Примерное время чтения: 8 минут
100

РОССИЯ СОБИРАЕТСЯ ПОЛНОСТЬЮ КОМПЕНСИРОВАТЬ РОСТ ЦЕН НА ПРОДОВОЛЬСТВИЕ. Заготовки на будущее

С заместителем Председателя Совета Министров РСФСР Г. ФИЛЬШИНЫМ беседует наш корреспондент Н. ЖЕЛНОРОВА.

- Геннадий Иннокентьевич, что это за история с уральскими миллиардами?

Как вы решились подписать документы, если столь значительны объемы контракта?

- Рассматривался только масштаб покупок. Минторг отмечал, что если будут сделаны закупки на эту сумму, то товарный голод исчезнет. Я считал, что посредством этой сделки мы решим несколько задач. Во-первых, снимем с себя бремя ежедневных забот о товарном выживании. Во-вторых, что эта товарная масса снизит цены. В-третьих, что это и по качеству, и по ассортименту товаров "подтянет" нашу промышленность. В-четвертых, полученные от реализации деньги будут использованы для вложения и развития базовых отраслей промышленности (на что у нас практически ничего не запланировано).

И, в-пятых, речь вообще не шла ни о каких 140 млрд. руб., поскольку таких сумм у нас нет.

- Но ведь у западных партнеров был, безусловно, свой интерес. "Просто так" все это делать никто не будет!

- Через регионы мы предложили фирмам проекты для производства той продукции, которая им необходима и которую они могут продать на зарубежных рынках. Это химия, нефть, лес, металл. Какой-то частью полученной продукции они компенсируют затраченные доллары.

- В итоге все будет сношено и съедено, а потом нам долго придется за былые удовольствия расплачиваться лесом, металлом, нефтью.

- Это правильно. Но есть ли альтернатива? Мы набрали столько кредитов, а возвращать их нечем. А уж проели и не поперхнулись - 200 млрд. нефтедолларов! Ни во что их не вложили. Сегодня мы практически лишились экспортной базы. Экспорт нефти снижен на 60 млн. т. Мы ничего не можем вложить в эти отрасли. Вкладывая в лесной комплекс одну десятую часть от необходимого, мы стали на 30 млн. куб. м меньше заготавливать древесины. Куда мы катимся? В брежневские времена наша экономика работала на военно- промышленный комплекс, на тяжелую промышленность, а товары для народа мы ввозили из-за "кордона". Продовольствия привозили по 40 млн. т ежегодно!

Альтернативой могли бы стать и кредиты. Но их же у нас нет! Мы близки к тому, что вслед за Болгарией нас объявят неплатежеспособной страной. Тогда со всех счетов снимут все наши остатки. Как жить, если мы сориентированы на поставки из-за рубежа?

- Но, может быть, это и окажется той плетью, которая заставит нас шевелиться, скорее перейти к рынку?

- Нет, я думаю, именно зарубежные поставки заставят тех, кто привык все проблемы решать за счет повышения цен, задуматься о качестве нашей продукции.

По некоторым видам продукции сейчас наш дефицит составляет примерно 20%. Но поставьте в страну не 20, а 30% товаров, и 10% продукции будет лежать на полках. При таких масштабах ввоза реально возрастет настоящая конкуренция.

- Какая конкуренция! Люди будут сидеть и ждать, когда появится очередная партия импортных товаров. Может быть, это я неплохо, если нас экономически изолирует мировой рынок (на время, конечно); это наконец, заставит вас самих о себе позаботиться, произвести продовольствие, потребительские товары.

- Я бы с вами согласился, если бы мы сами могли хотя бы выжить до конца года. К сожалению, многие не осознают всей катастрофичности ситуации. Перестройку делали для того, чтобы высвободить предприятия и дать регионам местное самоуправление. Сегодня мы практически это дали, но ведь это была иллюзия и демократов, и бюрократов, что товаропроизводители сразу начнут заваливать страну товарами. 70 лет они исполняли команды сверху. И им сложно самостоятельно действовать. Прежде у них все было прожевано - снабжение, маркетинг, цены, объемы. Теперь этого нет. Более того, на них стали давить коллективы, я они легче и быстрее всего научились превращать безналичные деньги в наличные посредством всяких кооперативов. В итоге наводнили рынок не товарами, а деньгами.

- А что же правительство России? Почему оно много говорит, но мало делает? Пока преобладают политические декларации!

- Пока у нас идет невидимая миру работа. Мы приняли постановление о стабилизации потребительского рынка. Все отдали для создания благоприятной товаропроизводителям экономики. Мы сказали: давайте ваши проекты по производству товаров народного потребления, мы выдадим инвестиции, обеспечим ресурсами... Но у нас нет предложений. У людей нет ни заделов, ни энтузиазма создавать этот рынок.

Отсюда можно сделать два вывода: первый - давайте снова командовать. Но команды не пройдут, никто не будет их выполнять, джин из бутылки уже выпущен. Рычагов воздействия нет. Вот Кировская область не выполняет своих обязательств перед республикой Коми. Я говорю: "Давайте штрафовать". Но это надо делать через суд. А суд-то еще и не создан! Раньше руководство областью можно было вызвать, пригрозить...

- ...партбилетом, должностью. А теперь-то они избраны своими коллективами, а от партбилетов сами отказались.

- Да, часто так и есть. Сегодня главное - перетерпеть и дождаться, когда предприятия и регионы научатся саморазвиваться. Второй вывод - надо все время создавать им такую экономическую среду, которая будет заставлять их действовать в нужном направлении. Кстати, тот контракт и поставки из-за рубежа - это один из методов заставить их суетиться.

- Нет, продлить эту агонию...

- Посмотрите, сегодня Агропром поставил нас на колени и угрозой голода диктует любые цены. А если мы завезем из-за рубежа мясо и оно будет в магазинах, то они не продадут его по своим бешеным ценам! И это заставит их думать.

- Мне кажется, это наивно. Купят, съедят, и в голову не придет "соревноваться", чей, к примеру, телевизор лучше. Мы заранее знаем, что японский. Посмотрите, что носят министры легкой промышленности, - одежда, обувь, аксессуары - все импортное! И гордости (или стыда) уже давно у наших промышленников нет.

- Но при развале финансовой системы, когда, подняв закупочные, оптовые цены, мы пытаемся сохранить розничные, у нас другого выхода нет, кроме конкуренции, чтобы повлиять и на качество, и на цену.

- Я понимаю, когда в стране создаются иностранные предприятия, на которых наши люди начнут работать и обучаться. Но конкурировать готовым товаром?! Да наши "ребята" найдут 1001 оправдание. Скажут: "Дайте нам Буша в руководители, тогда мы будем работать, как американцы".

Как будет проводиться реформа цен?

- Мы считаем, что изменение розничных цен неизбежно. Эта акция будет проведена совместно с Союзом. По опыту Запада мы должны были бы пережить либерализацию цен, а не директивное их повышение. Когда возражали против хлебной наценки по методу Рыжкова, не все депутаты противились повышению цен. Экономисты считали, что надо пойти на поэтапную либерализацию. В Литве люди вышли с протестом не из-за цен на мясо. А из-за того, что цены высвободили в условиях тотального дефицита и они подскочили так, как ничье сердце вынести не в силах. К тому же правительство Литвы ошиблось и в условиях компенсации. Надо было отдельно вернуть эти суммы, а не прибавлять их к зарплате, а потом налогами изымать обратно.

Я считаю, что нынешнюю реформу цен должно проводить союзное правительство, чтобы республики не играли каждая в - свою игру. Что касается компенсации, то республики должны проводить ее самостоятельно. Здесь с людьми надо быть честными. Мы копейки не должны изъять в бюджет. Если на 66 млрд. руб. будут подняты цены на важнейшие виды продовольствия, то все 66 млрд. надо отдать населению.

Надо установить жесткие цены на овощи. Сейчас здесь договорные цены, и они прыгают, как блохи. В России есть возможность полностью компенсировать рост цен на продовольствие. Это будет означать изменение масштаба цене одновременным изменением масштаба денежных доходов населения.

Что касается непродовольственных товаров, здесь тоже уже нельзя держать цены, так как оптовые, закупочные цены на сырье подняты. Надо пойти на честный диалог. Возьмем легкую, текстильную промышленность. Если на 40 млрд. руб. будут подняты цены, то 14 млрд. руб. пойдет на погашение оптовых цен, 8 млрд. руб. - полная компенсация затрат на детские товары, 5 млрд. отдадим пожилым, чтобы они восполнили свои потери. А вот оставшиеся 14 млрд. руб. надо отдать тем, кто имеет наименьший доход. Тогда люди будут понимать, что это не фискальная операция, чтобы их ограбить, а экономическая необходимость.

- Руководство союзного правительства в свое время клялось, что оно все возвращает людям. Но чем это закончилось - вы сами знаете. Вы верите, что эта акция с ценами для вас пройдет безболезненно?

- Да, если мы добьемся того, что компенсацию будут делать правительства республик. И мы это сделаем. Мы честно объявим, что всем, у кого доходы на уровне прожиточного минимума, мы полностью компенсируем потери; у кого два минимума, то компенсируем их на 80%, при трех минимумах - на 50%. А если четыре, то уже ничего не даем.

Мы могли бы пойти на либерализацию, но ситуация в Литве научила нас, что надо устанавливать предельные цены на все товары. Скачков не должно быть.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно