Примерное время чтения: 5 минут
86

АНАТОМИЯ ДЕФИЦИТА. Бойкая распродажа при вялом клеве

Земли у нас много. Наши "идеологи" утверждают: у нас нет зерна, т. к. мы находимся в зоне "рискованного земледелия". Страна со всех сторон окружена морями, а рыбы нет. Может, существует закон "рискованного рыболовства"?

На вопрос отвечает кандидат экономических наук И. УСТИНОВ.

НОРМАЛЬНОЕ снабжение населения продовольствием превратилось в болезненную социально-экономическую проблему. В течение многих лет в нашей стране предпринимались неимоверные усилия для решения продовольственной проблемы, включая массовые закупки за рубежом тех продуктов, которые в недалеком прошлом мы сами вывозили.

Если в начале 50-х гг. каждый пятый "экспортный" рубль страна выручала за счет продовольственных товаров, то сейчас доля продовольствия упала до 1,5% общего объема экспорта (в млрд. руб.). В то же время на закупку заморских продуктов питания за десять лет потрачено 123,1 млрд. руб.

Еще совсем недавно рыбные продукты можно было купить в любой точке: от столичных "Океанов" до ларька в глубинке. Сейчас там пусто. Что же случилось?

* По улову рыбы наша страна занимает второе место в мире. Так, с 1960 по 1985 гг. улов рыбы и добыча других морепродуктов выросла более чем втрое - с 3,5 млн. до 10,7 млн. т, а выпуск пищевой рыбной продукции, включая рыбные консервы, за этот период увеличился с 1,9 млн. до 5,6 млн. т. В последующие годы, не только по причине слабого клева, улов рыбы и добыча морепродуктов находились в стадии застоя и составляли в 1989 г. 11,3 млн. т. против 11,4 млн. в 1986 г.

В таких случаях удовлетворение спроса всюду компенсируется увеличением закупок товара на внешнем рынке при одновременном сокращении экспорта. Этим правилом руководствуются во всем цивилизованном мире, но не у нас.

* Так, если в 1970 г. удельный вес рыбы и рыбопродуктов в экспорте продовольствия из СССР занимал всего лишь 7,4%, то в 1988 г, он достиг уже 41,7%, а по стоимости за эти годы он вырос с 71,4 млн. до 471,6 млн. руб., т. е. увеличился более чем на 400 млн. руб. или в 6,6 раза. В то же время вывоз остальных продовольственных товаров упал более чем на 230 млн. рублей.

Опасный характер "рыбный" экспорт приобрел в период "всеобъемлющего дефицита". В 1985-1989 гг. из Советского Союза было вывезено почти 3,4 млн. т рыбы и около 1 млрд. банок рыбных консервов, что более чем в 1,6 и 2,2 раза превысило их экспорт за предыдущее пятилетие 1980-1984 гг. В первой половине 80-х годов ежегодно по каналам внешней торговли к заморским берегам уплывало около 413,2 тыс. т рыбы и вывозилось почти 88 млн. банок рыбных консервов, а в 1985-1989 гг. их ежегодный вывоз подскочил до 677,4 тыс. т и 195,6 млн. штук. Такое же положение наблюдается и с вывозом икры и продуктов морского промысла.

Сторонники и участники такого сбыта ссылаются на отсутствие мощностей по переработке и хранению рыбы. С этим можно было бы еще как-то и согласиться, если бы не рос вывоз консервов. Какой необходимостью можно оправдать то, что только за один год на стыке застойной и перестроечной пятилетки произошло почти двойное увеличение их экспорта?

Причина, на наш взгляд, в другом. Значительная часть продукции отрасли стала широко вывозиться за рубеж совместными предприятиями и даже организациями, не имеющими никакого отношения к отрасли. Так, "в условиях острой нехватки на внутреннем рынке рыбопродуктов, - писала "Правда" 3 сентября 1990 г. - в ущерб государственным интересам первый заместитель министра Минрыбхоза СССР В. Лушников и начальник главного экономического управления министерства Ю. Кокорев выдали различным организациям 260 лицензий на право реализации за рубежом свыше 430 тыс. т рыбной продукции. Причем многие лицензии выданы организациям, не имеющим никакого отношения к вылову и переработке рыбы. На вырученные средства приобретались, как правило, в большинстве непродовольственные товары: магнитофоны, термосы, парфюмерия, мебель. Более того, порой этот "импорт" шел "нужным" людям.

Вывоз многих видов дефицитных видов сырья и даже продовольствия оправдывают необходимостью получения валюты. В рыбной отрасли лишь черная икра и крабовые консервы реализуются, как правило, на свободно конвертируемую валюту и по "хорошим" ценам. Так, в 1989 г. за 1 кг черной икры, реализованной на внешнем рынке, страна получала в среднем по 145,4 инв. рубля, в то время как стоимость видеомагнитофона, закупленного в том же году в Японии, в среднем составила более 218 инвалютных рублей. Или, скажем, выручка от экспорта 11,4 кг черной икры во Францию была эквивалентна сумме, полученной нами от реализации там одного легкового автомобиля марки ВАЗ.

Что же касается экспорта рыбы и рыбопродуктов, то спрашивается, насколько оправдана и нравственна широкая распродажа на внешнем рынке этого ценного продовольствия, когда дома так голодно?

И никакие заграничные благотворительные и филантропические кампании не решат наши продовольственные проблемы, если мы сами не разберемся с богатством, которое имеем, но не умеем им распорядиться.

ЭКСПОРТ СССР ПРОДУКЦИИ РЫБНОГО ХОЗЯЙСТВА в 1980-1989 гг.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно