Примерное время чтения: 5 минут
160

ПОЛЕМИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ. Съезд комсомола: взгляд из коридора

В центральной прессе уже опубликованы официальные отчеты о ходе XXI съезда комсомола. Мы же решили пойти нетрадиционным путем и предложить читателям полемические заметки со съезда молодого журналиста И. СОЛГАНИК, которые, естественно, следует считать лишь точкой зрения корреспондента.

Французские журналисты, случайно оказавшиеся на XXI комсомольском съезде, не понимая ни слова по-русски, тем не менее сделали относительно съезда три вывода: что основной боевой потенциал комсомола составляют мужчины не первой свежести (74,3% делегатов съезда были старше 26 лет); что для некоторых делегатов нет праздника больше, чем комсомольский съезд, в связи с чем они поют в перерывах хором; и что зал заседаний засекречен, как полигон в Неваде, поскольку журналистов в него не допускают, и те из коридора ловят далекий отголосок. Замечания французов - по форме, а теперь о том, что касается существа.

Психологи давно заметили, что наша преемница-молодежь все взрослые начинания подхватывает, повторяет и доводит порой до пародии; так и комсомольский съезд пародирует Съезд парламентский.

Делегат Бек фигурирует на трибуне вместо депутата Собчака; поправки проходят самые незначительные (так, словосочетание "догматические представления" заменяется другим - "догмы и стереотипы"), комсомольские лидеры переругиваются и свистят, как футбольные болельщики, гоняют с трибуны председателя, а некоторые скандируют - "Ленин, партия, комсомол".

Каждый бросил в общий котел свое, и в результате получилось не совсем съедобно. Школьники выступили с идеей спасения школьного комсомола, делегаты из Перми - общечеловеческих ценностей, а люди из Тынды в связи с тяжелыми условиями существования просили спасти только самих себя. Армянский комсомол попытался отнять Карабах у азербайджанского комсомола, литовский ЛКСМ потребовал спровадить обратно в Литву своих отделившихся литовских собратьев во главе с А. Мацайтисом (впрочем, решением большинства Мацайтис на съезде остался).

На третьи сутки, по моим наблюдениям, часть делегатов вместо того, чтобы дискутировать, "харчевалась" в буфете. Как выяснилось, из 2000 избранников комсомола 500 скрылись в неизвестном направлении; из них 315 человек не показывались на съезде по два дня и больше. Имелись подозрения, что следы избранников ведут в ГУМ, ЦУМ и продуктовые магазины...

Пожалуй, едва ли не главный вопрос - кого представлял комсомольский съезд. Поскольку 50% его участников - освобожденные комсомольские работники, то съезд скорее представлял комсомольских функционеров, чем молодежь. Так стоило ли ждать, что эти люди, которые кормятся от комсомола, будут рубить сучок, на котором сидят, преобразовывать и распускать самих себя.

И тем не менее В. Мироненко на съезде заявил, что "комсомол вступает в полосу коренных преобразований". Если верить бывшему первому секретарю, комсомол должен был это сделать уже 3 года назад, на XX съезде, а сейчас, получается, вступает в ту же полосу по второму разу.

Так что же - гора опять ничего не родила?

Не совсем так, съезд принял обращение по поводу открытого письма ЦК КПСС "За консолидацию на принципиальной основе", в котором призвал одних коммунистов не подавлять других коммунистов. Правда, после выступления секретарей ЦК КПСС В. Медведева и И. Фролова текст обращения заметно изменился: его окончательный вариант, в соответствии с диалектикой, призывает коммунистов страны к двум противоположным вещам одновременно - к единству и к борьбе идей.

Что должно бы порадовать комсомольцев, так это то, что комсомол собирается заняться экономическим положением молодежи - стимулировать предприятия, принимающие молодежь на работу, выплачивать пособия по безработице и т. д. Дай-то бог!

А теперь о парадоксах съезда.

На съезде комсомол впервые отказался от монополии на молодежь, хотя молодежь отказалась от комсомола значительно раньше.

Съезд также объявил свою независимость от партии. Но поскольку 78,3% его делегатов состоят в партии или считаются кандидатами в ее члены, они, по уставу, обязаны проводить политику партии и независимыми от нее быть никак не могут.

Комсомол провозгласил себя "организацией социалистического выбора", а название взял себе такое, как будто сделал одновременно два выбора - социалистический и коммунистический (федерация коммунистических и социалистических союзов молодежи).

И, наконец, парадокс последний. Судя по декларации съезда, комсомол хочет быть демократичной, разбюрокраченной организацией и цели имеет благороднейшие - развитие личности молодого человека, идеалы свободы и справедливости.

Но при этом новые программа и устав принципиально ничего не изменили: комсомол остался централизованной организацией, чьи вышестоящие органы диктуют нижестоящим. Как будто больше прав стало у первичек, но эти права, данные одной статьей Устава, перечеркиваются другой, по которой хозяйственная, издательская и прочая деятельность первичек определяется ЦК ВЛКСМ и ЦК ЛКСМ союзных республик. Только финансы слегка перераспределились в результате "внутривидовой" борьбы между ЦК ВЛКСМ и ЦК союзных республик.

В докладе В. Мироненко говорилось, например, о том, что лучше пусть будет диктат ЦК ВЛКСМ, чем диктат ЦК союзных республик (для ЦК ВЛКСМ такой вариант, конечно, лучше), и финансы тоже останутся у головного ЦК. Республиканские секретари тоже "тянули на себя одеяло", и в результате овладели той частью комсомольской собственности, которая создается на уровне республики, а первичка получила возможность распоряжаться взносами своих членов.

Между тем выход для комсомола был, подсказанный движением "Сургутская альтернатива", отпочковавшимся от комсомольского древа, - передать все права и полномочия первичке, которая диктовала бы центру и сама решала, нужен он ей или нет, зачем и в каком составе.

Нам кажется, что в этом случае комсомол был бы ближе к тому образцу, который сам для себя наметил в Декларации съезда, - ближе к организации демократичной и для человека.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно