Примерное время чтения: 8 минут
71

МНЕНИЕ БАНКИРА. "Мы вполне жизнеспособны "

На вопросы "АиФ" отвечает председатель правления "Инкомбанка" В. ВИНОГРАДОВ

- Владимир Викторович, скажите, как вам удалось превратиться из выпускника Московского авиационного института, из инженера, каких миллионы, в преуспевающего банкира, каких единицы?

- Заканчивал я институт как инженер по космической энергетике, готовился запускать атомные космические реакторы на низколетящих спутниках. Но спроса на таких специалистов не было. Кроме того, повлиял на распределение и конфликт с парткомом института.

- А что случилось?

- Я тогда был замом председателя студсовета общежития по идеологии. Партком решил принять в партию вне очереди сына небезызвестного Мураховского, хотя он ничем особенным не отличался. Я активно выступил против. В 1979 г. такое не прощали. Поэтому, несмотря на то что заканчивал институт с отличием, меня направляли по распределению на ядерный полигон в Семипалатинск. Власть тогда была уже в состоянии маразматическом, удалось ее обмануть и поехать на ударную комсомольскую стройку под названием "Атоммаш", где и проработал почти семь лет. Уже тогда познакомился в уменьшенном масштабе с моделью российского экономического "бардака".

Прошел путь от мастера до заместителя начальника цеха. Тут меня заметили, сказали, что выдвигают в члены КПСС, но за это должен послужить ВЛКСМ.

И я стал секретарем комитета комсомола завода, о чем, кстати, не жалею, потому что понял тогда всю изнанку партийной кухни. Секретарь парткома, по-моему, окончательно убил во мне любые здравые ожидания от общественной карьеры, и я попросил отпустить меня подучиться в Академию внешней торговли. В обкоме партии, по-видимому, меня считали не совсем лояльным человеком по отношению к существующей власти, и поступления в академию не состоялось. Но в аспирантуру по специальности "экономика" меня учиться отпустили.

В ней я и узнал, что для нормальной экономики нужно всего два рычага: процент по кредиту и нормативы резервирования денежных ресурсов государством. То есть нормальная банковская система. Что мы сейчас, к счастью, и наблюдаем. Родился прообраз нормальной банковской системы.

- Так все-таки как вы пришли в банковское дело?

- На третьем курсе аспирантуры я попал в Промстройбанк, начинал рядовым экономистом. Без имени, без связей, приходилось крутиться, доказывать, что я нужный человек. Прочитал массу банковских книг, инструкций, понял, что откуда берется.

В 1987 г. появилась идея создать собственное дело. А поскольку за плечами у меня был опыт организационной работы, решил создавать дело не для одного себя, а как коллективное. К тому времени познакомился с банковской молодежью, собрал вокруг себя группу человек в пять-семь. Тогда разрешили создавать банки, так и появился "Инкомбанк".

- Вы ощущаете себя богатым человеком?

- Я могу позволить себе многое из того, чего не мог позволить еще четыре или даже два года назад. Но мне просто некогда тратить деньги. До сих пор живу в двухкомнатной квартире. Правда, четыре месяца назад купил себе шестикомнатную. Но у нас непросто превратить ее в приличное жилище, которое не стыдно будет показать банкиру из Нью-Йорка или Франкфурта. На это потребуется еще год времени.

- Если это не коммерческая тайна, какие оклады у членов правления вашего банка?

- Если сравнивать с мировым уровнем, то, думаю, где-то одна треть от него. Допустим, в банковской системе Швейцарии средняя зарплата банковских работников - 3000 долларов. У нас зарплата в 1000 долларов у менеджеров среднего звена.

- К вам в кабинет трудно попасть, вы все время заняты.

- Это показатель отрицательный, еще недостаточно отлажена аппаратная работа, и все стремятся свои вопросы решить с первым лицом.

- Не означает ли это, что самые важные решения принимаете вы сами, в том числе и связанные с риском?

- Серьезные решения принимаются по банковской технологии коллективно, комитетами по менеджменту, по управлению финансовыми ресурсами в целом, финансовым комитетом банка. Я лишь выступаю самым главным критиком этих решений, пытаюсь выявить слабые места.

- Может ли банк работать при гиперинфляции? По оценкам вице- премьера Б. Федорова, она составит в этом году 2500%.

- Мы можем действовать в ее условиях, хотя и с трудом. Я считаю, что Б. Федоров - талантливый экономист, неплохой политик, но недостаточно сильный организатор, человек, знающий Россию по книгам. Он не видел, как доят коров измученные доярки, и при этом коровы не дохнут и молоко худо-бедно есть. Россию западными законами не измерить.

Прежде всего, инфляция вряд ли составит 2500% в год. Если сейчас она около 30% в месяц, то это, извините меня, 500% в год, а не 2500%. И мне кажется, что руководители государства, политических партий в значительной степени оторвались от жизни, не ощущают ее и поэтому пугают друг друга. Год назад нас стращали, что летом встанет промышленное производство, что Гайдар довел страну до ручки, что все мы пойдем по миру. Нет, этого не случилось, потому что жизнеспособность российского промышленника, предпринимателя исключительно высока. Думаю, что она не ниже, чем у нашей армии в последнюю войну. Мы еще в экономике не дошли ни до Москвы, ни до Сталинграда. И скоро начнется массовое контрнаступление, подъем промышленного производства. Потому что оборонная промышленность медленно, но конверсируется, расширяется выпуск товаров народного потребления.

У меня есть информация, что начала потихоньку возвращаться в Россию та самая валюта, которую попрятали за рубежом наши предприятия. Она возвращается в экспортные отрасли, которые начинают давать отдачу. Здесь вкладывать выгоднее, чем там. Западный рынок перенасыщен.

Я понимаю, что Б. Федоров, видимо, пугает дураков, чтобы они боялись гиперинфляции. Но не надо запугивать самих себя и, самое главное, низы: конкретных мастеров на производстве и тех самых крестьян, которым еще предстоит стать помещиками.

- У каждой газеты есть свое лицо, и вы можете, не видя названия, понять, читаете вы "Правду", "Известия" или "Аргументы и факты". Есть ли свой особый имидж у "Инкомбанка"?

- Мы очень динамичны, молоды, современны и быстро учимся. Перед персоналом поставили конкретные задачи. Например, через три года каждый наш сотрудник должен владеть одним иностранным языком. Средний возраст работников - 27 - 28 лет.

Мы обладаем большим авторитетом на внутреннем и международном банковском рынке. Если берем деньги, то возвращаем их в срок.

В нашем банке мы считаем, что клиент всегда прав. Так мы добились достойного положения, скажем, на валютном рынке. "Инкомбанк" вскоре будет способен "держать" его немалую часть. Уже сейчас валютный баланс банка медленно, но неуклонно приближается к миллиардной отметке. Когда он достигнет полутора миллиардов долларов, мы будем контролировать пятую часть валютного рынка России. И это не самоцель. Просто мы считаем, что наша форма обслуживания намного лучше, прогрессивнее, чем в старых банках. Мы приносим клиенту больше пользы, и у него появляется возможность развиваться. Тем самым мы будем способствовать и общему экономическому возрождению России.

- Судя по всему, вы с оптимизмом смотрите в будущее. И все-таки что беспокоит вас больше всего?

- Ситуация в сельском хозяйстве. Недавно я был в совхозе под Волоколамском, где разделили землю, каждый имеет по 5 га. Никто уходить из совхоза и обрабатывать свою землю не хочет. Скорее готовы сжечь бывший колхозный амбар или сарай фермера-соседа и уйти в город, пополнить новую армию люмпенов, чем начать рисковать, вкалывать на своем поле по 18 часов в сутки и, может быть, через пять лет чего-то достигнуть.

- Но, кроме выражения по этому поводу тревоги, что могут конкретно сделать предприниматели?

- Убежден, что им пора создать фонд поддержки фермеров. Например, профинансировать фермерские школы - они должны стать массовым явлением, как в свое время при дворянстве земские школы, когда интеллигенция пошла в народ. Одна фермерская школа, по расчетам Академии менеджмента и рынка, стоит не очень много - 5 млн. рублей. Если в этой школе люди получат хотя бы первичное обучение и если каждый десятый из них возьмется за свое собственное дело, это будет колоссальный эффект.

- А где взять средства?

- Сегодня ставших на ноги предпринимателей в России немало. Кто-то из команды правительства или ВС заявил, к моей радости, что сейчас у нас полтора миллиона лавочников. Это колоссальная сила. Если каждый из них даст по сто тысяч - это уже 150 миллиардов рублей. На эти деньги можно вести пропаганду правильных идей, открыть тысячи школ, формировать новое крестьянство. Можно создать ассоциацию фермерских школ, завязать ее на фермерские ассоциации Голландии, ФРГ или Штатов. И они начнут сотрудничать. Вначале будут передавать знания, потом потекут деньги, материальные ресурсы. Почему я говорю о крестьянстве? Подъем экономики любой страны начинается с подъема сельского хозяйства.

- Это доказали, например, китайцы.

- Это доказал Столыпин. Настоящий подъем в России начался после 1900 года. Лишь после того, как Столыпин организовал массовое движение выделения крестьян из общин и создания кулацких хозяйств и, соответственно, высокоэффективное товарное производство зерна, когда начал рождаться рынок российского зерна и мы начали его экспортировать, только тогда Россия окрепла экономически.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно