Примерное время чтения: 9 минут
106

ДАВАЙТЕ РАЗБЕРЕМСЯ. Заметки лектора (30.05.1983)

Вопросы сельского хозяйства находятся сейчас в центре внимания не только тех, кто занят в отраслях агропромышленного комплекса, но и рабочих, инженеров, служащих других предприятий, учителей, врачей, студентов... Это вызвано тем, что в стране пока не решена окончательно продовольственная проблема, и стремлением людей получить ответ на главный вопрос: почему до сих пор не удалось этого сделать?

Мне, как и другим лекторам, неоднократно приходится слышать в самых разных аудиториях: "Когда у нас в достатке будет зерна, ведь царская Россия его даже экспортировала?", "Почему плохо с дорогами, элеваторами и другими хранилищами?", "Почему не хватает мяса?", "Когда, наконец, покончим с необоснованными потерями сельхозпродукции?" и т. д. Вот эти "когда?" и "почему?" и заставили меня взяться за перо. В этом и последующих номерах "Аргументов и фактов" будут помещены мои заметки, которые включают 5 небольших глав. В них я попытался ответить на наиболее злободневные вопросы и сравнить положение на каждом конкретном этапе в нашей стране и в США.

1. ПОЧЕМУ У НАС СУЩЕСТВУЕТ ЗЕРНОВАЯ ПРОБЛЕМА

"Хлеб - всему голова" - гласит народная мудрость. Поэтому и разговор хочу начать именно с него, точнее с того, насколько верно расхожее мнение, будто царская Россия не только в достатке обеспечивала себя зерном, но и продавала его за границу.

В томе XXVII А словаря Брокгауза и Эфрона (с. 236, 332) помещены сведения о сборе хлебов в 1897 - 1898 гг. Так, суммарный урожай ржи, пшеницы, овса, ячменя, кукурузы, проса, гороха и гречихи в 1897 г. составил 2444500 тыс. пудов, или около 40 млн. т. Столько зерна мы собрали в 1946 г., когда страна лежала в руинах и к бедствиям опустошительной войны добавилась такая засуха, какая бывает у нас 2 - 3 раза в столетие.

Но допустим, 1897 год был нетипичным, и посмотрим, что принес более удачный 1898-й. Зерновых тогда получили около 54 млн. т - существенно больше, чем в предыдущем году, но все же очень мало на 126,4 млн. человек, которые проживали в Российской империи. (В 1897 г. на каждого жителя приходилось по 320 - 350 кг зерна, а в 1898 г. - по 430 кг.)

В США в том же 1898 г. численность населения была вдвое меньше - 62,7 млн. человек, но сборы зерновых оказались в 2 раза больше - 80 млн. т. Соответственно на каждого жителя США зерна по статистике выходило втрое больше, чем на жителя России.

Через 15 лет (1911 - 1913 гг.) среднегодовой валовой сбор зерновых у нас в стране увеличился до 72 млн. т (62 млн. т в голодном 1911 г. и рекорд - 86 млн. т в 1913 г.). Но еще быстрее росло в России население. И потому оказалось, что зерна на жителя России по- прежнему приходится в 3 - 4 раза меньше, чем на жителя США.

Положение в России усугубила первая мировая война. Производство продовольствия в стране к 1917 г. сократилось вдвое, в то время как в США оно постоянно росло. Затем у нас была революция, гражданская война и тут же, в 1921 г., последовала сильнейшая засуха, а дальше пошли трудные годы коллективизации, перевод отсталого сельского хозяйства на современные рельсы.

Только в 1940 г. мы собрали зерна больше, чем в 1913 г., - 95,6 млн. т. Однако к этому времени наше население увеличилось до 194 млн. человек, и, следовательно, обеспеченность зерном по сравнению с тем же 1913 г. не улучшилась.

Хороший урожай ожидался в 1941 г., но началась Великая Отечественная война, навязанная нам фашистской Германией и принесшая столько горя. В 1945-м, чтобы распахать поля, в плуг приходилось впрягать исхудалых коров, а то и просто тащили его на лямках четыре-пять женщин. Редко можно было увидеть разбитый колесник СТЗ-ХТЗ, управлял которым обычно подросток или инвалид.

В 1945 г. урожай зерновых был всего 47,3 млн. т, а в 1946 г. снова разразилась засуха. На уровень сбора зерна 1913 г. мы вышли только в 1954 г., когда получили его 85,6 млн. т. Да и как могло быть иначе, если после войны сожженными, разрушенными и разграбленными оказались 98 тыс. колхозов, 1876 совхозов, 2890 МТС, в деревни не вернулись миллионы крестьян и специалистов сельского хозяйства.

С середины 50-х годов начался устойчивый и быстрый рост валовых сборов зерновых в нашей стране. В среднем за год они составили в 1956 - 60 гг. 121,5 млн. т; в 1961 - 65 гг. - 130,3 млн. т; в 1966 - 70 гг. - 167,6 млн. т; в 1971 - 75 гг. - 181,6 млн. т; в 1976 - 80 гг. - 205 млн. т. Таким образом, менее чем за три десятилетия мы перешли сначала рубеж производства зерна в 100 млн. т, а затем и в 200 млн.

Предвижу реплику: "Но ведь и население у нас выросло". Да, сейчас нас 271 млн. И тем не менее в десятой пятилетке на каждого приходилось в среднегодовом исчислении уже по 770 кг зерна (наивысший сбор в 1978 г. дал по 913 кг на человека).

В США, после того как исчерпалось стимулирующее воздействие первой мировой войны, рост производства зерна был незначительным. Но затем он снова увеличился после второй мировой войны, когда в Европе сложилась благоприятная конъюнктура. В 1948 - 52 гг. среднегодовой сбор составил 137 млн. т; в 1953 - 57 гг. - 150 млн. т; в 1965 г. - 211 млн. т; в 1975 г. - 291 млн. т; в 1981 г. - 388 млн. т.

И все-таки, почему урожаи зерновых в США всегда были больше, чем в нашей стране? Когда-то возникло и распространилось убеждение, что Россия имеет необычайно благоприятные условия для сельского хозяйства, чуть ли не самые благоприятные в мире. Между тем вот что еще в 1880 г. писал в книге "О хлебной торговле Соединенных Штатов Северной Америки" профессор Орбинский, который был командирован в США министром финансов для изучения постановки хлебного дела:

"...Все преимущества, которые может дать природа... на вашей (США. - Ред.) стороне... Не только абсолютное количество производимого зерна превышает то, что производит Россия, но... они (США. - Ред.) благодаря географическим и климатическим условиям... могут производить гораздо больший избыток сравнительно с собственной потребностью, чем наше отечество..."

Речь, собственно, шла о том, что мы называем сейчас "зоной гарантированного земледелия", т. е. о территории, имеющей оптимальное сочетание плодородной почвы, тепла и влаги. Такая зона охватывает в США до 2/3 сельскохозяйственных угодий, а у нас всего... 1 проц. За 200 с лишним лет существования США там ни разу не было засухи, которая распространилась бы более чем на 1/4 пахотного клина, а у нас такие засухи - каждые 3 - 4 года (1972, 1975, 1981 гг.). А если не засуха, то другие беды: дождь заливает, или мороз побьет посевы, или весна слишком запоздает.

Чтобы понять, в чем здесь дело, сравним географическое положение США и нашей страны.

Начнем с 60-й параллели, на которой расположен Ленинград. Эта параллель проходит весьма далеко от Соединенных Штатов - по северной части Канады. 50-я параллель - это у нас Львов, Киев, Харьков, но они находятся выше северной границы США. С ней у нас примерно совпадают Волгоград, Ворошиловград, Макеевка. 40-я параллель проходит по центру территории США, а у нас это уже Ереван, Баку, Бухара. Вашингтон занимает по географической широте такое же положение, как и Душанбе. Наша южная точка - Кушка - находится более чем на 1 тыс. км севернее Нью-Орлеана, а США тянутся еще далее на юг.

Это надо хорошо помнить и никогда не забывать! Кроме того, нужно помнить, что сельское хозяйство, как и другие отрасли экономики, - это прежде всего совокупность производственных предприятий. И говорить о сельском хозяйстве - значит говорить и о работе этих предприятий.

Еще за 40 лет до Октябрьской революции профессор Орбинский, побывав в США, писал, что "...в Дакоте, Канзасе, Небраске теперь явились вдруг земледельцы с целыми десятками тысяч десятин... Самое же производство приняло в полном смысле гуртовой, фабричный характер... и результаты его были по разительны..."

Средняя площадь фермы в США в 1900 г. составляла 65 га и далее неуклонно возрастала. Максимальное количество ферм там не превышало 6,8 млн. (1935 г.), в то время как в России зерно производили 18 млн. мелких хозяйств (они имели, как правило, от 3 до 15 десятин земли), в которых было занято 3/4 населения страны. Товарность зерна составляла в царской России приблизительно 27,5 проц., т. е. основная масса хлеба оседала там, где его растили.

Были, конечно, и в России хозяйства капиталистического типа, но они представляли собой капли в безбрежном море мелких крестьянских наделов.

К 1928 г. количество крестьянских хозяйств в нашей стране возросло до 24,6 млн., что явилось естественным следствием раздела земель помещиков и капиталистов. Товарность сельского хозяйства, и без того низкая до революции, упала еще больше. Поэтому коллективизация стала насущной необходимостью. Именно она позволила нам к 1940 г. превзойти уровень 1913 г. по сбору зерновых и другим показателям.

Но не следует забывать, что еще и в 1940 г. у нас было 3,6 млн. единоличных хозяйств. Да и сам колхоз образца 1940 г. мало походил на современное сельскохозяйственное предприятие: в среднем он имел 500 га посевов, 2 трактора и объединял 79 дворов. Только к 1965 г. колхоз приобрел похожий на нынешний облик. У него стало 3 тыс. га посевов, примерно 20 - 30 тракторов, а количество крестьянских дворов, входящих в хозяйство, превысило 400. К настоящему времени эти показатели мало изменились, за исключением того, что значительно выросла техническая вооруженность.

У нас в стране много делается, чтобы поднять сельскохозяйственные отрасли, в том числе зернопроизводство, на уровень, отвечающий требованиям сегодняшнего дня. Для этого не жалеется ни сил, ни средств. Но нужно учитывать и то, что в США серьезно зерновыми проблемами занимаются в гораздо более выгодных почвенно- климатических условиях в течение 120 лет, а мы имеем такую возможность только в последние 30. Кроме того, результаты нередко могли быть выше, если бы у нас более строго соблюдалась трудовая дисциплина, более бережным было отношение к произведенному добру. На устранение именно этих недостатков нацеливает нас партия.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно