Примерное время чтения: 6 минут
117

КОНТАКТЫ. Советская "Саламандра"

Сегодня число совместных предприятий (СП) уже перевалило за тысячу. Какая польза от их деятельности, ощутимо ли влияние СП на советскую экономику - об этом беседа с руководителями "Старейшего" советско- западногерманского предприятия "Ленсвет" - председателем правления В. КОЛОВАЕМ и генеральным директором В. ГОРОДНИМ.

- Вот для начала характерная строка из читательского письма: "...не вижу никакой разницы между СП и кооперативами. И те и другие набивают себе карманы за наш счет...". А вот еще: "Капиталист зря не пойдет на создание СП, чует легкую прибыль. Так мы и станем со временем колонией...". Вот реакция части населения страны...

В. Городний. Не буду говорить о качестве выпускаемой обуви, марка "Саламандры" - нашего партнера, с которым в Ленинграде создано СП "Лен- вест", достаточно известна, а по поводу цены на обувь можете убедиться непосредственно: все продаем по госценам.

В. Коловай. И даже ниже. А детская обувь вообще убыточна. Наши заработки складываются из толково организованного производства и высокопроизводительного оборудования, а отнюдь не за счет чужого кармана. О качестве обуви я все же скажу. Смотрите сами - на экспорт идет та же самая продукция, что и на внутренний рынок. А что касается колониальных тревог, то это типичный стереотип прошлого. СП создают между собой и самые развитые страны. И если Бельгия регистрирует СП с США, то это не значит, что США станет колонией, равно как и наоборот. Бизнес всегда ищет рынок сбыта и в конечном счете прибыль, это должно быть присуще и советским предприятиям, ибо прибыль - двигатель расширенного воспроизводства. В этом смысле читатель, запуганный "потерей независимости", прав: СП для производства убытков никогда не возникнет.

- И все-таки, насколько больше получает ваш работник по сравнению, скажем, с обувщиком на госпредприятии?

В. К. В среднем процентов на тридцать, что далеко не соответствует результатам труда, если говорить о качестве и ассортименте.

В. Г. И еще работник СП может четыре раза в год приобрести нашу обувь за полцены. Вот, пожалуй, и все "привилегии".

- Вы сказали, что отправляете обувь на экспорт, но и против этого есть сильные возражения - за границу уходят то, что самим нужно позарез...

В. К. Но отправляем ведь всего лишь пятую часть продукции, 80% обуви идет на внутренний рынок. Учтите, что почти все оборудование СП - западногерманское, за него, как и за "ноу-хау", нужно расплачиваться.

В. Г. К тому же экспорт заставляет подтягивать качество, и советские покупатели получают ту же продукцию, что и западные.

- Вы оба - обувщики-профессионалы, много лет проработали в Легпроме. Наверное, почувствовали разницу, начав трудиться в СП?

В. Г. И полгода не прошло, как вновь рожденное наше СП провело реконструкцию и выдало первый миллион пар обуви, а в ноябре 1989 г. добавило еще два с половиной. Такого роста при таком качестве раньше видеть не приходилось.

В. К. Как прежде делали? Слепили коробку, впихнули туда оборудование и все - главное, мол, сделано, а мелочи-де приложатся. Западные специалисты смотрят совсем по-другому, все мелочи крайне важны, из них потом сложится главное. Никакой дурной "рационализации" - выкинуть гайку, сократить нитку - у них не допускается. Все отрабатывается до совершенства. В этом - главный для нас психологический урок.

- Ну а в грубом, так сказать, материальном плане: каков вклад СП в советскую экономику?

В. Г. Сегодня мы делаем 23 модели и каждый год будем добавлять по полсотни. Выпускаем мужскую зимнюю и сезонную обувь, женские туфли и сапоги (для пожилых на треть снизили цены), детскую обувь. Планируем выйти на 11 миллионов пар в год.

- Если в каждой области создать хотя бы по одному СП, которое давало бы порядка 10 миллионов пар, то, пожалуй, совокупный их продукт раза в два бы превысил весь нынешний обувной вал. Ощутимая "добавка"! Но откуда возьмется сырье?

В. К. Если обувь качественная, то она дольше носится и нужно сырья меньше, но зато гораздо лучшей выработки.

- Чувствуется, что здесь - больное место для СП...

В. К. К сожалению, поставщики дают часто не ту кожу, которую просим, - хорошо обработанную, мягкую, удобную, а ту, которая есть. Их психология понятна, ведь другие возьмут у них все...

- Ну и как же вы добились нужных поставок?

В. К. Долго работали с поставщиками, убеждали. Перешли в конце концов на работу по прямым договорам, расплачиваемся своей обувью.

- Знакомая для многих предприятий ситуация, похоже, вот так начинает зарождаться у нас рынок. Правда, на пещерном уровне: я - тебе доску, ты - мне гвоздь.

В. К. Точно, пещерный барьер. Вообще, мы сейчас начинаем интегрировать в свою структуру другие обувные фабрики и даже предприятия кожевенной промышленности, чтобы, в частности, уйти от этого пещерного товарообмена.

В Рязани мы открыли филиал, который дает 1,6 млн. пар обуви, после введения второй очереди поток возрастет до 3 млн. Из СП мы теперь создали концерн, в который войдут 6 предприятий "Ленкожобъединения", а также другие обувные фабрики. Окажем практическую помощь другим обувщикам страны, в том числе передачей "ноу-хау".

- Все это убедительно, но вот на полках ленинградских магазинов обувь "Ленвеста" практически не увидишь. Скажите, под силу вашему СП или концерну насытить обувью хотя бы Ленинград?

В. К. В ближайшие пять лет у нас не будет ни единой копейки прибыли - все доходы отдадим на расширенное воспроизводство. И, полагаю, к концу 1991 г. эту задачу мы решим.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно