Примерное время чтения: 7 минут
199

ЭКОНОМИКА. Программа максимального согласия

Как идет работа над подготовкой условий перехода к рынку? Мы знаем, что разрабатывается несколько программ перехода к рынку разных экономических комиссий - и Совмина СССР и Верховного Совета России, и Президента. Будет ли достигнут консенсус?

Отвечает заместитель Председателя СМ СССР, председатель комиссии по экономической реформе при СМ СССР, член рабочей группы для подготовки концепции союзной программы перехода на рыночную экономику как основы Союзного договора Л. АБАЛКИН.

К 1 СЕНТЯБРЯ программа, которую нам поручил разработать Верховный Совет СССР, - а именно им назначено правительство и именно ему подотчетно оно, - будет представлена. Назвать всех ее авторов не только трудно, но и просто невозможно: это работники центральных экономических ведомств и ученые, руководители предприятий и различного рода союзов и ассоциаций, депутаты и члены правительства. В эту программу - как пчелы в соты - каждый внес свою каплю меда.

На завершающем этапе в отработке программы и ее важнейших блоков участвуют представители правительств всех без исключения союзных республик, в частности, зампреды Совминов: Украинской ССР - В. Фокин, Грузинской ССР - О. Какауридзе, ССР Молдова - Т. Тампиза и другие руководители, глубоко знающие положение дел в своих республиках.

Решение о создании Президентской группы - крупный шаг к согласию, проявление политической мудрости и дальновидности. Важно максимально синхронизировать концепцию, разрабатываемую этой группой, и практические меры, предлагаемые правительством.

- Легко ли достигается согласие?

- Нет, это нелегкий путь. Здесь недопустимы диктат и навязывание позиций. Нужен разумный компромисс. Порой приходится выбирать отнюдь не самый кратчайший из путей ради достижения согласия сторон. Но в политике (в отличие от математики) прямая - не всегда кратчайший путь. Без общественного согласия любой путь существует только в абстракции.

- А если отдельные разработчики программы будут настаивать на своем предложении? Кто явится арбитром?

- О противоположных точках зрения мы честно скажем в своей программе. Укажем, что по данному вопросу консенсус не достигнут, что существуют две (три) различные точки зрения. Пусть Верховный Совет станет арбитром, примет на себя поиск путей к согласию.

- Не преждевременно ли мы собираемся принимать Союзный договор? Часть республик уже определилась в своем суверенитете, другие - еще в поиске пути. Не окажется ли Союзный договор скороспелым документом, который какая-то из республик откажется принимать?

- Откладывать принятие Союзного договора, на мой взгляд, нельзя. Существующее положение можно называть безвластием, поскольку нет единой трактовки действующих законов. В такой ситуации может наступить хаос. Решение республик о суверенитете я рассматриваю, во-первых, как их желание приступить к обсуждению Союзного договора в качестве независимых субъектов, сесть за стол переговоров без предварительных условий. И, во-вторых, эти декларации надо рассматривать как предложения республик Союзному договору.

Затягивание с его заключением, топтание на месте чреваты самыми негативными последствиями. С одной стороны, действуют союзные законы, с другой - республиканские. Например, совхоз решил отвезти свою продукцию в другую республику, что по союзным законам - разрешено, а по некоторым республиканским - запрещено. Возникает почва для сговора, подкупа должностных лиц, произвольной трактовки законов. Подписывать же или нет Союзный договор - это каждая республика решит самостоятельно.

- Почему представители правительства, говоря о рынке, запугивают народ такими негативными последствиями, как безработица, рост цен, и умалчивают о плюсах - о значительно большей возможности реализовать себя, о возможном росте доходов?

- Причина тут, как мне кажется, больше психологическая. Никого запугивать, мы, естественно, не хотели. Но на фоне разрекламированных предложений решить все проблемы легко и просто, не затрагивая цен и достигнутого уровня жизни всех без исключения слоев населения, правительственная программа показалась многим слишком мрачной. Но поймите и нас. Руководство страны столько раз обещало людям "в недалеком будущем" счастливую жизнь, что это уже никем не воспринимается всерьез. Сознательно хочется себя сдержать, быть предельно честными, не замазывать трудностей. Но здесь нам, очевидно, изменило чувство меры.

- Сейчас основной упор делается на сокращение дефицита бюджета. В этот переходный момент когда страна сталкивается со многими трудностями, не разумнее ли его временно "заморозить" до тех пор, пока появятся плоды новых экономических отношений?

- Дефицит бюджета сам является причиной этих трудностей, глубоких диспропорций, в том числе - на потребительском рынке. И надо бороться не со следствиями, а с причинами.

Хочу особо подчеркнуть тесное взаимодействие дефицита бюджета с кредитными ресурсами. Сокращая этот дефицит, мы увеличиваем кредитные ресурсы. А основой предпринимательства является именно кредит - инструмент отбора талантливых предпринимателей. Без кредита большинство людей не смогут начать новое дело, потому что у них не хватит собственных средств. Без него нереально и масштабное разгосударствление собственности.

Все западные эксперты, с которыми мы консультируемся, рассматривают либо полную ликвидацию дефицита, либо сведение его к минимуму (не более 2%, к ВНП) как непременное условие оздоровления экономики и предпосылку всех остальных реформ.

Может быть, это тоже прозвучит мрачно, но надо готовиться к резкому ужесточению финансовой политики, сокращению государственных дотаций и бюджетных ассигнований. Без этого оздоровление не наступит.

- Почему бы нам в этот ответственный момент не тронуть наш золотой запас?

- Мы его трогаем, причем, серьезно - с тем, чтобы увеличить импорт потребительских товаров. Но мы действуем в жестких условиях мирового рынка. Любое увеличение продажи золота сразу же ведет к снижению его цены.

- Я знаю, что в программу перехода к рынку внесены мероприятия по изменению структуры управления народным хозяйством страны. Значит ли это, что какие-то министерства будут сокращены?

- Ликвидация или преобразование министерств должны стать логическим завершением естественных экономических процессов. Идет создание концернов, ассоциаций, акционерных обществ, которые начинают брать на себя организацию и координацию деятельности предприятий.

- Будут ли внесены изменения в состав правительства?

- Выскажу свою личную точку зрения: такие изменения необходимы. Помимо самой реорганизации министерств это связано с тем, что ряд членов правительства по состоянию здоровья или почувствовав невозможность проявить свои знании в новых условиях уйдет в отставку.

- Собираетесь ли вы провести референдум, определить, сколько людей (а не только их представителей в Верховном Совете СССР) поддерживают эту программу? Чтобы каждый человек мог сам выразить свое отношение к ней.

- Как вы помните, правительство вносило такое предложение. Однако оно не могло быть принято. Почему? Если бы народ поддержал программу (вариант неподдержки ясен: смена правительства, другая программа), то тогда правительство получило бы независимость в своих действиях, причем независимость даже от парламента. Видимо, не всех устраивала такая перспектива...

Напомню, что по Конституции решение о проведении референдумов является прерогативой Съезда народных депутатов. Но ведь есть и другие способы узнать общественное мнение. По достаточно надежным исследованиям, проводимым центром под руководством акад. Т. Заславской, 2/3 населения устойчиво высказывается за переход к рынку.

- Почему бы вам не пригласить в помощь зарубежных экономистов?

- В последнее время по всем проектам мы проводим экспертизу с ведущими специалистами Запада. Наши решения по антимонопольному законодательству, малым предприятиям, акционерным обществам имеют очень хорошие заключения западных экспертов. Практически мы не затрачиваем на это валюту: участие западных специалистов финансируют правительственные органы, банки, различного рода фонды, в частности - фонд Сороса.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно