Примерное время чтения: 5 минут
91

В ЗЕРКАЛЕ ИСТОРИИ. Экспроприации и революция

Хотелось бы узнать о причинах и целях экспроприации, которые проводились большевистской партией в 1905 - 1907 гг. Получается, что большевики считали допустимым применение в политике уголовных методов?

С. Арефьев, Витебск

В ИСТОРИИ революционного движения в России экспроприации (иначе - эксы) - вооруженные конфискации оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, денежных средств и других ценностей на нужды революции - получили наиболее широкое распространение в 1905 - 1907 гг.

Отношение к экспроприациям в РСДРП не было однозначным. Часть меньшевиков (Мартов и его сторонники) считали аморальными партизанские методы борьбы, хотя в принципе в случае революции не отрицали организованное насилие от имени партии и рабочего класса.

Напротив, Ленин и некоторые из большевиков считали "оппортунистической" уже саму постановку вопроса о средствах моральных и аморальных, о допустимых и недопустимых в политике в период революции методах. Ленин писал, что "революционный класс для осуществления своей задачи должен уметь овладеть всеми, без малейшего исключения формами и сторонами общественной деятельности...".

На практике эксами занимались на местах и большевики, и меньшевики. Ведь партии нужны были оружие и деньги на оружие, нужны были печатная техника, средства на содержание профессиональных революционеров и т. д. ЦК РСДРП, избранный на IV съезде и состоявший в основном из меньшевиков, регулярно пользовался экспроприированными денежными средствами.

В РСДРП наиболее крупные экспроприации контролировала созданная в 1905 г. под руководством Л. Б. Красина Боевая техническая организация. При многих комитетах РСДРП в конце 1905 - начале 1906 г. были созданы также боевые группы.

Наиболее крупные экспроприации были совершены боевыми группами РСДРП на Кавказе, в Прибалтике, Финляндии, на Урале. Так, в феврале 1906 г. группа латышских боевиков во главе с Я. Лутером (Бобисом) экспроприировала крупную сумму денег в русском отделении Гельсингфорсского государственного банка. Около полумиллиона рублей казенных денег было захвачено в Квириллах и Тифлисе в 1906 - 1907 гг. боевиками группы С. Тер-Петросяна (Камо). Причем последняя, наиболее грандиозная экспроприация, в ходе которой 3 человека были убиты, а несколько десятков ранены, была осуществлена днем, в центре Тифлиса, при перевозке денег с почты в казначейство. По версии западного историка Б. Суварина, а также по свидетельству Л. Троцкого, в ее осуществлении принимал участие и Сталин, хотя впоследствии писать об этом было не принято. Видимо, став главой государства, Сталин не хотел выглядеть "кавказским бандитом", хотя и героическим (бывший американский посол в Москве Буллит выразился следующим образом: "Рузвельт думал, что в Кремле сидит джентльмен, но там сидел бывший кавказский бандит").

Наиболее полно взгляды большевиков на экспроприации были изложены Лениным в 1906 г. в статье "Партизанская война". Ленин писал, что "марксизм, безусловно, не зарекается ни от каких форм борьбы", что все они должны рассматриваться в рамках той конкретно- исторической обстановки, которой они порождены. "Говорят: партизанская война приближает сознательный пролетариат к опустившимся пропойцам, босякам. Это верно. Но отсюда следует только то, что никогда партия пролетариата не может считать партизанской войны единственным или даже главным средством борьбы". Уничтожение отдельных начальствующих лиц военно-полицейской службы, шпионов правительства в революционных организациях, конфискация денежных средств у правительства и частных лиц, по Ленину, были неизбежными в промежутках между "большими сражениями" (то есть массовыми вооруженными выступлениями). Партизанская борьба с ее формами, писал Ленин, есть "нечто частное, второстепенное, побочное" по отношению к формам массового революционного движения. В то же время задача партии, писал Ленин, - вносить сознательность и организованность в любые формы борьбы.

Вопрос о "партизанской войне", то есть об эксах, обсуждался на двух совместных съездах большевиков и меньшевиков. На IV съезде РСДРП (1906 г.) большевики предлагали признать допустимыми экспроприации на нужды восстания денежных средств, принадлежащих правительству, при условии контроля за ними со стороны партии. Однако меньшевики и часть большевиков проголосовали против, и это предложение ленинцев не прошло.

На V съезде РСДРП (1907 г.) вновь обнажились расхождения между большевиками и меньшевиками по поводу "моральной философии" революции. Большевики вновь поставили вопрос о разрешении "экспроприации всякого казенного имущества при условии самого строгого контроля со стороны партии". Однако большинство проголосовало за резолюцию меньшевиков, воспрещавшую членам партии "какое бы то ни было участие в партизанских выступлениях и экспроприациях или содействие им". Комитетам было предписано распустить все специальные боевые дружины и группы. Ленин и часть большевиков голосовали против этой резолюции.

Основанием для решения съезда послужило то, что, по убеждению большинства делегатов, условий для победоносного вооруженного восстания к началу 1907 г. в стране не было, а экспроприации казенного и частного имущества становились неуправляемыми, компрометировали партию в глазах масс населения и деморализовали ее собственные ряды.

Несмотря на принятое V съездом РСДРП решение, экспроприации не были полностью прекращены. По требованию меньшевиков ЦК был вынужден обсудить вопрос о тифлисской экспроприации, проведенной Камо в нарушение решений IV и V съездов. Кавказским союзным комитетом РСДРП был поставлен вопрос об исключении из партии ее участников из числа социал-демократов.

В партии в тот период существовало также понятие "лбовщины". Видный уральский боевик Лбов, продолжавший экспроприации, несмотря на решение съезда, стал бандитом- уголовником, а его "боевая дружина" выродилась в банду. РСДРП в тех условиях решительно отмежевалась от экспроприаторов.

Н. БЛИНОВ, доктор исторических наук

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно