Примерное время чтения: 6 минут
263

СОВМЕСТНЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ. "Русская деревня"

БИЗНЕСОМ Олег Солодовников занимается сравнительно недавно. 12 лет назад он женился на гражданке ФРГ и вскоре завел свое дело. Сейчас Олег Петрович - директор советского бюро группы фирм "Пиндур - ГМБХ". По его инициативе при Советском комитете защиты мира было создано совместное предприятие "Вместе - Интероко". В выставочном комплексе ВДНХ на Фрунзенской набережной через некоторое время появится первое детище совместного советско-западногерманского предприятия - магазин оргтехники "Шефер-Шоп".

Солодовникову принадлежит идея (также активно поддержанная СКЗМ) создания в Москве "русских деревень" - благоустроенных поселков для бизнесменов и их семей.

Олег Петрович убежден: возможность арендовать в Москве дом с участком земли поднимет западным предпринимателям настроение, изрядно подпорченное гостиничным существованием, сделает их сговорчивее.

- Не надо путать нас с интуристами, - говорит Солодовников, - мы приезжаем в СССР не отдыхать, не развлекаться, не умиляться русской экзотикой, а работать, работать напряженно на протяжении многих лет. Но ощущаем себя временными постояльцами, сидящими на чемоданах.

Проблемы, которые годами копились в гостиничном хозяйстве, теперь все чаще задевают и "фирмачей". А люди есть люди. Они привыкли к определенному образу жизни, к определенному набору услуг и удобств. Да может ли вообще номер в отеле заменить "собственный" дом? Нет. Не может.

- Вот построим в столице две-три "деревни" на 50 - 60 домов, - продолжает Солодовников, - и поможем москвичам решить если не жилищную, то хотя бы отчасти гостиничную проблему. Важно начать.

- Но в столице, насколько я знаю, нет свободных территорий. Все давно зарезервировано. Трудно будет найти площадку, чтобы развернуть такое большое строительство.

- Трудно. Но можно. Мы ведь не в центре строить хотим - на окраине. Нам подошел бы и заброшенный пустырь, и какая-нибудь неудобь, скажем овраг. В конце концов не обязательно строить в самом городе, можно и за его чертой.

- Олег Петрович, попробуем говорить, как деловые люди. Допустим, своей цели вы добьетесь. А что москвичи получат в обмен на предоставленную землю?

- За аренду мы заплатим. И немало. Пожалуйста, используйте эти средства на благоустройство города или на реставрацию городских памятников.

Думаю, срок аренды будет ограничен пятью-десятью годами. Потом добротные дома, рассчитанные по самым строгим оценкам более чем на полувековую эксплуатацию, перейдут в ведение районного или городского Совета.

Но часть из них мы можем сразу отдать под детский санаторий, дом отдыха или творческие дачи. Мы не собираемся отгораживаться частоколом. Спортивные комплексы, торговые и культурные центры, которые непременно появятся на отведенных под застройку участках, будут открыты для всех. Я вообще за то, чтобы устраивать там спортивные праздники, театрализованные представления, фестивали, рассчитанные на участие широкой публики, проводить миротворческие мероприятия.

- То есть развивать народную дипломатию?

- Именно так. Потому чти бизнесмены - не только представляют в СССР интересы каких- то фирм, но, прежде всего, интересы своих стран и народов.

Но, главное, "русские деревни" станут новыми достопримечательностями города, вернут московскому пейзажу своеобразие, утраченное в годы интенсивной типовой застройки.

- Позвольте все же высказать сомнение. Вы собираетесь строить дома из дерева. А запасы древесины не беспредельны. У нас ее и без того расходуют слишком расточительно.

- Выбор сделан в пользу деревянного дома потому, что, во-первых, это самое здоровое жилище. Во-вторых, это дань традиции. На Руси не только деревни, но и города возводили из бревен. До недавнего времени (вспомните 50-е, 60-е годы) Москва была наполовину деревянной. В-третьих, дерево дает возможность строить быстро. Этот процесс хорошо отработан технологически. На наших специализированных линиях коттеджи площадью 250 - 280 квадратных метров собираются всего за две смены, то есть за 12 часов. День - дом. Сутки - два. Месяц - и "деревня" готова.

А что касается расточительности, то тут вы совершенно правы. Но почему вас тревожит наш проект, а не собственная бесхозяйственность?

Именно она и натолкнула меня на мысль о рациональном использовании советской древесины. Несколько лет назад из программы "Время" я узнал о бедственном положении бамовцев. Им годами приходилось жить во времянках, сколоченных из ящиков и обрывков жести, в вахтовых домиках, похожих на большие металлические бочки. А дорогостоящая древесина валялась буквально под ногами. Пропадали без всякой пользы тысячи стволов сибирского леса, срезанного вдоль всей трассы железной дороги и сброшенного в отвалы.

Ни один деловой человек в мире не допустил бы такого варварства. Фирма, которую я представляю, предложила заинтересованным советским организациям несколько вариантов домов-коттеджей. Для строительства нам нужно было лишь мизерное количество бесхозной древесины. Однако на это предложение никто не откликнулся.

Между тем, проект был сделан. Мы создали прообраз "русской деревни" из 17 коттеджей в ФРГ. Все дома были тут же распроданы. Спрос на них до сих пор весьма высок и в Европе, и в Америке.

Вот вполне реальный путь, по которому мог бы развиваться советский экспорт. В стране есть значительные лесные запасы, есть рабочие руки, есть потребность в валюте. Так до каких пор советские внешнеторговые организации будут предлагать на западный рынок матрешек, водку, сырую нефть, пиломатериалы? Кто заинтересован в том, чтобы из дорогостоящей древесины наспех сколачивали винно-водочную тару, а потом сжигали ее во дворах продовольственных магазинов?

- Теперь у Солодовникова и в СССР появилось немало единомышленников. Он встретил понимание в Кунцевском районе Москвы. За создание "деревни" - председатель исполкома райсовета Н. В. Ермаков и ответственный работник исполкома райсовета С. Д. Жданкин. Солодовников подписал договоры о совместных предприятиях с несколькими советскими кооперативными объединениями. Но, может, в его предложениях есть какая- нибудь умело прикрытая односторонняя выгода? - спросил я у Юрия Григорьевича Ольховикова - заместителя председателя Госплана РСФСР, заместителя председателя СКЗМ, члена правления совместного предприятия "Вместе - Интероко".

- Выгода определённая есть, - ответил Ю. Г. Ольховиков, - но обоюдная. Мы все подсчитали. Фирма предоставит нам оборудование, мы будем расплачиваться частью продукции. Для нас полезен и приобретаемый опыт. Это совершенно новый уровень жилищного строительства, я бы сказал, новый уровень культуры, до которого нам еще далеко, но к которому нужно стремиться.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно