Примерное время чтения: 9 минут
153

В СВЕТЕ ГЛАСНОСТИ. Большие проблемы Большого театра

БОЛЬШОЙ ТЕАТР... Даже сами по себе эти слова вызывают в душе целую гамму чувств, ведь "Большой" - это наша национальная гордость, лучшее, что мы можем в искусстве. Недаром того, кто побывал в Москве, спрашивали: "А ты был в Большом?" Сегодня, правда, чаще спрашивают: "...А что ты купил?", но не только потому, что так скудны наши магазины. Не отличаются разнообразием и афиши Большого театра.

А ведь многие театралы еще помнят то время, когда премьеры в нем становились событием не только театральной, но и общественной жизни. О них спорили, говорили, как сегодня, к примеру, говорят о новых публикациях в "Новом мире". Ценители искусства сравнивали старую и новую постановку "Лебединого озера", переживали, будет ли танцевать в новой Майя Плисецкая? Темой ночных дебатов зрителей у стен театра было - присудят или нет "Спартаку" Ленинскую премию?..

А сегодня в афише Большого преимущественно старые постановки. Новых и относительно новых - единицы. Но на этот счет "есть мнение", что Большой - практически единственное в мире хранилище классики...

Что же произошло с Большим театром?

Очевидно, период застоя в общественной жизни не мог не сказаться на творческом самочувствии театра и проявился здесь в своих специфических формах.

Пышным цветом цвело меценатство. Как в стародавние времена, к сильным мира сего, на дачи и в городские особняки приглашались лучшие солисты для музицирования под стук ножей и вилок. Были и щедрые подарки, обещания помочь "в случае чего", проталкивание "своих" и игнорирование талантливых новичков.

В Большом помнят, как ходил по театру "бриллиантовый тенор" - Буряца: в кожаных брюках, сапогах на каблуке, с огромным, усыпанным бриллиантами крестом на груди. Его выступления на сцене всегда были "событием", и не только потому, что подобной вокальной посредственности в истории театра вообще не было, но и из-за присутствия в первом ряду партера покровительницы "таланта" Буряцы - Г. Брежневой...

По тем или иным причинам театр не досчитывается сегодня многих выдающихся талантов: Г. Вишневской, Б. Покровского, А. Годунова, Г. Рождественского и других. Последняя потеря - В. Атлантов...

"СЛАДКАЯ АНАРХИЯ"

Не избежал Большой и проявлений "звездной болезни". Именно в период ее наибольшего расцвета был вынужден оставить театр его главный режиссер Б. Покровский, вызвавший недовольство тем, что предпочитал отстаивать свою позицию. Современные постановки Б. Покровского на музыку Д. Шостаковича, С. Прокофьева сняли из репертуара. Располневшим оперным дивам не нравились мизансцены, где кроме вокальных данных нужно было иметь еще и артистические. Те дни, когда театр оставался без ведущего творческого руководства, режиссер - постановщик Большого, народный артист СССР Г. Ансимов назвал "периодом сладкой анархии". Именно тогда "звезды" порхали за морями, отдавая дань родному театру в виде 2 - 3 исполненных в нем за сезон партий.

ПРЕКРАСЕН ЛИ СОЮЗ?

С одной стороны, в ГАБТе работают чрезвычайно одаренные, известные всем артисты. С другой - это "производство" с целой армией билетерш, кассиров, гримеров, костюмеров, слесарей, плотников, уборщиц. Возглавлять это хозяйство трудно, проводить творческую и социальную политику далеко не просто: чтобы и "касса" была, и старые классические спектакли стояли в афише, но при этом и премьеры шли как можно чаще, а "производство" работало безотказно.

Конечно, очень важно, чтобы во главе такого сложного организма стояли лидеры, люди высочайшей культуры, способные воспринимать и учитывать разные мнения.

Год назад партбюро балета Большого театра решило проанализировать работу педагогов и репетиторов методом анкетирования. В качестве модели была взята анкета, по которой проводился подобный опрос... на станкостроительном заводе им. С. Орджоникидзе.

"Ну не жестокая ли, не обидная ли это форма, - говорили в театре, - когда мальчики и девочки, только что пришедшие в труппу балета, должны были ставить баллы за профессионализм Галине Улановой? Ставить, даже не будучи с ней знакомы по работе?".

На этой почве уже тогда возникли острые разногласия между творческим руководством балета и партбюро, которое активно поддерживал секретарь парткома театра Ю. Григорьев.

Между тем полоса непонимания росла. Недавно партбюро опротестовало список артистов, заявленных главным балетмейстером для зарубежных гастролей. Сделано это под предлогом того, что распределение "социальных благ" (именно так расценивает партбюро выступление за рубежом) - дело не только Ю. Григоровича.

Но может ли в данном случае последнее слово оставаться за парторганизацией, когда именно творческий руководитель отвечает за то, каким увидят советский балет за рубежом? Оказывается, может, если зарубежные гастроли рассматриваются партбюро с точки зрения пресловутой уравниловки: сегодня поедешь ты, а завтра - я. Да и выездную характеристику подписывают именно в парткоме...

ПОЮЩИЙ СЕКРЕТАРЬ

В чем же видится народному артисту РСФСР Ю. Григорьеву, секретарю партийного комитета театра с 1982 года, основная суть его работы?

Из разговоров с ним становится ясно, что это - борьба за социальную справедливость. Ну что же, вопрос очень важный, и тем более для коллектива, где 2 - 3 года назад такие вещи, как получение квартир, машин, поездки в зарубежные гастроли, решались, мягко говоря, не совсем гласно, а меценатство и использование знакомств было правилом.

Борьба за социальную справедливость нужна, просто необходима, но почему в данном случае она так избирательна, а ее объектами, как правило, становятся те, кто подверг критике деятельность самого секретаря, в том числе и за требование предоставления ему машины, квартиры вне очереди уже "во времена перестройки"? Среди тех, кто подвергся гонениям за критику, нынешние и уже бывшие члены парткома В. Атлантов, П. Хомутов, Ш. Панюшкин, В. Тихонов, юрисконсульт театра М. Полунеев.

"До 1982 г., - говорит заведующий художественно - постановочной частью театра и член парткома М. Курилко-Рюмин, - должность секретаря парткома Большого театра, насчитывающего около 700 коммунистов, была освобожденной, Ю. Григорьев не пошел по проторенной дороге и стал секретарем не освобожденным, продолжая нести большую нагрузку в опере - более 30 спектаклей за сезон. Кроме того, он преподает в Московской консерватории, является членом тарификационной комиссии, членом жюри конкурсов, ведет научную работу. Безусловно, это только красит энергичного, делового человека, но времени для серьезной и кропотливой работы в такой парторганизации почти не остается..."

Более категоричен в своих оценках главный балетмейстер Ю. Григорович. "Уже больше года театр сотрясается от бесконечных "разоблачений" и персональных дел, которые возникают по инициативе секретаря парткома. Под лозунгом перестройки, гласности, демократизации процветают вседозволенность, демагогия и интриги. Вместо того, чтобы тратить силы и энергию на творческую работу, приходится объяснять партийному бюро балета, что его задача - не руководить коллективом балета, подменяя художественное руководство, а помогать ему вести работу, за которую оно несет ответственность".

А вот мнение бывшего члена партийного комитета ГАБТа, народного артиста СССР В. Атлантова: "У нас, у такого сложного организма, как Большой театр, секретарь парткома должен быть освобожденным, быть может, даже коммунистом, пришедшим в театр извне, например из райкома партии. Тот, кто сейчас занимает этот пост, получает удовольствие от самой должности".

А что же администрация? Генеральный директор ГАБТа С. Лушин говорит: "Почему я не предпринимаю решительных мер по нормализации обстановки? Создавать конфронтацию между дирекцией и парткомом в таком большом коллективе, как Большой театр последнее дело. Была надежда, что здоровые силы в парткоме сами во всем разберутся..."

Таким образом, многие считают, что партком театра ведет дело к еще большему взаимному непониманию. Страдает при этом не только репертуар (на его обновление остается мало сил и времени), но и люди. Многие начинают воспринимать перестройку как "казачью вольницу", а в некоторых случаях как возможность расправиться с новыми неугодными...

Правда, пути для преодоления противоречий находить все же пытаются. В коллективе оркестра, например, для поездки в зарубежные гастроли введен коэффициент, содержащий данные о том, сколько дней за последние 10 лет провел тот или иной музыкант в капиталистических странах. Иных "достоинств" музыкантов, например творческих, коэффициент не учитывает...

АВТОРИТАРНОСТЬ ИЛИ ЕДИНАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА?

Конечно, административно-командное управление в творческом процессе недопустимо. Но можно ли отвергать единую художественную политику, а вместе с тем и личность художественного руководителя? В театре сегодня на это дан ответ. Не в тиши кабинетов, а в спорах и дискуссиях выработана система творческого руководства.

Ее суть в сочетании выборного и коллегиального руководства. Одна часть - коллегия, действующая как единый орган, состоящий из руководителей творческого процесса. Вторая часть выборные худсоветы оркестра, оперы и балета.

Так что за последние полтора года некоторые проблемы уже решены. Об одной из них, едва ли не самой принципиальной, рассказал начальник отдела музыкальных учреждений Министерства культуры СССР М. Коконин: "Вновь назначен главный дирижер театра. Им стал А. Лазарев. Этим самым утверждено и зафиксировано, что в ГАБТе должен быть художественный руководитель, облеченный большими полномочиями".

По-своему разрешают свои проблемы в оперной труппе. Создан режим равной дисциплины для всех. Ведущим певцам установлен минимум в 20 спектаклей за сезон, после которого они могут заключать контракты на выступления в зарубежных театрах.

Разрешена и проблема творческого руководства в балете. На этот счет есть недвусмысленная позиция Министерства культуры СССР: лидер балетному коллективу Большого театра просто необходим, на сегодняшний день таковым является Юрий Григорович. Достойной смены ему пока нет. Нет другого человека, выступившего с творческой программой, которую можно было бы рассмотреть и реализовать.

И все-таки, видимо, есть основания для критики и в адрес Ю. Григоровича. Прямо скажем, балетных спектаклей, отмеченных новациями, спектаклей, которые бы стали событием мирового уровня, в последние годы на сцене Большого крайне мало.

Начался в театре и активный процесс омоложения творческого коллектива. Жизнь есть жизнь. И вот уходят из состава Большого артисты, являвшиеся долгое время гордостью нашего искусства. По существующему положению о формировании творческих составов конкурсно-тарификационными комиссиями оперы и балета не избраны на очередной 5- летний срок по возрасту И. Архипова, Б. Руденко, М. Плисецкая, В. Васильев, Е. Максимова, Н. Бессмертнова и другие. За ними, однако, оставлено право заключать с театром срочные трудовые договоры до 3 лет.

Еще преждевременно, вероятно, говорить, что процесс обновления в театре идет полным ходом. Но чем быстрее выйдет он в творческое, созидательное русло, тем меньше будет поводов для появления разного рода "закулисных историй".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно