Примерное время чтения: 6 минут
218

АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ. "Нам всем нужно уйти в отставку"

С Председателем Совета Национальностей ВС РФ Р. АБДУЛАТИПОВЫМ беседуют корреспонденты "АиФ"

- Рамазан Гаджимурадович, нынче у нас на календаре вторник, 16 февраля, конец рабочего дня. Расскажите, пожалуйста, что вы сегодня делали?

- На днях на заседании Совета Национальностей был принят в первом чтении Закон о коренных малочисленных народах Российской Федерации. Но мы почувствовали, что многие параграфы его не совсем доработаны. Поэтому сегодня с утра я собрал на совещание все наши комиссии, и мы еще раз прошлись по этому закону.

Еще один вопрос, которым я занимался, касается организационного обеспечения второго тура переговоров в Кисловодске между Северной Осетией и Ингушетией. Он начинается сегодня. Чтобы возвратить ингушских беженцев в места их проживания в Пригородный район, надо сначала решить проблему беженцев из Южной Осетии, которых около 100 тыс. и которые заселяются туда, где жили ингуши. Планируется наша с С. Шахраем встреча с Э. Шеварднадзе по этому вопросу.

Ну, помимо этого, я принимаю в день по нескольку делегаций от республик и областей и по 5 - 10 человек.

- Давайте представим себе на минуту, что мы сидим с вами не в московском кабинете в Белом доме, а собрались с друзьями в доме вашего отца в аварском ауле Гебгута. Какой был бы ваш первый тост?

- Когда-то, несколько сотен лет тому назад, дагестанский хан за провинность приказал отвести на самую высокую гору юношу и привязать его там к дереву на всю ночь. Если к утру тот замерзнет, значит, вина его велика и нет ему прощения. Если выживет, хан простит его. Провести ночь на вершине горы означало почти верную смерть. Никто не мог ослушаться хана, но у юноши был друг, с которым они росли с детства. И тот, чтобы хоть как-то облегчить страдания друга, развел огромный костер на вершине соседней горы. Прошла ночь, юноша выжил, и когда его спросили, как это ему удалось, он сказал: "Я видел, что мой друг не бросил меня в беде, и хотя его костер был далеко и тепло огня растворялось в ночи, меня согревала наша дружба". Так выпьем же за теплоту наших сердец, которая способна объединить наши народы в любых испытаниях и бедах и согреть их. Как нам недостает сегодня этого тепла!

- Сегодня многие тоскуют по доперестроечному прошлому, чуть не со слезами вспоминают "железную" руку Сталина и даже Брежнева, когда не было такой большой преступности, национальных конфликтов.

- В национальном вопросе диктатура ничего не решает, а лишь откладывает решение больных вопросов до демократического этапа развития общества. Только сейчас народы получили возможность открыто говорить о своих проблемах. Этим воспользовались различного рода политиканы. Углубляясь в историю, можно довести национальные вопросы до абсурда.

- Проблема истории - это политическая проблема. Если где- то побеждает точка зрения, что русский народ 200 лет назад оккупировал и ограбил Кавказ, это означает, что сегодня там побеждают силы, выступающие против союза с Россией.

- Я считаю, что нужно наконец оставить историю в покое, учтя, конечно, ее уроки. Но если кто-то, скажем, в Грузии начинает говорить о русских как об оккупантах, которые насильно присоединили ее к России, им стоит напомнить, что Грузия в свое время стояла на грани физического уничтожения и была бы действительно уничтожена, если бы не Россия. Нас действительно насильно присоединили к России, но сейчас нас только силой можно выгнать из состава Российской Федерации. Уверен, что многие вернутся к союзу с Россией, как только мы встанем крепко на ноги. Ведь даже в нынешней тяжелейшей ситуации Приднестровье, Крым, Южная Осетия, Абхазия просятся в состав России.

- Многие считают, что вина за разрастание национальных конфликтов лежит на руководстве СССР, а потом - и России, которое превратило армию в пассивную живую стенку между воюющими сторонами. А между тем в Сомали американские войска активно разоружают все воюющие стороны и таким образом добиваются мира.

- Если бы Российская армия исполняла только роль живой стенки - это еще полбеды. Проблема состоит в том, что там, где вводятся войска, армия становится источником распространения оружия. До сих пор невозможно установить, кто передал десятки тысяч единиц стрелкового оружия и огромное количество самолетов Грузии и Чечне.

Конечно, у Российской армии сейчас крайне незавидное положение, так как везде ее считают оккупационной. Но попробуйте убрать сегодня войска из "горячих" точек, и число жертв сейчас же резко возрастет.

- Во всех восточноевропейских странах и в Прибалтике выборы - парламентские и президентские - проводят раз в два года. Там поняли, что в переходный период ситуация в экономике и в политике меняется очень быстро, и те люди, которые соответствовали требованиям обстановки еще недавно, теперь безнадежно отстали.

- Если говорить откровенно, все мы давно потеряли право представлять интересы народа. Потому что все поголовно нарушили наши предвыборные программы. Никто никому не обещал развала СССР, никто не обещал межреспубликанских войн, повышения цен и роста преступности. Я имею в виду и депутатов, и Президента. Управлять страной мы не имеем морального права, поскольку ничего не сделали для становления российской государственности.

Нужен новый подход ко всему в политике и экономике, а мы погрязли в бесконечных ремонтных работах старого строя. Кризис власти в России наступил не потому, что кому-то не хватает полномочий или законодательная власть перехватывает полномочия исполнительной или наоборот. Суть кризиса в том, что не реализуются уже имеющиеся полномочия.

- Сегодня, кажется, про всех российских руководителей ходят самые разнообразные сплетни, а про вас вроде как и забыли.

- Это не совсем так. Про меня так же, как и про всех, ходят сплетни, основанные на полуправде, и одна из них состоит в том, что я бывший аппаратчик и в прошлом работал в ЦК КПСС. Я действительно отработал в аппарате год и восемь месяцев, однако время моей работы там пришлось на 1988 г., когда от старого ЦК КПСС мало чего и осталось. Но когда меня на 1 Съезде избрали первым замом Председателя ВС, распространился даже слух, что моя жена - родственница Раисы Максимовны, а я - лучший друг Лигачева, которого вообще-то видел только по телевизору.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно