Примерное время чтения: 5 минут
107

РАЗГОВОР С КОМПЕТЕНТНЫМ СОБЕСЕДНИКОМ. "Хочу купить прачечную"

С таким предложением наш корреспондент пришел к заместителю премьера правительства Москвы Ю. АНДРЕЕВУ.

- На здоровье, - ответил Юрий Эммануилович. - Но только если коллектив этой прачечной не изъявил желания ее приватизировать.

- Значит, она пойдет с аукциона?

- Можно и на конкурсной основе, но если поступят заявки от нескольких желающих, например, от вас лично как от физического лица или, допустим, от нескольких юридических лиц, мы можем комиссионно на конкурсной основе определить предпочтительного покупателя.

- Как?

- Объявляем условия конкурса, публикуем их и открыто рассматриваем поступившие на конкурс заявки. Можем провести и закрытый тендер. Скажем, определились 3-5 конкретных покупателя, мы рассылаем им условия приватизации этого объекта, они присылают свои предложения. Мы рассматриваем лучшие из них, те, что повыгоднее для населения.

- Подобные прецеденты уже были?

- Еще нет.

- Неужели хотят покупать только магазины, а прачечные, сапожные мастерские никому не нужны?

- Да нет, очень хотят. Но много препятствий. Коллектив, скажем, подает заявку на приватизацию ателье или магазина, а управляющие этой структурой, объединением, в которые уже включены многие из магазинов, всевозможные ассоциации, имея еще юридическую власть над этими объектами, пытаются этому препятствовать.

- Каким образом?

- Либо меняют руководителя этого предприятия, либо начинают внедрять своих людей в эти коллективы, чтобы веста подрывную работу, либо, пользуясь правом оперативного управления этой точкой, издают какие-то приказы по реорганизации. Но мы решили: если подана заявка, то никакие преобразования и реорганизации невозможны. Эта защита предусмотрена Указом Президента России от 12.01.92.

- Давайте проиграем такую ситуацию... Допустим, наш читатель решая купить маленький магазин, есть деньги. Приходит в Москомимущество с заявлением. Что дальше?

- Для начала несколько цифр. На прошлый день системой Москомимущества было принято 8.259 заявок. Рассмотрено 800 заявок, отклонена только одна.

- Что хотят приватизировать - мелкие точки или крупные комплексы?

- Все. В этих 8.259 заявках есть в основном 3 сферы:

торговля, общественное питание, бытовое обслуживание.

- Продолжим?

- Хорошо. Подана заявка. Дальше нужно принять решение: можно вам приватизировать или нет. Решают это постоянные комиссии, куда входят в основном управляющие структурой - главк, торг и т. д., представители финансовых органов: Мосфинуправления, представители профсоюза, депутатского корпуса и административных территориальных образований - административного округа, муниципального округа и т. д.

- Но это же смерть - пройти такую комиссию.

- Не пугайтесь, вашу заявку рассмотрят рабочие группы с минимальным представительством - финуправление, эксперт торга, представитель профсоюза и комимущества. И все. По закону не все могут быть покупателями. Покупателем не может быть госпредприятие или предприятие, доля государства в котором больше 25%, чтобы бывшие министерства, ведомства, которые стали уже вроде бы акционерами, иногда и получастными, не могли расширять свою собственность, имея на счетах большие средства. Второе ограничение - покупатель не может приобрести объект, который включен в список неприватизируемых. Например, торговлю золотом или то, что связано с запрещением на ИТД, скажем, изготовление спиртного.

- Юрий Эммануилович, я все-таки почему же не идет у нас приватизация? Бюрократы мешают? Тогда зачем создали еще одно подразделение, которым руководите вы?

- На самом деле приватизацией в Москве пока занимаются Москомимущество и Фонд имущества г. Москвы, созданный Моссоветом. Кстати, в этом не только вы, но и многие заметили несуразность нашего законодательства о приватизации. В частности произошло совершенно никчемное разделение функций собственника и управляющего собственностью. Отсюда неизбежны противоречия.

Но все организационные перестройки слишком затянулись во времени. Поэтому Г. Х. Попов сказал: "Все, давайте создадим такой центр, который наделен всеми полномочиями - и собственника, и управляющего, чтобы сделать приватизацию масштабной". Но оказалось, что его статус вошел в противоречие с законодательством. Незамедлительно последовал протест прокурора г. Москвы, видимо, инициированный предпринимателями, а, может быть. Моссоветом. И я, заняв эту должность в структуре управления правительства по приватизации, сразу столкнулся с этими проблемами. Пришлось искать выходы. Сегодня они найдены.

- Какие же они, если не секрет?..

- Мы отстранили Фонд имущества от выполнения несвойственных представительной власти функций. Полномочия представителя собственника полностью переданы Москомимуществу. Он должен ставить свои печати, то есть крепить этот документ официально.

Кстати, Попов уже неоднократно делал мне это предложение, поскольку мы с ним находимся с одной стороны всех преобразований. Я согласился, так как считаю, что во главе управления должны быть люди, которые, во-первых, разделяли бы убеждения главы администрации, во-вторых, были бы достаточно порядочны для того, чтобы обеспечить хотя бы законоприемлемый порядок.

- Уж очень место хлебное?

- Да, в декабре мне уже предлагали хорошую взятку. Это, правда, называется "учетом личных интересов".

За недвижимость в Москве бизнесмены - люди денежные - готовы отдавать 10%. То есть, если особнячок обойдется в 50 - 60 млн., то они готовы 5-6 млн. предоставить для "учета личных интересов". О таком механизме мне поведал один представитель деловых кругов, которого очень интересовала недвижимость в Москве.

Беседу вела Л. НОВИКОВА

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно