Примерное время чтения: 3 минуты
110

10 процентов французов владеют почти 60 процентами, в том числе 1 процент - почти 30 процентами национального богатства. "Общество потребления" крупным планом

В СВОЕ ВРЕМЯ известный на Западе журнал "Плейбой" много сделал для пропаганды идеи "массового стандартизированного потребления", служащего, по идее издателя журнала Хеффнера, "общепримиряющей" платформой для всех классов и социальных слоев. Согласно этой идее, все люди объединяются сегодня в один новый "класс потребителей", независимо от их истинной социальной принадлежности.

Нечто подобное, как нам кажется, сегодня преподносит читателю и журнал "Экспресс", провозглашающий наступление "новой эпохи": расцвета буржуазных ценностей в условиях научно-технического прогресса.

Социальные тенденции в современной Франции, правда, не столь однозначны, как это пытается представить "Экспресс". Бесспорно то, что уровень жизни многих категорий французов в последние десятилетия вырос. Однако распределение доходов во Франции остается крайне неравномерным. Как свидетельствуют статистические сборники, 10% французов владеют около 60%, в том числе 1% - около 30% национального богатства.

По данным ООН, соотношение между средним доходом 10% самых бедных и 10% самых богатых людей во Франции в середине 80-х годов выражалось пропорцией 1:76. Правомерно ли здесь говорить о "сокращении разрыва в доходах", как это делает французский журнал?

Важным показателем "унификации" французского общества на буржуазной основе "Экспресс" считает рост числа владельцев акций. Однако на самом деле этот рост все же весьма ограничен. Акции и облигации сегодня имеют лишь 10% французов.

Бросается в глаза то, что в статье практически полностью игнорируется какое-либо творческое начало: работа, карьера, борьба за материальное преуспевание - пусть даже в заданных "буржуазных" рамках. Все мысли, энергия, желания человека старательно направляются в русло потребительства.

Кстати, при ближайшем рассмотрении якобы "универсальное" и "стандартизированное" потребление "в стиле буржуазии" оказывается весьма дифференцированным - вполне в соответствии с реальным классовым и имущественным расслоением. Скажем, есть деньги - покупай сверхмодное платье за 70 000 франков (что примерно соответствует годовому заработку "среднего" французского рабочего); нет таких денег - бери "почти такое же", но в 100 раз дешевле.

Понимая, очевидно, что образ "потребителя в чистом виде" может вызвать симпатии далеко не у всех, "Экспресс" весьма искусно "вплетает" в этот образ такие положительные черты, как честность, верность, следование долгу и т. д. Правда, не совсем понятно, почему эти ценности следует считать буржуазными? Куда с большим основанием их можно отнести к общечеловеческим.

В целом же складывается впечатление, что, отталкиваясь в своих рассуждениях от реальных явлений, "Экспресс" в ряде случаев либо преувеличивает их масштабы, либо навязывает читателю свою оценку происходящего, которую далеко не всегда можно считать объективной.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно