ее нападения на их территорию, поэтому Советское государство предложило правительствам Эстонии, Латвии и Литвы заключить договоры о взаимопомощи. В результате последовавших переговоров 28 сентября был заключен договор о взаимопомощи с Эстонией, 5 октября - с Латвией и 10 октября - с Литвой, которой были одновременно переданы освобожденные Красной Армией Вильнюс и Вильнюсский край.

* * *

"Выражая волю народа, который сверг старый режим эксплуатации человека, Народный сейм постановил: Просить Верховный Совет Союза Советских Социалистических Республик принять Литовскую Советскую Социалистическую Республику в состав Союза Советских Социалистических Республик на тех же основаниях, на которых в СССР входят Украина, Белоруссия и другие союзные республики".

Из Декларации Литовского Народного сейма о вступлении Литвы в Союз Советских Социалистических Республик.

21 июля 1940 г.

3 августа 1940 г. Верховный Совет СССР постановил удовлетворить просьбу Народного сейма Литвы о принятии ее в состав СССР в качестве союзной республики, а 5 и в августа 1940 г. были удовлетворены аналогичные, просьбы Народов Латвии и Эстонии.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно