Примерное время чтения: 10 минут
136

ТОЧКА ЗРЕНИЯ. Комсомол: в кризисе или в тупике?

В. ЛЕПЕХИН, инструктор отдела пропаганды ЦК ВЛКСМ.

НИ ДЛЯ КОГО НЕ СЕКРЕТ, что большинство комсомольцев состоят в ВЛКСМ формально, что во многих первичных организациях остались лишь сборщики взносов. С 1983 по 1988 год количество вступающих в комсомол молодых рабочих сократилось в 6 (!) раз, сельчан - почти в 5 раз. Численность московской городской организации в 1986 г. уменьшилась на 44 тыс. человек, в 1987 г. - на 70 тыс., а в 1988-м. - уже на 130 тысяч. То же самое в ряде других комсомольских организаций РСФСР и союзных республик.

На мой взгляд, основной причиной нынешнего кризиса в комсомоле является кризис "верхов". Иными словами, это кризис системы, при которой власть, полномочия, права и возможности сосредоточены в так называемом "центре", а по сути - в руках десятка секретарей ЦК ВЛКСМ, стоящих и над выборным органом, и над аппаратом. Эта власть отгорожена от миллионов комсомольцев множеством барьеров, но именно в силу этого "верхи" явно испытывают недостаток в притоке свежих сил, новых идей, ярких, неординарных личностей. Настоящий лидер, как правило, не может "дорасти" до должности секретаря ЦК: система номенклатурного подбора лояльных и исполнительных кадров ломает или "консервирует" яркую личность еще на "подступах" к руководящему креслу.

Кризис "верхов" - следствие застойной модели организации комсомола, в соответствии с которой руководящая верхушка формируется номенклатурно, из ограниченного круга лиц и без учета мнения рядовых комсомольцев. Из какого круга, к примеру, избирается 1-й секретарь ЦК ВЛКСМ? Из 35 миллионов комсомольцев? Из 130 тысяч освобожденных комсомольских работников? Нет. Из нескольких десятков членов ЦК ВЛКСМ, а еще скорее - из нескольких человек, сидящих обычно в президиуме пленума ЦК. А кто решает, кому быть лидером союза? Разумеется, опять же не рядовые комсомольцы.

Кризис "верхов" породил кризис в первичных организациях. Все чаще в резолюциях комсомольских собраний появляются слова о недоверии ЦК ВЛКСМ, не говоря уже о массовом выходе из комсомола.

Но чтобы решить, как ВЛКСМ выйти из кризиса, надо, видимо, ответить на вопрос: какой комсомол нужен молодежи? Концепция нового комсомола существует. Ее разработала группа комсомольских работников из МГУ и ряда других организаций, представляющих движение "Сургутская альтернатива". Суть предлагаемой модели нового комсомола - в приоритете первичной организации и ее самостоятельности во всех без исключения вопросах; решение выборных органов вступает в силу только в том случае, если с ним согласны первичные организации. "Не "центр", не ЦК ВЛКСМ должны решать, сколько прав и свободы должно быть у "первички", а первичные организации должны определять, какой ЦК им нужен, и нужен ли он вообще" - записано в одном из документов группы. Первичные организации принимают, если есть такое желание, свои программы и уставы, выдвигают своих лидеров в руководящие органы, формируют, если есть такая необходимость, или упраздняют райкомы, горкомы и т. д.

По новой модели комсомол должен превратиться из организации с жесткой структурой в движение первичных организаций, полномочия аппарата должны быть сведены к минимуму, власть разделена на законодательную, исполнительную и контрольную, введены прямые выборы (путем выдвижения делегатов от "первичек" по избирательным округам) при формировании руководящих, а точнее - координирующих органов ВЛКСМ, упразднен номенклатурный подбор кадров и т. д.

Беседа с первым секретарем Центрального Комитета Коммунистического союза молодежи Литвы А. МАЦАЙТИСОМ.

- В июне прошлого года на своем XXII съезде комсомол Литвы заявил о том, что выходит из ВЛКСМ. Что привело к такому решению?

- Прежде всего, Литовская республика не может быть самостоятельной, пока не будут самостоятельными все ее политические структуры. Партия, комсомол Литвы раньше были только исполнителями воли высших руководящих органов. Поэтому наш комсомол меньше всего отражал мнения молодежи, а больше всего - желания партийных органов.

ВЛКСМ на сегодняшний день перестраивается очень медленно. И мы решили, что ждать больше и кивать на Москву нельзя, а надо самим делать конкретные шаги, иначе мы комсомол потеряем окончательно.

Во-первых, в организации должны остаться только те, кто в нее верит. Выходить из комсомола теперь можно будет свободно, возраст членов нашей организации - от 14 до 35 лет. Меньшинство имеет право защищать и отстаивать свое мнение, образовывать фракции.

Все права принадлежат первичной организации, она решает, сколько аппаратчиков будет в райкоме и чем они будут заниматься. Райкомы и городские организации, в свою очередь, определяют численность аппарата ЦК комсомола, его функции и права. Всех нас, между прочим, избирали на съезде комсомола, и мы центральными органами партии не утверждались. И если комсомольцы скажут, что мы им не нужны, то это будет для нас закон.

Кстати, аппарат ЦК комсомола в Литве из всех союзных республик самый небольшой - всего 40 человек, и он еще будет сокращен до 25 человек. Льгот у нас никаких, нет даже своего магазина, и после работы приходится стоять в очередях.

- Как теперь, после отделения, складываются ваши отношения с ВЛКСМ, с Москвой?

- Если на пленуме ЦК ВЛКСМ рядовые члены из разных республик нас поддержали, то позиция бюро ЦК ВЛКСМ и ЦК КПСС вполне однозначна. Хотя мне непонятно, почему нас, Коммунистический союз молодежи, другой коммунистический союз не хочет признавать.

ЦК ВЛКСМ считает, что в Литве должны быть два коммунистических союза молодежи - комсомол Литвы и ВЛКСМ. То есть получается, что наша литовская организация не является преемником идей ВЛКСМ. Такого поворота событий мы никак не ожидали, ведь расхождения у нас только по форме.

На сегодняшний день у нас три основных противоречия с ВЛКСМ:

Во-первых, мы считаем, что ЦК ВЛКСМ оказался застрельщиком раскола по национальному вопросу в нашей организации.

Сейчас в литовском комсомоле представители 71 национальности. На нашем съезде комсомола за отделение проголосовали все - и русские, и поляки, и белорусы. Между тем ВЛКСМ предлагает создать у нас еще одну комсомольскую организацию, а это неминуемо приведет к расколу и, возможно, к тому, что на основе комсомола будет создан интерфронт. Но самое большое достоинство нашего комсомола в том, что он, может быть, единственная в Литве интернациональная организация, и мы хотим его таким сохранить. Ведь нет ничего страшнее национального конфликта.

Второе. ВЛКСМ предпочитает сохранять свою прежнюю структуру: все права принадлежат ЦК, а нижестоящие организации находятся в его подчинении. Мы же по уставу все права отдали "первичке", и "первична" теперь диктует ЦК.

Третье. Мы не хотим, чтобы отношения комсомола с партией строились по прежнему образцу и комсомол был бы простым исполнителем воли партии.

Могу ответственно заявить, что партийные органы Литвы нам сегодня уже не диктуют. Потому что сегодня партия понимает, что от того, как мы будем на нее смотреть, зависит, будет ли партия вообще.

Мы как-никак подрастающее поколение, которое будет пополнять эту партию. Мы вообще должны захватить ее изнутри, если хотим ее изменить и изменить вообще саму политическую систему. Вот, кстати, почему я считаю, что в Литве и вообще в Союзе нужен коммунистический союз молодежи и неправы те, кто предлагает его упразднить, - мы единственная молодежная организация в СССР, которая может реально повлиять на политическую ситуацию.

Если внутри большой машины хотя бы один винтик будет крутиться в другую сторону, старая политическая система быстрее развалится, и перестройка пойдет быстрее. В этом большой смысл перестройки комсомола.

Мнение секретаря ЦК ВЛКСМ С. СМИРНОВА

С ОБОИМИ АВТОРАМИ - А. Мацайтисом и В. Лепехиным я знаком не один год, уважаю их точки зрения, но не во всем готов согласиться с ними.

Да, среди причин тяжелой ситуации, в которой пребывает комсомол, можно назвать ту, что мой коллега по аппарату ЦК ВЛКСМ В. Лепехин обозначил как "кризис верхов". Но главная ли это причина? По меньшей мере такое утверждение спорно. Ведь оно вольно или невольно порождает иллюзию: достаточно изобрести истинно демократичную процедуру избрания комсомольских лидеров - и комсомол избавится от пороков. Так ли это?

Дело, однако, гораздо сложнее. В основе кризиса в комсомоле - явный разрыв между устоявшимися представлениями о сущности, целях, внутреннем устройстве союза и бурно развивающимся процессом обновления советского общества, быстро изменяющимися жизненными ориентирами и приоритетами молодежи.

Как одолеть этот разрыв? Согласен, в рамках старой, знакомой нам модели комсомола сделать это невозможно. В. Лепехин считает, что искомый вариант новой модели нашла группа комсомольских работников МГУ, а А. Мацайтис видит ее в решениях XXII съезда комсомола Литвы. Замечу, однако: существует немало и других предложений, например, реорганизовать комсомол в молодежный профсоюз, преобразовать в молодежное "крыло" партии, в союз организаций, объединяющих молодежь по социальному признаку. Причем у авторов каждого проекта есть не менее весомые аргументы. Вокруг них в комсомольских организациях сейчас ведутся дискуссии, итог которых в апреле подведет очередной XXI съезд ВЛКСМ.

Не буду оспаривать привлекательные стороны концепции, предложенной ребятами из МГУ: демократичность, расширение свобод, гарантированных первичным комсомольским организациям, уважение к мнению не только большинства, но и меньшинства, а в конечном счете - каждого комсомольца. Но нельзя не прислушаться и к мнению тех, кто считает, что реализация этих принципов в полном объеме в нынешней ситуации может привести к утере организационного стержня, к абсолютной беспомощности выборных органов, размыванию политического лица ВЛКСМ, превращению его в некий аморфный конгломерат первичных организаций.

Кстати, эти опасения разделяют не только комсомольские работники, но и рядовые члены ВЛКСМ. К примеру, когда на недавно состоявшемся Всесоюзном студенческом форуме встал вопрос: что же такое комсомол сегодня - общественно-политическая организация или демократическое движение, - абсолютное большинство делегатов ответило: организация.

Если эта концепция перестройки союза молодежи - пока теория, то XXII съезд комсомола Литвы - свершившийся факт. Его решения вызвали неоднозначную оценку и были тщательно проанализированы IX пленумом ЦК ВЛКСМ. Пленум, в частности, признал: в Литве создана новая молодежная организация. Одновременно было решено, что комсомольцы, желающие сохранить свои уставные связи с ВЛКСМ, должны иметь такую возможность вне зависимости от того, кто они по национальности: литовцы, русские или белорусы.

В таком решении нет никакого злого умысла "центра". Зато очевидно другое - отражена позиция не согласившегося с решениями XXII съезда комсомола Литвы меньшинства, которое, по словам А. Мацайтиса, должно иметь право защищать и отстаивать свое мнение, в том числе и организационно.

А только ли по форме расходятся между собой КСМ Литвы и ВЛКСМ? Ведь в Уставе КСМ Литвы задачей номер один ставится достижение полного государственного суверенитета, тогда как лежащие в основе единства ВЛКСМ социалистические идеи и ценности отодвинуты на второй, третий план.

Упреки в адрес ЦК ВЛКСМ, будто он хочет законсервировать административно - командную модель комсомола, не заинтересован в приоритете первичной организации, ратует за сохранение старого стиля взаимоотношений с партийными органами, по крайней мере надуманны. И в этом легко убедиться, ознакомившись с Программным заявлением ЦК ВЛКСМ к XXI съезду. Однако я твердо убежден, что обновление комсомола не может быть достигнуто за счет разрушения его единства.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно