Примерное время чтения: 6 минут
87

АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ. Гайдар снимает каску пожарного

На вопросы "АиФ" отвечает руководитель группы советников Председателя Правительства России А. УЛЮКАЕВ.

- Часто ли вы бываете в магазинах?

- Систематически, 3 раза в неделю. И, глядя на цены, честно скажу, испытываю шок. Но что поделаешь, через это надо пройти. Вы, надеюсь, меня понимаете. А вот моя жена - нет.

- В обществе сложилось стойкое убеждение, что российское правительство все делает в пожарном порядке, что вся его энергия уходит на латание дыр, а на что-то более серьезное сил уже не хватает.

- Отчасти это так. С ноября по март было то, что называется кризисным управлением - одна система регулирования экономики окончательно рушилась, а другая создавалась - медленно и с большими проблемами. При этом центральная власть контролировала очень малую часть экономических процессов. И в той ситуации кризисное управление во многом было чисто реактивным: возникает проблема - и на нее реакция, новая проблема - новая реакция...

Считаю, что сейчас мы уже вышли из этапа кризисного управления. Сейчас у нас уже есть некоторый запас стабильности, некоторые механизмы, позволяющие как-то воздействовать на экономику.

И еще один момент. О программе углубления реформ. Поговорите с любым из тех, кто разрабатывал программу для Рыжкова, Павлова. По их мнению, наша программа - самый серьезный документ из всех, которые до сих пор разрабатывались. Обычно программы представляли собой как бы "введение в реформы". Мы же сейчас уже прошли этап "введения в реформы".

- А оппозиция считает, что никакой реформы до сих пор вообще не было. Простой люд говорит: если реформа и начиналась, то сейчас не идет, пробуксовывает.

- Я бы действительно разделил позиции "человека с улицы" и лидеров политической оппозиции. Где "человек с улицы" сталкивается с реформой? В магазине. Все реформы для него - это рост цен. И убеждать его в чем-то ином занятие неблагодарное - человек каждодневно ощущает рост цен на своей шкуре. Рост зарплаты он оценивает иначе: "Хорошо, - говорит он, - но это то, что я заработал. А вот рост цен - это то, что они мне сделали". И к реформам население относится персонифицированно: "Может, будет еще хуже, может, меня еще ограбят, но эти ребята там что-то делают, а не болтают".

Теперь о точке зрения оппозиции. Я не могу сказать о себе, что я объективен. Но тем более нельзя ждать объективности от лидеров оппозиции. Их задача - прийти к власти. Соответственно, и их оценка реформ - это средство, чтобы выполнить эту самую задачу. Поэтому к рассуждениям оппозиции нужно относиться критически.

Как я сам оцениваю результаты реформы? Первое и самое главное, что в экономике должны были появляться очаги саморазвития, саморегуляции, и они появились. К примеру, то, что мы называем немножко уже затертым словом "либерализация". Обычно понимают это просто как повышение цен. Но на самом деле либерализация, или размораживание, - это снятие оков с экономики, оков фиксированного ценообразования, которое не соответствует ни потребительскому спросу, ни издержкам производства.

Второе - разрушение хозяйственных связей. В конце прошлого года сколько разговоров было среди специалистов - "хозяйственные связи рушатся, катастрофа, развал". Сейчас об этом уже почти никто не вспоминает. Потому что значительная часть хозяйственных связей и была обречена на разрушение - как ненужная.

Третья перемена - наполнение товарных рынков, как потребительскими товарами, так и средствами производства. Зимой у нас была страшно острая ситуация в черной металлургии - резкая нехватка кокса, черного металла. Сейчас этого практически нет. Потребитель начинает выбирать, что ему нужно, а производитель уже подстраивается под спрос. Обновляется основной капитал, появляются финансовые ресурсы, возможность вовремя остановить производство, вовремя его заменить.

Четвертое - поведение людей. Долгое время мы рассуждали, и сам я так рассуждал, что наши люди какие-то не такие. Мол, за 70 лет они утратили предпринимательскую жилку, и нужно ждать, когда пройдет целое поколение. Так вот, вышло, что это совсем не так, что наши люди - такие же оборотистые и сметливые, как и все остальные. И степень восприимчивости, живучести в новых, сложных, непонятных условиях оказалась у них чрезвычайно высока. И это обнадеживает.

Пятое - отношение к нам мирового сообщества. Кто-то подсчитал - нам нужно 24 млрд. долл., кто-то говорит - 150 млрд. Да может быть, нам не хватит и 500 млрд. долл.! Дело- то не в этом. Главное - доверие международного сообщества. Чтобы доставить грузы, как говорят, "на Севера", нужно много судов. На ледоколе этого не довезти. Но без ледокола и суда не дойдут. Так вот без "ледокола" -международных финансовых организаций, которые гарантируют серьезность намерений тех, в кого будут вкладываться деньги, намекнут, что эти деньги скорее всего не пропадут, будут работать и приносить прибыль, частные фирмы - "суда" - не будут доставлять сюда свои капиталы, технологии, умения организовывать производство. То есть все то, чего нам так недостает.

- Откройте "военную" тайну: когда будет денежная реформа?

- Никакой реформы не будет вообще. В каком-то смысле она уже была в январе, когда были освобождены цены.

- Сейчас говорят, что либеральная группа Нечаева - Гайдара терпит в правительстве поражение. Что тон в нем начинают задавать новые зампреды, выходцы из промышленных кругов.

- Действительно, степень неоднородности правительства увеличилась. Понимаете, в условиях кризисного управления самое лучшее - команда, то есть круг людей, которые хорошо друг друга знают, понимают с полуслова. Ведь темп работы должен быть очень быстрым, так как неопределенность ситуации очень велика. И такое правительство должно быть однородно.

Но в обществе есть и другие силы, которые никто не вправе отлучать от реформ реформы ведь не в этих стенах делаются, они происходят на предприятиях. И будет там что-то или не будет, от этого все зависит. В стране есть мощная сила, способная смести любое правительство. Это руководители предприятий. С частью из них можно и нужно сотрудничать - с пользой для них, для нас и для всей российской экономики. Поэтому и было сформировано, условно говоря, "коалиционное" правительство из представителей "либеральной" партии и "индустриальной" партии. Здесь есть свои плюсы и свои минусы. Такое правительство более стабильно, долговечно. В то же время возможно недопонимание между его членами. Но гораздо лучше, когда эти разногласия проявляются внутри структуры, а не помимо нее. Черчилль говорил: "Бой бульдогов под ковром". Так пусть лучше бульдоги дерутся на ковре.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно