Примерное время чтения: 7 минут
135

К КОНЦУ ГОДА БУДЕТ ПРИВАТИЗИРОВАНО 80% МАЛЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ. А. Чубайс: "Чек устоял"

Слухи о намерении Верховного Совета РФ приостановить приватизацию вызвали у многих состояние, близкое к шоку. И вот пакет документов принят. О подоплеке этих событий корреспондент "АиФ" беседует с вице-премьером правительства, председателем Госкомимущества А. ЧУБАЙСОМ.

- Недавно вы сказали, что приватизация победила идеологически, политически, экономически. В свете последних действий Верховного Совета не считаете ли вы, что немножко поторопились с таким заявлением?

- Я думал об этом. И, спокойно оценив ситуацию, пришел к выводу, что не поторопился. Более того, считаю, что эти действия Верховного Совета являются еще одним доказательством того, что приватизация стала необратимой. Верховный Совет понял, что у него остаются считанные недели, для того чтобы остановить эти процессы.

И что же произошло после этого? Поднялся вал массового общественного протеста. Директора госпредприятий, руководители акционерных обществ, главы местных администраций, чековых инвестиционных фондов, даже местные Советы, просто рядовые граждане, владельцы приватизационных чеков, резко прореагировали на решение ВС.

Осудили это решение не только естественные политические союзники правительства, но и многие оппозиционеры. Тот же Аркадий Вольский не поддержал решения, которые носят открыто разрушительный характер и находятся за пределами здравого смысла.

Далее. Как на эти решения ВС отреагировал рынок? Как мы и предполагали, курс чека упал. А это означает, что чек стал реальной, "профессиональной" частью рынка ценных бумаг, который и должен реагировать на политические изменения. При этом чек упал всего на 1000 рублей. То есть, несмотря на то, что вся мощь законодательного органа была обрушена на приватизационный чек, его курс упал лишь на 10%. Чек устоял.

Этим я хочу сказать, что Верховный Совет опоздал. Если уж ему хотелось душить ребенка по имени "ваучер", то это надо было делать в колыбели. А сейчас он окреп и встал на ноги.

- Хотя в Верховном Совете документы готовились втайне, произошла утечка информации в прессу. Правда, руководители Верховного Совета все это назвали провокацией, происками Госкомимущества. И что же выяснилось?

- Я хотел бы отметить уникальную значимость средств массовой информации. Что произошло? В полной тайне было подготовлено 4 документа. Их цель - разрушить приватизацию до основания. Именно тот факт, что проекты этих документов просочились в прессу, заставил и председателя Комиссии по экономической реформе ВС В. Мазаева, и спикера Р. Хасбулатова заявить, что, мол, все это ложь, ничего подобного, они не предпринимали. Именно тот факт, что это стало достоянием общественного мнения, сделал невозможным принятие всех четырех документов. Приняли только первые два. На два других, не решились.

А решения, по сути, не антиприватизационные, а именно антинародные. Соответственно и метод их принятия основан на лжи, на подтасовке, на секретности.

- И тем не менее приватизация сталкивается с проблемами. В интервью главному редактору "АиФ" В. Черномырдин сказал, что "меня лично наша приватизация не совсем устраивает..., хватаемся за крупные объекты, порты, например.., а приватизация мелких и средних предприятий идет медленно". Вы разделяете эту точку зрения?

- Медленно идет или быстро - можно спорить. Картина такова: на 1 июля 56% малых предприятий в России завершили процесс приватизации. Скажу как специалист по приватизации, что ни в одной стране Восточной Европы, ни в одной стране мира ничего подобного по темпам, по динамике не было. Готов согласиться с Виктором Степановичем, что надо бы побыстрей. Но, видимо, есть физические пределы возможного.

- Как все-таки удастся поправить ситуацию после принятия пакета документов ВС?

- Президент, по действующей Конституции, - гарант прав граждан. Указ, отмененный ВС, напомню, так и назывался "О государственных гарантиях прав граждан России на участие в приватизации". Независимо от того, кто пытается права граждан попрать. Президент обязан их восстановить. Что он и сделал своим Указом "О дополнительных мерах по защите права граждан России на участие в приватизации".

- Считаете ли вы, что правительство в состоянии довести эту работу до конца?

- Считаю, что да.

- Некоторые лидеры демократического движения недавно выступили с резкой критикой В. Черномырдина. При этом они хотели защитить А. Чубайса и Б. Федорова от его нападок.

- Да, я знаю об этом заявлении. Честно говоря, воспринял его с чувством недоумения. Несколько странно выглядит ситуация, когда пытаются защитить, не спросив меня самого. По-моему, у Б. Федорова была такая же реакция.

- Сейчас, когда серьезный этап приватизации пройден, какой ориентир вы считаете наиболее важным на ближайшее время?

- Это серьезный вопрос. По малой приватизации до конца года мы наметили выйти на уровень 80%, а дальше уже действовать дифференцированно по регионам. По большой приватизации главная наша задача - обеспечить имуществом приватизационные чеки до конца года.

- У нас еще много людей, которые не пристроили свой ваучер. Не волнует ли вас это?

- Конечно, волнует. В Указе Президента поставлена задача обеспечить каждый приватизационный чек гражданина имуществом. А для этого нужно увеличить число чековых аукционов. Было 200-300 в месяц, сейчас вышли на 500-600, будем наращивать и дальше.

Нужно увеличить и размеры пакета выставляемых акций. Не 5-7% акций, а как минимум 29%.

Мы отвечаем за то, чтобы приватизационный чек работал и был реализован независимо ни от чего, в том числе и действий Верховного Совета. Нельзя отнять у людей право на приватизацию.

- Правительство постоянно обвиняют в коррупции. Что за этим стоит?

- Чем дальше, тем яснее становится, что обвинения в коррупции - это один из инструментов, который используется теми же самыми политическими силами в своих интересах. Эти обвинения всплывают каждый раз, когда обостряется политическая ситуация, когда поднимается вопрос о референдуме, о судьбе ВС, о Конституции. Вдруг оказывается, что В. Шумейко детское питание изготовил не тем способом, который нужен ВС. Выясняется, что деньги якобы потрачены, а питания нет. Но при этом утаивают, что закуплено оборудование для заводов по производству детского питания, что оно уже сейчас монтируется в России и в ближайшее время будет запущено. Но это как бы уже потом, это не важно. Общественный эффект уже налицо. Или обыск у Полторанина. Для массового сознания это конец всего, крах руководителя. А что дает обыск? Ничего. Хотя политический эффект уже есть.

При этом отвлекается внимание исполнительных и законодательных органов от борьбы с подлинной преступностью. Волосы дыбом встают, когда читаешь в московской газете, как банда приехала на днях в московский ресторан, вывела директора, поставила к стенке, полоснула из автомата и уехала. Вместо этого вся прокуратура, сотни и тысячи человек, подогреваемые народными депутатами, сличают подписи В. Шумейко на документах, которые любой министр в день подписывает по сотне.

Если отталкиваться от такого рода документов, то у нас их немало и от народных депутатов с просьбами такой-то фирме, товариществу отменить налоги, снять пошлины и т. д. Свежий пример. На днях получаю документы от В. Исправникова, председателя Высшего экономического совета при Президиуме ВС РФ. Мол, рассмотрели, изучили и считаем целесообразным Азово-Черноморский канал передать в эксплуатацию какой-то коммерческой фирме. То, что подписал В. Шумейко, на порядок более невинно, чем любой из этих документов. Если я дам поручение своим сотрудникам собирать все эти депутатские бумаги, то некогда будет работать. А у нас другие задачи, и немаловажные. Разговоры о коррупции в правительстве продиктованы вопросом о выживании или невыживании Верховного Совета. Отсюда и позиция, отсюда и реальные результаты.

Беседу вел А. ШАДРИН

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно