Примерное время чтения: 9 минут
352

На покупку товаров в продовольственном магазине клайпедчане тратят в среднем не более 4 минут. Как торгуют в Клайпеде

В Клайпеде в торговле занято работников на 20 - 25% меньше, чем в других, аналогичных по численности городах. Но благодаря разумной организации дела вы сможете купить здесь без очереди любой недефицитный товар.

В чем суть клайпедского опыта, можно ли на его основе вывести отечественную торговлю на уровень современных требований - об этом беседа нашего корреспондента Т. КОРОСТИКОВОЙ с начальником управления торговли г. Клайпеды А. ЛИХТИНШАЙНОМ.

КОРР. Аркадий Авадьевич, клайпедский опыт часто отождествляют с применением тары - оборудования, в которой товары доставляются в магазин с предприятия или базы уже подготовленными для продажи. Но ведь в других городах в магазинах самообслуживания тоже стоят контейнеры с товарами. А очереди в кассы немалые.

А. Л. Контейнер сам по себе проблему не решает. Нужна система, в которой должны быть завязаны поставщики, оптовые и транспортные организации, магазины. Цель ее - обеспечить ритмичное поступление товара в магазин, т. е. постоянную насыщенность им торгового зала.

Что сделали мы? Весь товар (за исключением того, что поступает в контейнерах прямо с предприятия) сосредоточили на складах. Расфасованные здесь продукты развозят в контейнерах по магазинам в соответствии с их заявками. То же - с промтоварами. Никому нет нужды делать у себя большие запасы, самим заниматься фасовкой, перетаскивать с места на место мешки, ящики, чтобы добраться до нужного товара.

В лучшем положении мы оказываемся и благодаря тому, что всегда на первое место ставили развитие складского хозяйства. Так, осенью, в пору переработки урожая, мы загружаем склады и живем безбедно весь год. А кто не может этого сделать, живет с колес, остается ни с чем уже к январю-февралю.

Но только современная система товародвижения и развитие складской сети все проблемы не решают. Необходима эффективная структура управления.

У нас это универсальность торговли продуктами, чтобы в одном магазине вы купили все, что нужно для стола. Специализированные магазины пусть будут для гурманов. И наоборот, мы ввели узкую специализацию торговли промышленными товарами. Например, мужскую обувь в Клайпеде можно купить только в одном магазине. Вы сразу увидите все, чем мы располагаем.

Кроме того, это разделение труда между торговлей и неторговой деятельностью. Ведь руководители торговых предприятий не знают, что у них в магазинах делается, - они заняты ремонтом, транспортом и т. д. Нашим же нужно только обратиться в соответствующие службы управления торговли, и к ним придут строители, механики, электрики, они получат транспорт.

КОРР. Когда торговля перешла на хозрасчет, казалось: наконец магазин, как говорится, повернется лицом к покупателям. Но, к сожалению, пока ситуация мало где изменилась. Почему, как вы считаете?

А. Л. Когда мы прочитали постановление о переходе отрасли на хозрасчет, казалось, что оно сулит и торговле, и покупателю возможность улучшения работы, экономических показателей, повышения нашей материальной заинтересованности. Но вслед за тремя листочками постановления мы получили 225 страниц методических указаний, и стало ясно, что развернуться будет негде. И в первую очередь в материальном стимулировании. А ведь у работников отрасли зарплата - одна из самых низких в стране. Но... В прошлом году мы в Клайпеде не смогли использовать 0,5 млн. руб. из фонда оплаты труда - не позволяли инструкции.

Ко всему, увеличение зарплаты может происходить лишь в пределах того же фонда - за счет снижения издержек. У нас, в Клайпеде, они сведены до минимума. Да и к экономии в нашем деле нужно относиться разумно. Ведь за определенным пределом снижение издержек оборачивается ухудшением культуры обслуживания - убогим интерьером, выщербленными чашками и гранеными стаканами в общепите и т. д. В капиталистических странах издержки составляют 30% от товарооборота, а зарплата - 10%. У нас же издержки - 7 - 8%, зарплата - 2 - 3%.

Кроме того, хозрасчет у нас коллективный, и отдельный работник его не чувствует. Да и трудно установить прямую зависимость между трудом и доходами, когда главное мерило твоих усилий - выполнение плана товарооборота. Можно легко продать дорогой товар и затратить больше сил на реализацию дешевого, а получите вы одинаково. Оценкой нашего труда должна быть прибыль. Причем каждый должен знать, сколько он получит с сотни, тысячи, миллиона и т. д. рублей прибыли.

Человек в течение всего месяца сможет следить за судьбой своих доходов. Естественно, он будет стараться повлиять на нее в свою пользу. То есть он будет все время считать. А ведь именно в этом смысл хозрасчета.

КОРР. И покупатели, и торговля сейчас бедствуют по одной причине - нехватка товаров. А магазины завалены одеждой: либо качество не соответствует цене, либо пик интереса к модели прошел. Снизить цену на них - и кто-то решил бы свои проблемы с гардеробом, а торговле - выручка. Почему у нас такая негибкая система уценки?

А. Л. Вот и я хотел бы знать - почему? Я вижу хозрасчет и в том, чтобы иметь возможность маневрировать товарной массой. В Венгрии видел такую практику. Продавать товар начинают по максимальной цене, пополняя тем самым фонд коммерческого риска. Застопорилась реализация - снижают цену. И так - пока не продадут. А прибыль все равно есть. Бывает, что не могут продать и таким образом. Тогда списывают убыток за счет имеющихся доходов, уменьшая их. Но они товары не держат. Эти вопросы решает директор магазина, а у нас год товар может провисеть - ждем комиссию для уценки.

КОРР. Но ведь возможны злоупотребления.

А. Л. Конечно. Но, во-первых, далеко не все будут это делать. Во-вторых, нужно из двух зол выбирать меньшее. Во всем мире так делают. Тысячу он, может, и положит в карман, но 10, 20 тысяч спасет. Надо рисковать.

Вот из-за этого страха потерять рубль мы теряем тысячи.

Пример - был как-то недавно у нас неурожай яблок. В Ростове нам предложили по полтора рубля. И мы готовы были продавать их по той же цене и у себя. Но куда я ни обращался - не разрешили, так как у нас яблоки должны были стоить 1 рубль 20 копеек. Так что пришлось клайпедчанам на рынке по 3 рубля покупать яблоки.

Из-за неумения вести дело с разумным расчетом дискредитируется такая удобная, экономически выгодная форма торговли, как самообслуживание. В Италии, например, на "забывчивость" покупателя списывают 3%, а у нас - 0,1 - 0,3% стоимости товаров. В результате магазины боятся брать дорогие товары, вместо сокращения штатов увеличивают их, чтобы наблюдать за покупателями. И зачастую эти магазины убыточны. А ведь хорошо организованное самообслуживание - это еще и возможность рационально расходовать продукты. Когда мы ввели его, оказалось, что сыра или, например, колбасы стали покупать на треть меньше, чем при классической форме торговли. Если всегда можно без очереди купить себе 100 - 200 граммов, никто не станет брать килограмм.

КОРР. Что касается недоверия к торговым работникам, то они, к сожалению, дают повод для этого.

А. Л. Вы знаете, какая была зарплата у продавца в 1950 году? 25 рублей по нынешнему. Что же, она целый день режет сыр, колбасу и пойдет домой к голодным детям с пустыми руками? А кто взял малое, тот потом и больше возьмет. Мы спровоцировали нечестность. Теперь надо исправлять это.

В частности, с тех пор как мы стали поставлять в магазины фасованные товары, жалоб на недовесы нет.

КОРР. А проблема "черного хода"?

А. Л. Было бы нелепо видеть причину дефицита в его существовании. Считаю, что подобные взгляды культивируются теми, кто отвечает за производство товаров, чтобы отвести удар от себя. Конечно, любая несправедливость, нечестность плоха. Но ведь эти продукты идут нашим людям, не за границу же их везут. Если бы они стали в общую очередь, все равно кому-то не хватило бы, раз нет достатка товаров. Бороться с теми, кто не прочь нагреть руки на дефиците, нужно. Но нельзя позволять отвлекать внимание от источника наших бед.

КОРР. В Клайпеде при каждом универсаме есть пункт приема стеклотары, нет очередей, принимают посуду любой формы и емкости. Почему же в других городах невозможно это сделать?

А. Л. Нужно сделать так, чтобы человека, пришедшего в пункт приема, там ждали.

Чтобы быть независимыми от поставщиков (не вывезли дня три посуду - прием прекращается), мы построили тарную базу, где есть большие помещения для подстраховки, взяли на себя вывоз посуды, снабжение тарой, деньгами.

Скупка - основная функция базы. Она - на хозрасчете. Заработок всех ее работников зависит от количества принятой тары. Благодаря средствам механизации приемщицы освобождены от тяжелого груда.

Часто спрашивают: какая от этого выгода вам, управлению? Материально - никакой. Главное - теперь мы свободны от жалоб.

КОРР. Если подсчитать, сколько потрачено одних только командировочных на поездки за опытом клайпедской торговли, надо думать, получится внушительная сумма. Но дальше изучения дело зачастую не идет. Чем это можно объяснить?

А. Л. Отсутствием материальной заинтересованности у руководителей. Ведь мне самое главное - выполнить план товарооборота. Дам я один миллион прибыли или десять - на моих доходах это не отразится.

Иногда нашу систему пытаются укоротить, но тогда она не действует. Нельзя улучшать дело на одном участке, все взаимосвязано.

Но далеко не все зависит от усилий местных руководителей торговли. У отрасли слабая материально-техническая база. Мало средств выделяется на строительство магазинов: 5 - 7% от вводимого - только государственного - жилья (в ГДР на обустройство жилых кварталов идет 50%). А ведь сейчас очень много кооперативных домов строят. Однако не везде и эти проценты строители осваивают.

В общем, проблемы наши надо решать комплексно.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно