Примерное время чтения: 11 минут
134

В СВЕТЕ ГЛАСНОСТИ. Цены на новые товары: игра "в одни ворота"

Недавно я попыталась купить платье для работы. Обошла все балашихинские магазины - ничего. Даже в "Ярославне", магазине женской одежды, содержимое кронштейнов было весьма убогим. Любопытства ради посмотрела ценник одного из платьев: 90 рублей! Другие оказались еще дороже! Продавщица объяснила, что эти платья продаются с наценкой... за высокое качество, ведь все они "новинки" и "особо модные". По каким же критериям оценивают все эти "Н" и "ОМ"?

С. Хрусталева, г. Балашиха, Московская обл.

Побывав в балашихинских и московских магазинах, нетрудно было убедиться: в лучшем случае индексы "Н" и "ОМ" стоят на ценниках рядовых вещей. Отличаются они от тех, что предлагают нам по обычным ценам, отнюдь не улучшением качества, а лишь высокой ценой да тем, что их уже можно носить. Например, одно из демисезонных пальто московского производственно-торгового швейного объединения "Салют" стоит 330 руб. Это договорная цена, но если бы его продавали по обычной, она была бы почти вдвое меньше - 170 руб. Цены неплохих зимних пальто, сшитых на "Салюте", как правило, 500 - 600 руб., т. е. равны трехмесячному окладу ведущего инженера.

Но как же так? Ведь и "новинки", и "особо модные" изделия должны быть действительно очень высокого качества, то есть сделаны из принципиально новых тканей, с учетом перспективной моды и стремления их обладателей не встречать эту модель на других. И только тогда можно назначать на них повышенную цену. Во всяком случае так записано в положениях об этих изделиях, на которых стоят подписи Минлегпрома, Минторга, Госкомцен и Минфина СССР. И когда собираются вместе представители торговли и фабрик, чтобы определить, достойна ли вещь надбавки к цене и какой, они-то должны проверять, соблюдены ли требования, указанные в положениях и дающие право на заветные индексы и высокие цены?

- Конечно, проверяем, и очень тщательно, - подтверждают руководители магазина "Мода", объединений "Салют", "Женская мода", "Космос".

- Это очень трудно проверить, - говорит заведующая отделом цен товаров народного потребления НИИ цен Л. М. Гужавина. - В Положении о договорных ценах толком не определено, какие изделия считать особо модными, все весьма расплывчато. То же и с "новинками".

Кроме того, требования к "особо модным" и "новинкам" мало чем отличаются, хотя разница в надбавках существенная: для первых - от 30% и выше, для вторых - до 15%.

ТАК ЧТО ЖЕ, торговля и легкая промышленность обманывают в данном случае покупателей? Вовсе нет, скорее всего - лукавят. Ведь наличие изделий повышенного качества подразумевает наличие изделий просто качественных, имеющих право и на моду, и на ровные строчки, и на рукава одинаковой длины, и на современную, привлекательную ткань. Но пока в магазинах такой одежды практически нет. Так что же тогда служит ориентиром при определении уровня качества?

- Вы сравните то, что продается у нас и в других магазинах, - предлагали руководители "Моды".

- Зайдите в тот же Краснопресненский универмаг, что рядом.

- Разве можно сравнить продукцию, выпускаемую сейчас, с пальто, которыми в 1980 г. фабрика была завалена - никто их не брал, - небезосновательно радуются своим успехам на "Салюте".

Итак, за точку отсчета берутся неликвиды. Стоит ли удивляться после этого, что уже сам факт появления качества воспринимается как большое достижение? И получается в итоге так, как написала в своем письме москвичка М. Шишкова: "Прилепят какую-нибудь кнопку, сделают лишнюю строчку - и: уже "новинка".

Но почему и швейники, и торговля не хотят видеть очевидное? Дело в том, что заветные индексы сулят обоим хорошие прибыли. Например, торговля за договорные изделия получает повышенную торговую скидку (сумму, предназначенную для расходов на продажу, в том числе премирование). К тому же она заинтересована в росте товарооборота, а добиться этого тем легче, чем дороже товар.

НО ЗДЕСЬ впору спросить: при чем тут отсутствие четких требований к качеству изделий, погоня за прибылью? В конце концов последнее слово за покупателем. Как говорили в старину, ремесло проверяется торжищем. И все это, конечно, верно - если бы покупатель действительно обладал правом голоса. Но ни при присуждении индексов, ни на "торжище" его мнение не учитывается. На деле очереди, которыми козыряют в "Моде", отнюдь не состоят из любителей ультрамодных вещей, готовых выложить за них любые деньги. Сюда приходят в надежде купить необходимую вещь приемлемого качества, заранее примирившись с любой ценой.

В общем, как говорят специалисты, если рынок не насыщен обычным ассортиментом, качество не является регулятором цены. И верхний предел ее зависит от емкости рынка.

Товарный голод помогает решить и проблему неходовых "высококачественных" изделий. По истечении срока, отпущенного на реализацию, они перекочевывают в магазины рангом пониже "Моды" и подальше от центра столицы. В ту же балашихинскую "Ярославну", например, где их и увидела С. Хрусталева. На исходе 1987 г. здесь висели "новинки" и "особо модные платья образца... 1985, 1986 гг., как явствовало из цифр на ярлыках.

- Никак не можем продать эти "перлы", - посетовала заведующая секцией Н. А. Мальцева. - Придется их, видимо, в Горький отправлять. Там совсем ничего нет.

А ведь все это должны были уценить!

В общем, ни торговля, ни промышленность за свои просчеты платить не хотят. Платит за них покупатель, лишенный возможности влиять на"качество и цену товаров.

В разговорах с руководителями-"Моды", швейных объединений не раз пришлось услышать: "Что вас так волнуют "новинки" и договорные изделия? Это же мизер в общем объеме продукции, они не делают погоды". И действительно, одно из основных условий выпуска таких изделий, согласно упомянутым положениям, - малые серии. И не только во имя тщеславия их обладателей. В первую очередь - чтобы обеспечить действительно высокое качество. Но если те же "новинки" начинались с 1 - 4% от общего выпуска изделий, то сейчас эта цифра достигла 25 - 30%.

Тысячными тиражами выпускают и договорные изделия.

По мнению специалистов НИИ цен, договорным ценам предстоит стать преобладающим, если не единственным видом цен на товары народного потребления. Но к чему это может привести, если договариваться между собой будут только производители и торговля, оставив покупателя "вне игры", показывает трехлетний опыт применения индексов "Н" и "ОМ", которые успешно работают только на вал, а отнюдь не на тех, для кого они предназначались.

Как показывает наша почта, читатели - они же и покупатели - выступают против роста цен как привычного и удобного для ведомств способа решать свои проблемы, покрывать бесхозяйственность за счет потребителя. Но они готовы сполна оплатить высокое качество товара, уважение к их запросам. Прибыль должна быть наградой за предприимчивость, за нужный обществу труд.

* * *

Что думают о практике применения договорных цен работники Министерства торговли СССР и экономисты?

О. БОГДАШИН - начальник отдела цен Минторга СССР:

- Нельзя не признать: сегодня договорные цены - цены коммерческие (т. е. ориентированные на спрос). В 1985 - 1986 гг. уровень надбавки был 10 - 30% - сказывалась конкуренция импортных товаров. Но снизились закупки по импорту, и цены "полетели" вверх. Сейчас уже все, что только можно, стараются продавать по договорным ценам.

Торговля противостоять этой тенденции не может. Во-первых, потому, что заинтересована в выполнении плана по товарообороту. Во-вторых, быть требовательными не позволяют сложившиеся экономические отношения с поставщиками.

Существуют и другие причины для заинтересованности договаривающихся сторон в высоких ценах. Художественные советы, подтверждающие право модели на индекс "особо модно", на хозрасчете. И тоже заинтересованы в утверждении модели, которая принесет прибыль. Кроме того, в комиссиях по договорным ценам сидят художники- модельеры, чьи работы обсуждаются. Естественно, они стараются доказать достоинства своей модели. В общем, при определении договорных цен царит субъективизм. Нужно установить экономические нормативы определения дополнительных прибылей производственных и торговых предприятий. Мы дали в Госкомцен СССР соответствующие предложения. Подразумевается, что договорная цена может быть не только выше, но и ниже прейскурантной.

Кроме того, потребитель тоже должен участвовать в установлении цены. Для этого необходимо, чтобы каждая новая модель проходила апробацию: покупатель скажет свое мнение о ней, о предполагаемой цене, предложит свою. Наши предложения о такой форме работы мы направили в Минлегпром СССР.

А. МАТЛИН - профессор, доктор экономических наук:

- Договорные цены нельзя рассматривать вне всей экономической системы. Сегодня они используются отраслями как средство монопольного установления цен и ассортимента. Отраслевая монополия на производство того или другого вида продукции позволяет диктовать партнеру (например, легкая промышленность диктует торговле) свои условия. А в конечном счете без права выбора остается потребитель. В таких условиях договорная цена - фикция.

Другая причина, по которой эти цены не могут выполнять возложенную на них функцию, - отсутствие подлинного хозрасчета. Как нигде более извращена его суть в торговом деле.

Несмотря на переход на работу в условиях самоокупаемости и самофинансирования, и сейчас закупки финансирует (за проценты) Госбанк. Он же забирает вырученные деньги. Даже доход свой торговля получает от банка. В общем, торговля - это просто распределительная отрасль, она выполняет роль приказчика при Госбанке. Может ли ее волновать непроданный товар? Нет. Просто Госбанк возьмет из ее средств себе за кредит не 2%, а 6%. А она поправит свои дела за счет штрафов с предприятий за срыв договоров. В 1987 г. при невыполнении плана товарооборота у торговли получились блестящие финансовые результаты.

Ситуация изменится, когда на предприятия Минлегпрома придет подлинный хозрасчет и они будут добиваться снижения штрафов. Дойдет очередь до банковских процентов, тогда и торговля постарается уменьшить товарные запасы.

Но надо сказать, что нелегко будет легкой промышленности бороться со штрафами. Многие предприятия нуждаются в реконструкции, оснащении современным оборудованием. Но как это сделать коллективу, если в фонд развития производства для его технического совершенствования отчислялась только часть амортизации, а остальная перечислялась в доходы бюджета? В результате обновление основных фондов составляло в прошлом лишь 1,1% в год. За счет средств, поступивших от рентабельных предприятий, содержатся убыточные. И они убыточны не- потому, что цены низкие, а потому, что физически и морально изношены основные фонды, плохая организация труда и т. д. И от них нужно избавиться обоснованными экономическими методами: внедрением новой техники и технологии, совершенствованием организации, а где-то просто ликвидировать старое производство и построить новое. Но никак не путем повышения цен.

Это подтверждает и практика. В 1965 г. поправили цены - убыточных предприятий не стало. А потом опять появились. В 1982 г. цены снова повысили - убыточные предприятия исчезли. А сегодня их 13%. И получается, что содержит их потребитель, оплачивая товар по нередко завышенным прейскурантным ценам и по высоким договорным. Таким образом, подрываются и стимулы труда у коллективов. Путь повышения цен ведет к тупиковым ситуациям.

Притягательная сила договорных цен в том, что они позволяют покрывать любые затраты: сельскому хозяйству на производство сырья, промышленности - на изготовление продукции. Торговля возмещает с их помощью издержки от уценки неликвидов. Вот почему, казалось бы, демократическая процедура (договариваются о цене разные организации с разными интересами) - это договор за счет потребителя.

Что можно противопоставить этому?

Нужны новые методики определения договорных цен, обеспечивающие интересы конечного потребителя, которого необходимо подключить к определению договорной цены. Такая практика уже кое-где есть. Например, в Тбилиси сначала изучают мнение покупателя о выставленном в торговом зале образце модели и предполагаемой цене на нее, потом изучают его мнение о ценах и качестве опытной партии. На основании опроса и данных о реализации первых опытных партий цены корректируются.

Кроме того, договорные цены следует рассматривать в рамках общей системы цен. Они будут вести себя так же, как обычные, прейскурантные цены. В конечном счете договорные цены на товары народного потребления будут зависеть от уровней и динамики цен на основные, определяющие структуру народнохозяйственных затрат, виды сырья, материалов, топлива, энергии, оборудования.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно