66

ЗА ПОЛГОДА В СТРАНЕ ЗАРЕГИСТРИРОВАНО 1102509 ПРЕСТУПЛЕНИЙ. Милиция и общество

10 июля Верховный Совет СССР утвердил на должности министра внутренних дел В. БАКАТИНА. Перед голосованием кандидат выступил с докладом, который мы приводим с некоторыми сокращениями.

СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ о преступности за первое полугодие показывают, что темпы ее прироста не изменяются и остаются очень высокими. По сравнению с соответствующим периодом прошлого года тяжких преступлений, например, зарегистрировано больше на 39,9%.

К сожалению, я не могу сейчас сказать, что в ближайшее время уровень преступности начнет снижаться. Прогнозы Академии МВД СССР показывают, что в 1990 - 1991 гг. можно добиться лишь снижения темпа ее роста.

Как финансы концентрированно отражают состояние экономики, так и преступность отражает процессы, происходящие в обществе в целом. А в переходный период, который мы переживаем, неизбежное непропорциональное, несбалансированное развитие в экономике, политике, социальной, нравственной сферах ведет к напряжениям, диспропорциям, дефицитам и тем самым стимулирует преступность.

За три года в 2 раза сокращены меры пресечения и наказания, связанные с лишением свободы. Численность содержащихся в колониях сократилась почти в два раза. Это, конечно, движение в правильном направлении. Но когда не создана система социальной адаптации и реабилитации вышедших на свободу, в условиях возрастающих трудностей бытового и трудового устройства идет рост рецидивной преступности.

Если к этому добавить, что гласность вывела правоохранительные органы из закрытой для критики зоны, то станет понятным всеобщее недовольство милицией, прокуратурой, судами. Плохо только, что на волне этого справедливого недовольства появилось много пены, унижающей и оскорбляющей человеческое достоинство работников милиции.

Все это вместе взятое привело не к усилению органов уголовной юстиции, а к растерянности, перестраховке, боязни применения непопулярных законных санкций. Не случайно за последние годы число задержанных и арестованных при общем росте преступности (!) уменьшилось почти в два раза - с 749 тыс. чел. в 1986 г. до 402 тыс. в 1988 г.

Причем задерживаются обычно участники и исполнители. Организаторы же остаются безнаказанными.

Надо сказать, что нагрузка на оперативных работников и следователей возросла на 36%. Они уже не справляются с захлестнувшей их массой преступлений. При этом надо иметь в виду, что существенно изменился характер преступлений в сторону роста деяний, борьба с которыми представляет наибольшую сложность. Например, долгие годы в составе умышленных убийств (60 - 65%) были наиболее легко раскрываемые убийства на бытовой почве. В прошлом году они снизились до 40%, а 60% составили убийства по корыстным и иным мотивам.

Подобные тенденции привели к тому, что темп роста остатка нераскрытых преступлений в 3,4 раза опережает темп прироста зарегистрированных. Сложилась и совершенно противоестественная ситуация: тяжкая преступность растет, а судимость снижается. Налицо криминальный криз. Такова реальность.

Что нужно сделать реально, если резко увеличилось количество преступников и преступлений, а силы правопорядка остались те же?

Надо немедленно увеличить расходы на уголовную юстицию. И, следовательно, изменить ее численность, качество, техническую оснащенность, оплату труда. Сравните. Затраты на полицию в США составляют 100 долларов на каждого жителя страны, у нас - 8 рублей.

Сейчас нами взят твердый курс от практиковавшейся ранее лжи и очковтирательства к правде. Милиция должна быть открытой и понятной людям.

Надо отметить, что уже проводится работа по децентрализации управления. Новая структура МВД позволит со временем перейти к четкому разделению милиции на муниципальную и федеральную. С нового года начнется повышение зарплаты нашим сотрудникам.

В то же время есть в нашей работе совершенно новая проблема, когда закон начинает отступать перед насилием. Особенно это заметно в межнациональных отношениях. Примеров достаточно.

В стране появились беженцы. Это безошибочно свидетельствует, что у нас явно ослаблено применение силы закона в пресечении нарушений национального и расового равноправия. Соответствующие статьи уголовных кодексов союзных республик практически не действуют ни в старой, ни в новой редакциях. Как результат - только один осужденный в 1988 году. Закон вовсе бездействует в отношении подстрекателей, идейных вдохновителей национальной вражды.

Правоохранительные органы и прокуроры союзных республик старательно обходят эти нормы, предпочитая квалифицировать действия, явно происшедшие на почве национальной розни, только по таким последствиям преступных акций, как убийство, тяжкие телесные повреждения, хулиганство.

Преступные проявления национализма, шовинизма низводятся таким образом до обычных насильственных преступлений, снижается политическая острота правовых оценок. Создается впечатление о реальной незащищенности провозглашенного Конституцией национального равноправия.

Демократизация общества предоставила свободу разуму и творчеству. Но ведь речь идет не о свободе шантажа, провокаций, насилия. Я не имею в виду "закручивание гаек". Подстрекатели только этого и хотят. Нам уже со всех сторон вещают о якобы неизбежном возврате к репрессиям. Политические проблемы нельзя решить никак, кроме как политическим путем.

Но на беззаконие и насилие мы должны ответить силой. Силой, опирающейся на закон и защищающей демократию.

Кроме того, надо законодательно определиться по целому ряду правовых вопросов.

* Не определены критерии юридического признания (или непризнания) общественно- политических организаций, включая и те, которые давно уже именуют себя "партиями" и активно действуют в правовом вакууме.

* Отношение к митингам и демонстрациям. В соответствии с Конституцией надо перейти на уведомительный характер взаимоотношений власти и желающих демонстрировать. Но возложить ответственность за порядок на организаторов.

* О правовом режиме чрезвычайного положения. Может ли быть здесь самостоятельность? Нет.

* Советская Армия должна быть освобождена от несвойственных ей внутригосударственных функций в мирное время.

Нужны ли нам внутренние войска? Я считаю, что нужны. Реальность наличия экстремизма и политическая культура сегодня таковы, что гарантия стабильности во многих регионах уже требует и будет требовать присутствия внутренних войск.

С учетом же масштабов страны таких войск у нас практически нет. 36 тыс. человек личного состава, из которых только 18 тыс. могут находиться в отрыве от мест дислокации. Депутаты говорят о профессиональных внутренних войсках. Это хорошо, но их содержание обойдется в 3 раза дороже ныне существующего.

* Наконец, вопрос соотношения между расширяющимся суверенитетом республик и пока совершенно отсутствующей ответственностью их правительств за состояние правопорядка в республиках.

Совершенно необходимо создать при Верховном Совете или, как уже предлагалось, при президенте постоянно действующий орган (совет, комитет, кабинет) по проблемам общественной безопасности.

Согласитесь, что здесь нам, как нигде, нужен тесный постоянный контакт с высшим законодательным органом страны. А мы непосредственно должны проводить в жизнь его решения. Другого не дано.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно