Примерное время чтения: 5 минут
225

Кто сорвет "Маску"

Ежегодный фестиваль Национальной театральной премии "Золотая маска" стартовал в Большом театре спектаклем Мариинского балета "Драгоценности". Билет, к примеру, в 12-й ряд партера стоил 3200 руб., а на 2-й ярус тысячу с чем-то! И все равно был аншлаг. Москва уже несколько лет как неровно дышит к петербургской балетной выправке, балетным гурманам нравится любить Баланчина, как будто это какой-то пропуск в рай.

Для гурманов - Баланчин

"ДРАГОЦЕННОСТИ" - искусство ради искусства, бессюжетный балет, изысканный дивертисмент на тему драгоценных камней в трех частях. Томительно пряные "Изумруды" на музыку Габриеля Форе олицетворяют французский балет; острые, хулиганистые "Рубины" (Каприччио для фортепиано с оркестром Игоря Стравинского) - американский модерн; "Бриллианты" (Третья симфония Чайковского) - империю русского балетного академизма. Красота хореографии настолько абсолютна и гипертрофирована, что в какие-то моменты восприятие перестает реагировать. "Драгоценности" перенасыщены красотой - и от этого становится тяжело и душно, как от слишком крепкого парфюма. И как бы первоклассно ни танцевали энергетичная, бойкая инженю Диана Вишнева и рафинированные академисты Светлана Захарова и Игорь Зеленский, "Драгоценности" все равно исподволь заставляют скучать.

Карты сезона

ВОТ уже семь лет подряд "Маску" ругают за то, что не те и не тех выдвигают, не те и не тем дают. Все увлечены собственно конкурсом, игрой амбиций и случая - кто что получит и прочее. Бесспорно, "Маска" является образцом частной (или, скажем так, субъективной) премии, но настолько же бесспорно и то, что "Маска" как фестиваль с большей или меньшей степенью успеха пытается дать выборочный срез очередного театрального сезона. И что самое важное - устраивает в Москве панораму региональных театров, дает, пусть и с известной долей приближения, почувствовать, чем сегодня дышит театральная Россия не только в крупных городах, но и в настоящей глубинке. И если прошлогодняя "Маска" стала бенефисом музыкальных театров Уральского и Сибирского регионов, то нынче кроме двух столиц в оперно-балетных номинациях фигурирует только Саратов - что ж, так, видимо, легли карты сезона (или экспертного совета, выбиравшего спектакли).

Оперные извращенцы

ВДОВОЛЬ наевшись классики в экстремальной обертке постмодерна и минимализма, старушка-Европа начинает в перерывах между очередными оперными перпендикулярами тайком ностальгировать по традиционному оперному спектаклю в красивых костюмах. Наша оперная элита этими "измами" еще не переболела. Вот и в номинацию "Оперный спектакль" вошли пять спектаклей, в которых сюжеты всем известных опер радикально пересказаны заново.

"Леди Макбет Мценского уезда" Шостаковича в "Геликоне" пахнет Фрейдом, Горьким и Уильямсом. В спектакле Дмитрия Бертмана любви нет - есть секс, индивидуальный и групповой, во всех вариантах и позициях. Сергей является официантом и смахивает на плейбоя в духе молодого Ричарда Гира. Катерина Измайлова выглядит как заправская порнозвезда (магическое соединение фольклорной интонации и секса впервые по-настоящему раскрыли дарование Анны Казаковой, которая среди своих подруг по женской номинации выглядит далеко оторвавшимся лидером).

"Евгений Онегин" Саратовской оперы (режиссер Дмитрий Белов) будет показан в театре "Новая опера" 5 апреля. Этот спектакль изначально запрограммирован на скандальность страстным желанием постановщика переплюнуть крутых эксцентриков отечественной оперной режиссуры. От привычного "Онегина" не остается ничего - ни в сюжете, ни в музыке. Новый русский денди Евгений приезжает на поезде. Много условности, символического сюра и крови. Много вкусовых издержек. Несмотря на отсутствие вокальных достижений, неординарную трактовку партитуры предложил маэстро Юрий Кочнев - музыка Чайковского как будто очистилась от штампов и слоя пыли.

"Пиковая дама" театра "Санктъ-Петербургъ Опера" в постановке уже дважды увенчанного "Маской" Юрия Александрова (смотрите в РАМТе 4 апреля) - семь гипербол на тему "Россия и ХХ век". Подруги Лизы и Полины - сестры милосердия Первой мировой. Призрак графини является Германну в блокадную зиму. Всюду снуют серые мыши из НКВД. Вместо Екатерины II под занавес бальной картины появляется Сталин. Все нюхают кокаин и предаются разврату. Германн насилует Лизу. Примерно так же здесь обошлись и с музыкой бедного Петра Ильича.

Как всегда, Гергиев

С ОСОБЫМ нетерпением ожидаются спектакли Мариинского театра в Большом: "Золото Рейна" Вагнера (2 апреля) и моцартовский "Дон Жуан" (3 апреля). Обе оперы поставлены известным немецким режиссером Йоханнесом Шаафом в том же духе радикальных переосмыслений, но с той лишь разницей, что в его опусах ощущается европейский культурный слой (наши новаторы зачастую ограничиваются монтажом поверхностных картинок). Что касается дирижеров, то какой может быть конкурс, когда в списке номинантов (да еще в двух позициях) присутствует Валерий Гергиев - он и так у нас лучший, априори. И дирижерская "Золотая маска", надо думать, опять уедет в Петербург, учитывая, что уж Вагнер у Гергиева получается колоссально.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно