Примерное время чтения: 4 минуты
106

ТОЛЬКО ДЛЯ ЧИТАТЕЛЕЙ "АиФ". Реформа цен - что потом?

МНОГОЛЕТНИЙ спор о необходимости повышения розничных цен для искусственной балансировки рынка и ликвидации основной массы субсидий решился - все республики в изнеможении и согласны на операцию. Конечно, им хотелось бы оставить себе сравнительно более приятную часть - компенсацию. Все это следовало сделать лет 10 (или хотя бы 4 года) назад, а предстоит нам в условиях спада производства, полного развала потребительского рынка и систем распределения. Верховный Совет СССР обсудит детали, но не сможет изменить основных предложений премьер-министра: рост цен на 60% в среднем при 85% компенсации. Разумеется, речь и не идет о полной денежной компенсации каждому пострадавшему, реформа цен приведет к определенному перераспределению национального дохода в пользу наименее защищенных слоев.

Рост цен в странах Восточной Европы и в республиках Прибалтики, серия протечек информации о грядущем повышении цен, кажется, довели нас до осознания неизбежности и готовности к повышению. После знаменитой речи 24 мая 1990 г. Председателя Совета Министров и его долгих колебаний все готовы к действиям бестрепетного премьер-министра В. Павлова. Все равно мы уже скупили все, что можно было купить "по госцене". Теперь уж чем скорее - тем лучше.

КОМУ в Союзе будет жить хорошо после повышения цен? Состоятельные слои (10-15% населения) с крупными доходами компенсации почти не получат, но тяготы перенесут. Беднейшие 25-30% (включая, хотелось бы надеяться, армию и студентов) получат более или менее удовлетворительную компенсацию, поскольку структура потребления этих слоев общества проста и поддается компенсации и в техническом, и в финансовом отношении. Сложнее с интеллигенцией, городскими служащими, а также с рабочими, утратившими семейные связи с деревней. Потребности этой - средней по достатку - части населения включают уже многие услуги и товары длительного пользования, которые рассматриваются как предметы роскоши и не компенсируются. Сбывается правило всех гиперинфляции - страдает более всего "средний" класс. Но это справедливо - ведь он и получил от перестройки больше других: вкус демократии.

Несмотря на предстоящую тяжелую работу, в чем-то легче станет центральному правительству: с одной стороны, морока с ценами и компенсациями, зато с другой - оно вновь арбитр между республиками, источник благ, адрес для прошений.

Как будут выглядеть магазины в случае успеха реформы цен? Они будут похожи на магазины начала 50-х: крабы есть, но не укусишь. Но по правде сказать, разница будет в том, что сосуществование двух рынков (для состоятельных и "остальных") будет более откровенным, не так замаскировано распределителями, как 40 лет назад.

Когда цены черного рынка и госмагазинов примерно сблизятся, вопрос "изобилия" на прилавках будет зависеть от того, начнем ли использовать домашние запасы (у кого они есть). Очереди сократятся, наиболее ходовые товары по высоким ценам будет легче купить. Скорее всего мы вернемся к ситуации середины 80-х гг. с периодическими паниками: этого товара больше не будет - хватай, этот товар переходит в свободное ценообразование - запасай. Правда, товаров - объектов паники будет несколько меньше. Не исключено, что часть наших домашних запасов пойдет в потребление и создаст на какой-то период эффект рыночного равновесия. Тем самым нынешний уровень реального потребления будет на некоторое время закреплен.

ТЕПЕРЬ: зачем и надолго ли? Реформа ценообразования упомянута вскользь потому, что это пока лишь реформа определенных принципов административного ценообразования сверху. Нельзя не признать, что такая реформа облегчила бы поворот к рынку. Но пока рост цен и компенсаций идет вне широкой программы движения к рынку. Минимум год все будут заняты приспособлением к новым уровням цен, доходов и издержек производства. Произойдет переоценка производственных активов, ожидаемой прибыльности разных видов предприятий и т. п. За этим радикальное движение к рынку может как-то потеряться или растянуться на десятилетие - другое. Мы можем оказаться в положении той любимой собаки, которой хвост рубили по частям.

Суть рынка - в том, что он сам принимает такие решения о производстве и ценах, которые создают эффективную экономику. А социальные издержки кризиса и перехода к рынку было бы легче перенести, если бы знать, что это ради создания той нормальной экономической системы, которая обеспечивает уровень жизни раз в 5-7 выше нашего. Осталось выяснить, каким образом и почему будет увеличиваться производство потребительских товаров после реформы цен.

Л. ГРИГОРЬЕВ, кандидат экономических наук.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно