Примерное время чтения: 6 минут
70

АНГЛИЯ

В отдельных книгах, выходящих в странах Запада, нередко приводятся убедительные данные о жизни в этих странах. Данные эти рассчитаны на узкий круг читателей и потому содержат такие характеристики образа жизни, которых избегают или искажают в своих передачах "радиоголоса".

Сегодня мы предлагаем две рецензии из критико-библиографического бюллетеня "Новые книги за рубежом по общественным наукам".

ПОЛИТИКА СЕКРЕТНОСТИ

ПРАВОВЕД Дж. Майкл, американец по происхождению, преподает в Политехническом институте Центрального Лондона. Свою книгу "Политика секретности" Дж. Майкл посвятил исследованию проблемы секретности правительственной деятельности.

В тумане, окутывающем деятельность большинства политических институтов Великобритании, Дж. Майкл видит существенное нарушение демократических прав ее граждан. Он считает, что в Великобритании институт контроля за деятельностью правительства не развит. Парламент, который, кстати, сам весьма слабо информируется, отмечает Майкл, ныне превратился в машину по "выработке законов" и теряет даже те функции контроля, которые ему ранее принадлежали, а государственная служба практически вообще не контролируема извне. И наконец, еще одно препятствие на пути свободы информации - незаинтересованность в ней тех, кто управляет страной.

Именно на защиту интересов власть имущих направлена целая система действующего в Великобритании законодательства, запрещающего неофициальное разглашение информации. Майкл насчитал 89 подобных законов, которым противостоит всего 6 статутов, дающих гражданам законное право доступа к той или иной информации. Венчает эту систему охранительного законодательства Закон о государственной тайне. Автор подробно разбирает запутанную историю его принятия, которая заняла в несколько этапов 50 лет (с 1889 по 1939 г.).

Формально, говорится в работе, этот закон направлен против шпионажа, но в реальной жизни он используется в случаях, не имеющих со шпионажем ничего общего, и наоборот, он ни разу не применялся по отношению к шпионам стран "оси" в годы второй мировой войны.

Майкл приводит ряд примеров, когда Закон о государственной тайне использовался правительством для обуздания неугодных. В частности, он подробно разбирает нашумевшее в конце 70-х годов так называемое "дело ABC", названное так по фамилиям трех подсудимых: Обри (Aubrey), Берри и Кембелла. Двое из них - журналисты, известные своими демократическими убеждениями, а один - бывший солдат войск связи. Все трое обвинялись в попытке разглашения секретных сведений. Характерно, что информация, послужившая причиной ареста, была почерпнута полицией из тайной записи телефонных разговоров. Однако попытки властей обвинить подсудимых в шпионаже в пользу СССР провалились, и они были освобождены.

Майкл отмечает слабую информированность депутатов парламента о государственных делах. Парламентские запросы, пишет он, не выполняют своей роли, так как, с одной стороны, министры имеют право уйти от ответа и, с другой - существует значительный негласный список так называемых "запретных тем", запросы на которые просто не принимаются. К 1972 г. в этом списке значилось 95 тем.

Да и сами министры далеко не всегда имеют доступ к информации о деятельности даже своих министерств. Об этом не раз писали бывшие лейбористские министры.

Что касается прессы, то здесь автор указывает ряд причин, по которым число публикаций, проливающих свет на тот или иной сохраняющийся в тайне аспект деятельности государства или же частных фирм, ограничено. Основная из них в том, что журналисты, имеющие постоянные контакты с официальными лицами, из боязни потерять эти контакты никогда не опубликуют каких-либо сведений без их одобрения.

Великобритания, не имеющая законодательства о свободе информации, и, как неоднократно отмечает Майкл, является самой "секретной" из всех рассматривающихся в книге стран Запада.

Таким образом, автор верно отмечает одну из характерных негативных черт современного буржуазного государства - возрастающую тенденцию к ограничению демократии, проявляющуюся, в частности, в падении роли представительных учреждений, в превращении исполнительной власти, государственного аппарата в самодовлеющие учреждения.

В. ИСТРАТОВ, кандидат исторических наук.

СТРАТЕГИЯ НЕРАВЕНСТВА

В КНИГЕ преподавателя Лондонской школы экономики, специалиста по экономике социальных проблем Дж. Леграна "Стратегия равенства. Перераспределение и социальное обслуживание" предпринята попытка опровергнуть мнение, что государственная социальная политика в странах Запада якобы уменьшает общественное неравенство. Эта политика, получившая на Британских островах наименование "стратегии равенства", осуществляется с помощью бюджетных ассигнований, финансирующих деятельность государственных учреждений в области здравоохранения, народного образования, жилищного строительства и ряда отраслей сферы услуг.

Легран доказывает, что в рассмотренных им областях социального обслуживания равенство британских граждан, принадлежащих к различным социальным слоям или группам, так и не достигнуто. Более того, зачастую не происходит даже уменьшения существующего неравенства, поскольку государственные средства идут на пользу скорее более богатым, чем менее состоятельным гражданам.

В книге приводятся следующие данные: в 1976 г. наиболее состоятельные 20% населения получили 42% национального дохода страны, наименее же состоятельные 20% - лишь 6%, причем с 1949 г. доля более бедной половины населения в национальном доходе не изменилась. Наиболее богатые 20% населения владеют % национального богатства.

Таким образом, пишет Легран, в основе всех частных разновидностей и понятий неравенства лежит социальное и экономическое неравенство, без ликвидации которого невозможно - в этом автор совершенно прав - успешно бороться с неравенством в сферах социального обслуживания. Попытки же приблизить равенство путем перераспределения национального дохода, по выражению Леграна, "через черный ход", обречены на неуспех.

Вот, например, как обстоит дело в здравоохранении. Страна заметно отстает от ряда других западноевропейских государств по уровню расходов на здравоохранение. Согласно последним опубликованным данным, в 1976 г. Англия уступала Голландии, ФРГ, Франции, Бельгии, Данин и Ирландии по отношению стоимости медицинского обслуживания к валовому национальному продукту; в 1980 г. страна уступала по абсолютной величине пособий на лечение и по болезни: Голландии в 2,8 раза, ФРГ - в 2,7 раза, Франции - вдвое, Бельгии - более чем на 40 процентов.

В книге показано, что каждый заболевший в верхней социальной группе получает на 40 проц. больше государственных средств, чем в низшей социальной группе (чернорабочие). Неравенство различных слоев населения с точки зрения эффективности здравоохранения сказывается в более высокой для низших социальных групп детской и взрослой смертности, более высокой заболеваемости.

По мнению автора, не достигнуто равенство и в области образования. Богатейшие социальные группы получают государственных средств на образование (по расчету на 1 семью) в несколько раз больше, чем беднейшие. С учетом как государственной, так и частной системы образования (последняя прямо рассчитана на богатую клиентуру) "неравенство в пользовании образовательной системой оказывается еще существеннее, чем неравенство в государственных расходах...". Уровень образования выходцев из рабочего класса, а также их шансы продвинуться по получении образования в более высокие социальные слои резко отличаются от соответствующих показателей представителей высших слоев.

Сохраняется и существенное неравенство в государственных расходах на жилье: домовладелец получает от государства больше, чем съемщик жилья, пишет автор. Подобное положение способствует и сохранению неравенства в конечных доходах.

Г. ФАКТОР, кандидат экономических наук.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно