Примерное время чтения: 4 минуты
84

Большой театр. Верди без драйва

В ТОЛЬКО что состоявшейся премьере Большой театр штурмовал оперу Верди "Сила судьбы". Главной приманкой было участие бывшего нашего, экс-солиста Вильнюсской оперы, тенора Сергея Ларина, который за годы эмиграции обеспечил себе головокружительную карьеру и давно наступает на пятки знаменитой теноровой троице.

"Сила судьбы" - мелодрама со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но есть в этом пестром хаосе красок и нечто отдаленно шекспировское. Возвышенное соседствует с пошлым, квазиромантическая история фамильной мести - с брутальными сценами военного лагеря, ритуал пострижения в монахи, сопровождаемый органом, - с игриво-провокационными песенками цыганки. Воспринимать ее с позиций здравого смысла было бы неестественно. Поэтому режиссеры предпочитают по возможности держаться подальше от "Силы судьбы". А уж если и ставят, то без выкрутасов, в нарочито консервативном и статичном стиле концерта в костюмах - как оперу для пения. Идя в театр, лучше заранее принять правила игры, которые диктует оперная условность, иначе вы зря убьете время в поисках напрочь отсутствующей логики и пропустите какую-нибудь из музыкальных красот.

Предъявлять высокие требования, а значит, и претензии к постановщикам "Силы судьбы" немилосердно. А что делать, ведь и традиционно решенный оперный спектакль способен быть увлекательным и зрелищным. Увы, спектакль оказался идеальным образчиком рутины и воспринимается как эстетический привет из позавчерашнего дня. Примитивно рисованные холсты в серо-стальных тонах дают предельно размытый образ никакой страны в условно никакие старые времена. Тупые фронтальные мизансцены, минимум действия, казенные жесты протагонистов, примитивно стоящий хор, опереточные подтанцовки миманса. Ощущение, что все происходит не в столичном театре, а в какой-нибудь провинциальной дыре.

Может быть, театр надеется, что из неаполитанской искры возгорится пламя новой жизни Большого? Но с помощью "мертвой воды" ее не пробудить. В спектакле "Сила судьбы" новой жизни не видно. На достойном вердиевских высот мировом уровне держался один лишь приглашенный "варяг" - Сергей Ларин в роли метиса Альваро. Истаивающие пианиссимо в арии третьего действия вызвали бурю восторга в зале - такого от наших солистов мы не слышим никогда. Другой "варяг", баритон Георгий Заставный в буффонной роли фра Мелитоне продемонстрировал, что марка Мариинки по-прежнему является гарантом качества. Справился с партией мстительного дона Карлоса Сергей Мурзаев. То же самое можно сказать и о Елене Зеленской в партии Леоноры, с той лишь разницей, что в некоторых фразах певица позволяла себе интонационную грязь. Все певцы как на подбор были равно холодны и бесстрастны: формальные "прикладывания" любовников вместо объятий, невыносимо фальшивое кокетство цыганки, топорные жесты брата и настоятеля. Наверное, в манекенах больше жизни. Латвийский дирижер Александр Вилюманис разбирается в тонкостях стиля Верди, имеет опыт, вкус и понятный, адекватный музыке жест. Но его трактовка показалась чересчур уравновешенной, корректной и по-нордически холодноватой. В "Силе судьбы" Верди требует от оркестра более гипертрофированных контрастов, более яростного драйва - это же не "Травиата". Огромную победу одержал хор, о чем свидетельствует успешный штурм "Ратаплана", хотя были и досадные расхождения с оркестром.

По контракту спектакль должен пройти восемь раз в этом сезоне (последний - 12 января) и еще несколько раз в следующем. И все, баста. Таким образом, Большой впервые осваивает новую для себя практику блочного проката спектаклей, которая принята в некоторых западных странах.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно