Примерное время чтения: 6 минут
202

МНЕНИЕ СОВЕТОЛОГА. Борис Ельцин глазами американцев

Американский профессор Иржи Валента вот уже много лет возглавляет Институт стран Восточной Европы и СССР. Он - частый гость нашей страны, а в сентябре прошлого года в его доме в Майами несколько дней гостил Борис Ельцин. Об этом визите, о том, как в США воспринимают перемены в СССР, с профессором И. ВАЛЕНТОЙ беседует корреспондент "АиФ" Д. МАКАРОВ.

ОТКРОВЕННО ГОВОРЯ, мало кто из американских советологов ожидал, что перестройка и гласность зайдут в СССР так далеко, как это случилось на самом деле. Русские, утверждали они, слишком мало европеизированы, чтобы воспринять идеи демократизации. Считалось аксиомой, что "Советы" не способны к самообновлению, а коммунизм не может допускать плюрализма мнений.

Поэтому и на феномен Горбачева - Ельцина до недавнего времени в США смотрели скептически: не верили в саму возможность возникновения в СССР многополюсной политической системы. Не считаю себя провидцем, но вот уже двадцать лет я изучаю Советский Союз, внимательно слежу за карьерой Ельцина и пришел к убеждению, что он многообещающий политик, сильно отличающийся от других.

Поэтому, когда Борис Николаевич приехал в США, я организовал его поездку в Майами (штат Флорида), где он провел больше времени, чем в других городах.

- Как, по-вашему, восприняли в Америке Ельцина?

- На этот вопрос трудно ответить однозначно. Его выступления собирали толпы слушателей, которые были настроены к нему благожелательно.

На встречах со студентами, бизнесменами, другими простыми американцами контакт был полный. Учтите, Майами - очень консервативный город. И если говорить откровенно, лед недоверия к вам не мог разбить никто из деятелей перестройки, бывавших в этом городе. Ельцин смог. Потому что он говорил необыкновенно искренне, не скрывая ничего. Он сумел передать суть реформ, происходящих у вас, убедить в способности социализма к трансформации.

- И все-таки почему Ельцин не всегда выглядел "лучшим образом"?

- Думаю, прежде всего потому, что пытался объять необъятное. Его программа была перенасыщена встречами и выступлениями и многочисленными переездами. Выступления Ельцина в Майами потому и кажутся мне наиболее удачными, что программа была составлена в расчете на человека, а не на робота. Его слабым местом, я думаю, являются вопросы внешней политики, что вполне объяснимо, поскольку раньше он ими никогда не занимался. Ему нужны были хорошие советники, и мне кажется, ваше правительство должно было помочь ему в этом. Ведь хотело оно того или нет, Ельцин представлял в Америке Советский Союз.

Но в то же время я должен сказать, что, как это ни печально, в американской печати в отношении Ельцина была организована кампания дезинформации и клеветы. Так же, как это пытались сделать и у вас. Многие американские журналисты, с которыми я разговаривал, были убеждены, что он человек "со слабостями". Даже серьезные ученые считали, что Ельцин, - популист, ищущий дешевого успеха, и, если он придет в СССР к власти, его правление неминуемо превратится в диктатуру. Но главное, не стоит, мол, искать и поддерживать в СССР какую-то альтернативную фигуру, вроде Ельцина, поскольку это может подорвать позиции Горбачева, твердо идущего по пути реформ и уже доказавшего свою надежность как партнера в международных делах и стабильность своего правления внутри страны.

- А каков ваш прогноз о политическом будущем Ельцина?

- Сейчас, по прошествии почти года после визита в США, образ Ельцина в глазах американцев очистился от грима средств массовой информации. Многие мои соотечественники, и я в их числе, убеждены, что с ним связано будущее России.

Кроме того, я бы не стал противопоставлять обоих лидеров друг другу. Я убежден, что ваша страна нуждается и в том, и в другом. Горбачеву важен Ельцин, потому что без давления оппозиции в лице Ельцина Президент не сможет в полном объеме проводить радикальные реформы. И все, что происходит сейчас, подтверждает эту точку зрения. Ельцин - антипод не Горбачева, а партийной номенклатуры.

В долгосрочном плане сохранение альтернативы Горбачев - Ельцин гарантия того, что процесс демократизации в СССР необратим.

- Некоторые наши соотечественники убеждены, что Ельцин - перекрасившийся аппаратчик, силою обстоятельств попавший в оппозицию себе подобным.

- И Дубчек, и Горбачев были аппаратчиками, воспитанными в эпоху застоя. Им неоткуда было вырасти, кроме как из аппарата, им нужно было пережить застой, чтобы прийти к мысли о необходимости перемен. И не стоит кого-либо упрекать за это. Они начали с демократизации самих себя, с анализа ошибок прошлого, с изучения процессов демократизации на Западе. Это тип людей, далеких от догматизма, умеющих предвидеть перемены, меняться под их воздействием и самим влиять на ход событий. Ельцин из таких.

- Как вы оцениваете его выход из КПСС?

- Как очень значительное событие. Уже давно он настаивал на реформе КПСС, выступал за превращение ее в социал-демократическую партию, как это произошло с компартиями в Восточной Европе. Из КПСС он вышел только тогда, когда понял, что его усилия в этом направлении тщетны. В отличие от многих других лидеров КПСС Ельцин хорошо осознает, что без демократизации партии и всего общества в целом страну ожидает революция снизу.

- Но демократизировать партию сподручнее, если находишься в ее рядах. Не считаете ли вы в связи с этим, что Ельцин и другие вышли из КПСС преждевременно?

- Несмотря на то, что XXVIII съезд все же удержался от сползания вправо, что выразилось, например, в неизбрании в ЦК Лигачева, он в то же время не взял курс на радикальную демократизацию партии. Вспомните, какой ультраправой критике подверглись Яковлев, Шеварднадзе, да и сам Горбачев. А ведь они - зачинатели процесса реформ в СССР, творцы нового мышления. Я думаю, что Ельцин просто осознал бесплодность и бесполезность борьбы за демократизацию номенклатуры, которая ничего не забыла и ни чему не научилась. Но главное, что центр власти переместился из ЦК туда, где ему и надлежит быть: в демократически избранные парламентские структуры.

Все вдруг осознали, что Политбюро, да и сама партия утратили силу.

- Извините, но можно ли называть нынешний Верховный Совет СССР "демократически избранным парламентом"? Вспомните "красную сотню" - это сто депутатов, фактически назначенных КПСС, вспомните других депутатов, избранных от общественных организаций, и, наконец, двуступенчатость его выборов.

- И именно поэтому Верховный Совет СССР не хочет и не может принимать законы, в которых действительно нуждается ваша страна. С избранием парламента России центр власти переместился туда. По сути произошла бескровная революция, столь необычная для России, и один из ее авторов - Борис Ельцин.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно