Примерное время чтения: 11 минут
2202

Протяженность советско-афганской границы составляет более 2 тысяч километров. Эхо над Пянджем

Весной нынешнего года в печати сообщалось о провокациях афганских душманов на советско-афганской границе в районе реки Пяндж. Возможно ли в этих условиях политическое урегулирование "афганского вопроса"?

С. Ковалев, Курган

Долина реки Пяндж издревле слыла одной из самых плодородных в Средней Азии. С тех пор, как я смог убедиться, в этом отношении мало что изменилось. За исключением, может быть, того, что сам Пяндж, своенравный и бурный, обмелел. Значительная часть его вод течет теперь в стороне от основного русла по разветвленной сети оросительных каналов к самым отдаленным уголкам правобережной части долины, которую человек включил в хозяйственный оборот, что называется, "на полную мощь". И теперь на правом, советском берегу реки практически не осталось ни клочка неосвоенной земли.

А между тем, в Пяндже еще достаточно воды, чтобы напитать живительной влагой еще многие сотни гектаров в засушливых районах левобережья. Однако у афганских крестьян, которых, разумеется, волнуют проблемы рационального землепользования, пока что нет возможности эффективно решать их.

Хотя бы потому, что необходимых для этого машин в Афганистане все еще не хватает. К тому же они являются прекрасной мишенью для стрельбы, скажем, из безоткатного орудия английского производства.

Такие орудия у афганских душманов теперь не редкость. И если пять лет назад банды контрреволюционеров располагали, и то не всегда, лишь автоматами американского, израильского или китайского производства, то теперь на афганском берегу Пянджа, кроме автоматных очередей, слышны и ракетные залпы. После одного из них взрывы раздались на советской территории, в поселке Пяндж - районном центре Кулябской области Таджикской ССР.

КОМУ И ЗАЧЕМ НУЖЕН АФГАНИСТАН

Очевидно, что события трехвековой давности лишь косвенно соотносятся с происходящим в мире сегодня. Тем не менее, следует отметить, что, когда в XVIII в. Англия приступила к "обеспечению своих жизненных интересов" на Азиатском континенте, ее политики оправдывали этот шаг "экспансионистскими устремлениями" России. Этот же тезис был пущен в ход и столетие спустя, когда Соединенное королевство вознамерилось подчинить себе Дурранийскую державу - первое централизованное государство на территории сегодняшнего Афганистана.

Британские притязания на Афганистан, как на колонию и плацдарм для дальнейшей экспансии на Среднем Востоке, а также в среднеазиатской части России, продолжались вплоть до 1919 г., когда Афганистан победил в третьей англо-афганской войне и окончательно восстановил свою политическую независимость.

Однако, как говорится, "свято место пусто не бывает". Этому "золотому" правилу незамедлили последовать США. Американские представители свою деятельность в Афганистане начали с изучения возможности выгодного помещения капитала в этой стране. Причем, замышляя экономическую экспансию, они уже тогда подумывали о том, что географическое положение Афганистана весьма благоприятно для устремлений совершенно иного рода. Так, например, предлагая афганскому правительству провести в стране разведку нефти, американские "специалисты" пожелали, чтобы для изысканий им отвели районы, прилегающие к границе с СССР.

В послевоенные годы стремление США втянуть Афганистан в орбиту своей антисоветской политики проявилось еще более четко. Афганскому правительству было предложено вступить в только что созданные под эгидой США военные блоки СЕНТО и СЕАТО. При этом использовался уже знакомый довод об "агрессивности" русских. На самом же деле "одна из причин заинтересованности Америки в Афганистане, - писал в 1950 г. американский журнал "Каррент хистори", - это возможное значение территории Афганистана в будущем в качестве плацдарма для нападения на Россию". Однако все попытки американской дипломатии привязать Кабул к своей империалистической стратегии окончились неудачей.

Бывший американский посол в Афганистане Л. Б. Поуллад считает, что Вашингтон в этом "тонком деле" проявил полное невежество. Что ж, может быть. Но к сути дела эта черта американских политиков никакого отношения не имеет.

В ДУХЕ ДОБРОСОСЕДСТВА И ВЗАИМНОЙ ПОМОЩИ

Здесь есть смысл еще раз вернуться назад и проследить, как развивались советско-афганские отношения. Начать, пожалуй, следует с 1919 г., когда молодое Советское государство первым в мире признало независимость Афганистана. Это нашло понимание и признательность у эмира Амануллы- хана. Как говорилось в официальной ноте афганского правительства, Афганистан "увидел на севере от себя... свободную и справедливую Россию, услышал голос любви и союза".

Это был отнюдь не дипломатический реверанс, а истинная правда. Вот выдержки из инструкции, данной в 1921 г. полномочному представителю РСФСР в Афганистане. "Вы, - говорилось в ней, - должны всячески избегать роковой ошибки искусственных попыток насаждений коммунизма в стране. Мы говорим афганскому правительству: у нас один строй, у вас другой; у нас одни идеалы, у вас другие. Нас, однако, связывает обоюдность стремлений к полной самостоятельности, независимости и самодеятельности наших народов. Мы не вмешиваемся в ваши дела, мы не вторгаемся в самостоятельность вашего народа, мы оказываем содействие всякому явлению, которое играет прогрессивную роль в развитии вашего народа".

И именно так понимало афганское правительство политику РСФСР. Поэтому и обратилось к своему северному соседу с предложением заключить военный союз и торговый договор. Это также отвечало интересам Советской страны. В 1921 г. в Москве такой договор был подписан на бессрочное время.

Принципы, заложенные в первом советско-афганском договоре, были развиты и дополнены в новом договоре о нейтралитете и взаимном ненападении, который СССР и Афганистан подписали в 1931 г. Оба договора имеют непосредственное отношение к тому обстоятельству, что советско-афганская граница явилась одним из немногих участков рубежей СССР, где на протяжении всех лет Великой Отечественной войны не существовало угрозы прямого вторжения.

И когда в 1978 г. в опасности оказалась независимость Афганистана, Советское правительство, также верное своим обязательствам, предприняло по просьбе правительства ДРА все, чтобы сохранить независимость и национальный суверенитет своего южного соседа, общая граница с которым составляет более 2 тыс, км.

ДОБРОВОЛЬНЫЙ И ОПРАВДАННЫЙ ВЫБОР

Разумеется, история развития советско-афганских отношений сама по себе еще не может объяснить те мотивы, которыми руководствуется афганское правительство, определяя свой внешнеполитический курс.

В принципе, в Афганистане никогда не отказывались от равноправного и взаимовыгодного сотрудничества с таким сильным в экономическом отношении партнером, как Соединенные Штаты. Но что прикажете делать, если этот партнер, как это было, например, в 1945 г., предлагает такой проект ирригационных и дорожных работ, стоимость которых ни много, ни мало составляет сумму, равную всем афганским накоплениям в банках США? Или другой пример "искреннего" желания Америки помочь Афганистану решить сложные экономические проблемы. В 1946 г. компания "Моррисон - Надсен" заключила с афганским правительством договор на постройку комплекса ирригационных систем в юго-западных районах страны. Работы продолжались более двух десятилетий и ввергли Афганистан в долговую кабалу.

Тут поневоле постараешься воздержаться от дальнейшего "сотрудничества". Тем более, что у Афганистана есть партнеры, которые действительно готовы соблюдать его интересы. Одним из них является Советский Союз. Именно благодаря СССР в стране были заложены основы современных отраслей промышленности и интенсивного сельского хозяйства. Это не просто слова. Построенные при содействии северного соседа предприятия обеспечивают сегодня более 60% промышленной продукции Афганистана. Кроме того, все они являются его собственностью.

В такой ситуации выбор Афганистана в пользу нейтралитета, неприсоединения и добрососедства с СССР более чем оправдан.

Именно этот выбор, который Афганистан сделал добровольно, послужил для США поводом, чтобы в своей политике "сдерживания коммунизма" сделать ставку на тайные операции. Цель их все та же: заставить Афганистан изменить своему курсу в отношении СССР, поссорить два соседних государства, сделать доступной для себя советско-афганскую границу. И сегодня ЦРУ расходует на эти цели около 80% всех финансовых средств, ассигнованных на тайные операции.

Но ведь американскому правительству, как сообщает, например, западногерманский журнал "Блеттер фюр дойче унд интернационале политик", совершенно ясно, что сами по себе душманы не могут одержать победу. И вся эта карусель, как свидетельствует тот же журнал, ссылаясь на близкие к американскому правительству круги, затеяна лишь ради того, чтобы "сделать участие советских войск длительным, кровопролитным, дорогостоящим".

Ну, а если, в чем уже мало кто сомневается, "афганский вопрос" будет урегулирован и советские войска возвратятся на родину, к чему, кстати, прямо ведет политика национального примирения, проводимая Кабулом?

Как только подобным вопросом задались специалисты в Лэнгли, их взгляды устремились к северной границе Афганистана. По их расчетам она должна превратиться в "горячую границу". Эту же мысль они настойчиво внушают главарям "Исламского союза муджахеддинов Афганистана" - альянса из семи наиболее контрреволюционных группировок, которые одну за другой теряют свои позиции в центре страны. Ее народ сделал свой выбор. И сегодня ему как никогда близки идеи национального примирения.

В этих условиях ставка на провоцирование пограничных конфликтов с СССР, какой бы сумасшедшей эта затея ни казалась, является последней надеждой заокеанских вдохновителей афганской контрреволюции блокировать урегулирование положения в этой стране и вокруг нее,

КТО ВЛАДЕЕТ СИТУАЦИЕЙ

То, что в Лэнгли и Пешаваре пойдут на все ради того, чтобы создать и как можно дольше поддерживать напряженность на советско-афганской границе, для несущих здесь службу пограничников является очевидным, много раз просчитанным фактором. Для них также безусловно и то, что все действия по охране государственной границы СССР, техническое обеспечение, физическое и моральное состояние личного состава должны быть как минимум адекватны существующей ситуации. Так что я счел излишним вопрос о том, возможно ли такое, что душманы, как утверждает западная пропаганда, в одиночку и целыми группами проникают на советскую территорию, где находят самый радушный прием со стороны местных мусульман. Пограничники наверняка сочли бы его наивным. Кроме того, я уже знал, что душманам здесь делать попросту нечего, поскольку для советских мусульман их "идеалы", мягко говоря, непонятны. Если отбросить не совсем уместную здесь деликатность, что и сделал в разговоре со мной восьмидесятидвухлетний житель Пянджа Р. Сафаров, то эти люди, выражаясь словами повидавшего на своем веку таджика, абсолютные варвары. Они даже не делают вид, что выступают за что-либо прогрессивное, что-либо полезное для народа. Они - люди средневековья, которые преступно эксплуатируют слово "ислам".

Мусульманский фактор, который, по словам западной пропаганды, якобы определяет сегодня ситуацию на советско-афганской границе, - всего лишь попытка выдать желаемое за действительное. А вот скопление в граничащих с СССР районах значительного количества "работающего" оружия - это реальность. Оно находится в руках местных банд, которые воюют против народной власти, а заодно и между собой за сферы влияния. И хотя интересы абсолютного большинства их не простираются далее какой-то определенной территории в пределах страны, отголоски этих стычек и боев, подчиняясь законам акустики, отчетливо слышны на советской стороне.

Людям же из ЦРУ очень хочется, чтобы "эхо" событий в Афганистане и вокруг него распространялось строго на север и по законам баллистики. И, очевидно, что именно это их желание выполняли те, кто доставил ракеты с юга на север страны, чтобы выпустить их по советской территории.

Разумеется, эта акция является лишь жестом отчаяния, а отнюдь не уверенным, продуманным шагом. И вероятность того, что душманы вновь предпримут что-нибудь в том же духе, ничтожно мала - слишком уж очевидной оказалась абсурдность попыток спровоцировать пограничный инцидент. Да и времени для чего-либо подобного у них остается все меньше - в Афганистане, судя по всему, в скором времени окончательно победят идеи национального примирения. Так что даже самым рьяным сторонникам тактики разжигания вооруженных конфликтов на советско-афганской границе остается довольствоваться лишь тем, что рисует им их разгоряченное воображение. Но даже и здесь они не в силах продвинуться ни на метр дальше того рубежа, которым является государственная граница СССР.

Пяндж - Москва.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно