Примерное время чтения: 11 минут
81

[Есть ответы] Ваши вопросы от 18.07.1983

Наша страна выступает со все новыми мирными инициативами, которые почему-то не находят должного отклика со стороны Запада. В этой связи возникает вопрос: не поощряет ли агрессора взятое СССР обязательство не применять первым ядерное оружие?

Ю. Светлов, Караганда.

ОБЯЗАТЕЛЬСТВО, в одностороннем порядке взятое на себя нашей страной, не применять ядерное оружие первой, отвечает как миролюбивому внешнеполитическому курсу СССР в целом, так и советской военной доктрине. И без этого обязательства советская доктрина рассматривает применение ядерного оружия только в качестве ответной меры, не иначе. Обязательство же, объявленное во всеуслышание, не меняя существа дела, является яркой демонстрацией стремления сохранить и упрочить мир на земле. СССР вновь подтвердил, что забота об устранении угрозы войны главенствует в его политике.

Стараясь принизить значимость этого шага, некоторые западные пропагандисты и государственные деятели говорят: незачем брать на себя дополнительные обязательства, раз они и так очевидны, раз принцип ненападения и без того провозглашен в Уставе ООН. Но ведь в мире сегодня, несмотря на провозглашение многих хороших принципов, нагнетается напряженность, возросло опасное противостояние двух противоположных общественных систем. И в этой обстановке шаги, которые могли бы создать атмосферу доверия, не только полезны, но и необходимы. К таким шагам, смелым, ответственным и благородным, конечно же, относится обязательство СССР не применять первым ядерное оружие.

Советская инициатива была по достоинству оценена общественностью разных стран, которая встретила ее с пониманием и одобрением. Ведь если примеру Советского Союза последовали бы другие ядерные державы, опасность возникновения мирового военного конфликта с использованием самого страшного современного оружия массового уничтожения стала бы не столь острой, "дамоклов меч" ядерной катастрофы уже не висел бы над человечеством - предотвращение, устранение возможности первого удара исключило бы и последующие.

В столицах стран - членов Североатлантического блока пытаются ставить под сомнение нашу инициативу. Там хорошо понимают, что принятие советского предложения будет способствовать ослаблению международной напряженности и дальнейшему росту авторитета внешней политики социалистических стран. И в связи с этим у военно- промышленного комплекса империалистических государств возникает опасение за судьбу намеченных и осуществляемых огромных военных программ. Поэтому натовские стратеги стали изобретать аргументацию, призванную ослабить притягательную силу советской инициативы.

В частности, они стали говорить о том, что, мол, пойди русским навстречу, и тогда может быть нанесен первый удар обычными средствами, которых якобы у СССР тоже больше, чем у Запада. Наша страна и ее союзники опровергают такие доводы, вводящие людей в заблуждение, наиболее убедительным образом. В Политической декларации, принятой в Праге странами Варшавского Договора, предлагается заключить соглашение между государствами - участниками этого Договора и НАТО, которое содержало бы взаимное обязательство не применять никакого оружия - ни ядерного, ни обычного, т. е. вообще не применять силу, не начинать войну между ними. Казалось бы, почему не договориться? Но, нет, на Западе делают вид, что такого предложения не было.

В этой обстановке у определенных агрессивных сил империализма может, вероятно, появиться искушение интерпретировать обязательство СССР не применять ядерное оружие первым как слабость и самим нанести удар по нашей стране. В этой связи беспокойство автора письма вполне понятно. Но необоснованно.

Мы бдительно следим за военными приготовлениями Вашингтона и НАТО. При современном состоянии систем обнаружения, боеготовности стратегических ядерных средств СССР обезоруживающего удара по социалистическим странам не получится: современный уровень развития советской экономики, науки и техники вполне позволяет нам успешно решать самые сложные задачи в военно- технической области.

СССР не раз заявлял и вновь заявляет, и это подчеркнул в докладе на восьмой сессии Верховного Совета СССР А. А. Громыко, что в нынешней обстановке бессмысленно кому бы то ни было рассчитывать на достижение военного превосходства. Советский Союз к этому не стремился и не стремится. И мы ни за кем другим не признаем права на военное превосходство. У нашей страны имеются все необходимые резервы - материальные и интеллектуальные, - чтобы не допустить такого положения. И Советский Союз его не допустит.

* * *

Чем вызвано подорожание природного газа?

А. Серобаба, Москва

Отвечает заместитель директора Всесоюзного научно-исследовательского института комплексных топливно-энергетических проблем, доктор экономических наук, профессор А. М. ПЯТКИН:

БЛАГОДАРЯ УСКОРЕННОМУ РАЗВИТИЮ в нашей стране добычи газа и созданию на этой основе мощной газоснабжающей системы в настоящее время более 200 млн. человек имеют возможность ежедневно пользоваться голубым топливом для приготовления пищи, нагрева воды и отопления квартир. На эти цели у нас ежегодно расходуется более 50 млрд. м"sup"3"/sup" газа, добыча и транспортировка которого обходится нашему государству более чем в 600 млн. руб. только по текущим издержкам. Причем в связи с усложнением природных условий газодобычи и возрастающей отдаленностью разрабатываемых месторождений газа от потребителей затраты на его добычу и транспортировку систематически увеличиваются. К примеру, за период 1976 - 1981 гг. себестоимость добычи газа возросла на 12,5 проц.

Вместе с тем природный газ, потребляемый в коммунально-бытовом секторе, до последнего времени оплачивался населением почти в 2 раза ниже фактических затрат на его добычу и транспортировку потребителям. Иными словами, в коммунально-бытовом секторе потреблялось огромное количество, по существу, неоплаченного природного газа.

При установлении цен недостаточно учитывалось также то обстоятельство, что природный газ дает более высокий конечный энергетический эффект по сравнению с другими видами топлива. Поэтому стоимость газа, имеющего КПД примерно в 1,3 раза выше, чем уголь, приравнивалась к цене последнего. Такая практика не стимулировала рациональное расходование природного газа и создавала предпосылки для его расточительства.

С целью уменьшения несоответствия розничных цен на голубое топливо и величин затрат на его добычу и транспортировку потребителям, а также с учетом высокого КПД при использовании в коммунально-бытовом хозяйстве и было признано необходимым, начиная с февраля 1983 г., повысить розничные цены на этот вид топлива. В Москве, например, они подняты до 42 коп. в месяц с одного человека при приготовлении пищи и до 60 коп. в месяц с одного человека при дополнительном пользовании газовой колонкой для подогрева воды. В других местах цены установлены в зависимости от районных коэффициентов, которые в целом отражают общественно необходимые затраты на добычу и транспортировку природного газа и получаемый при его использовании энергетический эффект.

* * *

В одном из номеров журнала "Америка" рассказывалось о том, как проходят пресс- конференции президента США, на которых глава администрации чувствует себя как рыба в воде, свободно общаясь с многочисленными корреспондентами. Действительно ли все так импровизированно и свободно?

Н. Борисоглебский, Ярославль.

ДЛЯ НАЧАЛА приведем цитату из того же журнала "Америка": "Президентские пресс-конференции уникальны. Ни один другой лидер крупной державы не отвечает без предварительной репетиции на вопросы, задаваемые большой группой журналистов, спрашивающих все, что им заблагорассудится. Время от времени президент может и не ответить на какой-либо вопрос, но он делает это на виду у всех".

Налицо явная попытка - в которой уже раз - убедить читателей в демократическом характере властей США. Но, как свидетельствуют факты, это только реклама. И здесь принцип один: лучшая импровизация та, которая хорошо подготовлена. А сами пресс-конференции - всего лишь один из рычагов управления американской печатью. Хотя процедура проведения этих встреч много раз менялась, цель осталась прежней: представить важнейшие события в таком аспекте, в котором все газеты и журналы должны их освещать.

Пресс-конференции американских президентов, как одна из форм влияния на прессу, существует не одно десятилетие. Впервые их ввел в практику Теодор Рузвельт, который создал образец того, как надо использовать прессу в своих политических интересах. Дуайт Эйзенхауэр был первым американским президентом, разрешившим снимать свои пресс-конференции на пленку и записывать на магнитофон, однако прямо в эфир их не давали. Согласие на непосредственную передачу по радио и телевидению своих выступлений дал Джон Кеннеди. Нынешнего президента США западная пропаганда пытается представить как демократического, общительного, открытого политического деятеля, доступного чуть ли не любому репортеру, желающему с ним побеседовать. "Президент Рейган совершенно определенно является сторонником тесных и разнообразных контактов с журналистами", - утверждает журнал "Америка". Когда выдвигаемые им программы в области внешней политики, экономики и наращивания вооружений подвергались резкой критике в американской печати, а опросы общественного мнения стали свидетельствовать о росте оппозиции к ним, то отношения президента со средствами массовой информации начали перестраиваться. Президент стал попросту избегать случайных или неподготовленных встреч с журналистами. По признанию самой американской прессы, корреспондентам, занимающимся освещением деятельности президента Рейгана, все чаще стали препятствовать в их попытках задавать президенту интересующие их вопросы, выходящие за рамки официальных мероприятий. Это дало газете "Интернэшнл геральд трибюн" основание заявить, что Рональд Рейган, приближаясь к середине срока своего президентства, оказался "одним из наиболее изолированных президентов после второй мировой войны".

Сравнение показывает, что Дуайт Эйзенхауэр провел за время от вступления в должность до первых промежуточных выборов 50 пресс- конференций, Джон Кеннеди - 44, а Джимми Картер - 39 пресс-конференций. За этот же период Рейган провел всего 13 пресс-конференций.

Конечно, время от времени президент проводит для журналистов пресс-конференции, которые западная пропаганда пытается выдать за доказательство силы американской демократии. Иногда она преподносит их даже как одну из форм неофициального контроля прессы за деятельностью главы исполнительной власти. Но посмотрим, как описывает одну из пресс- конференций президента западногерманский журнал "Шпигель": "Репортеры повскакивали со своих мест и стали выкрикивать: "Г-н президент, г-н президент!" Рональд Рейган не обращал на них внимания. Игнорировал он и тех журналистов, которые, словно школьники, подняв руку, пытались жестами привлечь к себе внимание главы государства. Президент США уже решил, кто должен задать ему следующий вопрос. "Боб", - объявил он. "Боб" - Роберт Томпсон, глава вашингтонского бюро газетного издательства Херста, испуганно поднялся со своего места - но у себя дома, в гостиной, перед телевизором, ибо он не присутствовал на данной пресс-конференции.

Не услышав вопроса от Боба, у которого в тот день был выходной, президент, едва поколебавшись, предложил задать вопрос "Элу". Но и Эла не оказалось в зале, и впоследствии журналисты терялись в догадках, кого же Рейган имел в виду.

Поиски Рейганом Боба и Эла продолжались лишь несколько секунд, но этих немногих секунд было достаточно, чтобы миллионы телезрителей могли увидеть явную неуверенность, замешательство и беспомощность Рейгана"...

"Во время пресс-конференции перед Рейганом на трибуне лежит схема, на которой указаны места, отведенные для влиятельных американских газет и телекомпаний, и имена представляющих их журналистов. Именно этой схемой руководствовался Рейган, когда в ходе вышеуказанной пресс-конференции он вызвал Боба, а затем Эла. Обращение по имени, по мнению советников президента, создаст у телезрителей впечатление, что у него хорошие отношения с корреспондентами, и произведет эффект на аудиторию, потому что Рейган будто бы держит в памяти имена всех этих журналистов".

Между тем вопросы журналистов на пресс- конференции, транслируемые по телевидению и передаваемые по радио, как правило, подготавливаются заранее. Пресс-секретарь президента может обратиться к какому-либо из корреспондентов, аккредитованных при Белом доме, и попросить его задать президенту на предстоящей встрече вопрос, прокомментировать который в данных обстоятельствах президенту выгодно. Например, если темпы инфляции в стране несколько снизились, то журналисту предлагают спросить президента о его программе по борьбе с инфляцией. Корреспондент на это соглашается.

Он знает, что в противном случае ему если не закроют доступ в Белый дом (поскольку он там аккредитован), то уж доступ к широкой информации закроют наверняка. Корреспондент также знает, что в случае отказа он еще сможет присутствовать на пресс-конференциях президента, но ему вряд ли удастся задать на них хоть один вопрос. Все его попытки привлечь к себе внимание останутся безуспешными.

И вот новый "уотергейт" - громкий политический скандал, связанный с махинациями предвыборной команды Рейгана на заключительном этапе президентской кампании. В телевизионной дуэли республиканец переиграл демократа. Рейган держался увереннее, был находчивее в аргументации. Что за всем этим стояло, выяснилось позже, когда на свет стали всплывать все новые и новые детали неприглядной истории- похищения людьми Рейгана "шпаргалок", заготовленных помощниками президента Картера для телевизионных дебатов.

Какая уж тут импровизация! Впрочем, как уже говорилось, лучшая импровизация та, которая хорошо подготовлена...

Таким образом, говорить о некоем демократическом характере властей США, о раскованности президента в обращении с представителями средств массовой информации не приходится. "Свободная пресса" - не более чем послушный инструмент в руках президента, а значит, тех империалистических кругов, которые он представляет.

Ответы подготовили: Г. ГАЛЬ, А. СИРОТА.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно