171

ИСКУССТВО. Советская драматургия: потенциал гражданственности

ВОПРОС "Что "можно" советским драматургам?" часто приходится слышать от зарубежных деятелей театра, западных журналистов.

Иные "советологи", специализирующиеся на "психологической войне" против социалистических стран, сами дают однозначный ответ: практически ничего нельзя. И упрекают деятелей советского театра, литераторов в том, что те лишь иллюстрируют с помощью художественных образов те или иные положения партийных постановлений.

Этот вопрос часто сопутствует даже восхищенным оценкам произведений советской драматургии, как было, например, в 1983 г., когда печать Швеции широко и в целом доброжелательно откликнулась на проведение шведским радио Года советской драматургии. В программе Года были пьесы Э. Радзинского и В. Розова, Ч. Айтматова и А. Гельмана, С. Злотникова и О. Кучкиной, других советских драматургов и писателей.

Обозревателей удивило не только разнообразие художественных манер, стилистических исканий, но прежде всего социальная активность советских пьес, их смелость в постановке общественных проблем - неожиданная для достаточно тенденциозных работников прессы и для слушателей, которые неизменно получают информацию о Советском Союзе в весьма искаженном виде.

Здесь не место для полемики с представителями шведской печати, пытавшимися привнести в произведения советских авторов мотивы, о которых создатели спектаклей, переданных по радио, даже не догадывались. Цель иная - показать некоторые проблемы сегодняшнего развития советской драматургии.

В известном смысле это и будет ответом на вопрос: "Что "можно" советским драматургам?".

С первых же шагов развития нашего театра, нашей литературы партия призывала писателей, художников всех видов творчества сконцентрировать свое внимание на общественно значительных проблемах и характерах. И в недавних партийных документах - материалах июньского (1983 г.) Пленума ЦК КПСС, в постановлениях ЦК КПСС "О творческих связях литературно- художественных журналов с практикой коммунистического строительства" и "О работе партийной организации Белорусского государственного академического театра имени Янки Купалы" - подчеркивается, что долг советского художника - в обращении к тем значительным событиям, сторонам нашей действительности, которые наиболее типично отражают советский образ жизни, к тем конфликтам, которые несут на себе печать свершающихся общественных перемен, являются наиболее значимыми для общественного развития.

За последние 10 - 15 лет советская драматургия серьезно выразила свой гражданский потенциал. Такие драмы, как "Человек со стороны" И. Дворецкого и "Протокол одного заседания" А. Гельмана, поднимающие важнейшие вопросы управления производством, личной ответственности каждого за свое дело, вызвали не только и не просто огромный зрительский интерес. Проблемы, в них поднятые, стали предметом широкого обсуждения социологов и руководителей производства, рабочих и партийных работников, экономистов и психологов.

Разумеется, искусство не может да и не должно решать в реальности те или иные задачи, которые стоят перед производством, но оно может вызвать общественный интерес, заострить внимание на проблемах, требующих немедленного обсуждения. И речь должна идти не только о "производственной", но и всей драматургии. Каждое новое, по-настоящему художественное явление - будь то "Мы, нижеподписавшиеся" и "Наедине со всеми" А. Гельмана или "Тринадцатый председатель" А. Абдуллина, "Утиная охота" А. Вампилова и "Эшелон" М. Рощина, - становилось событием не только театральной, но и общественной жизни.

Огромное значение на нынешнем этапе нашего социального развития имеет становление личности, забота о формировании социалистической цивилизованности, которая определяется, в частности, и уровнем общественного сознания. Развитие советской драматургии последнего десятилетия отмечено весьма существенным фактом: драматурги стремятся представить человека во всей полноте его проявлений, не отделяя "человека общественного" от "человека частного".

И это не случайно: производство и быт взаимозависимы, проблемы производственные неизбежно находят отражение в семейной жизни, в воспитании детей и т. д. "Не может быть двух нравственностей - одной производственной, другой бытовой" - так определяет А. Гельман ту проблему, что волновала его в пору создания драмы "Наедине со всеми". Пьеса, действие которой происходит в доме начальника строительного управления, затрагивает проблемы не только семейные.

Новые драматурги, активно заявившие о себе в 70-е годы - Л. Петрушевская, В. Славкин. Н. Павлова, А. Казанцев, А. Дударев, А. Галин. С. Злотников и другие, - сконцентрировали свое внимание на семейной жизни, на тех коллизиях, которые - и об этом не без оснований пишет критика - чреваты "мелкотемьем". Однако в лучших пьесах этих драматургов - "Ретро" А. Галина, "Вагончике" Н. Павловой, "Пороге" А. Дударева и некоторых других - вроде бы семейная коллизия, частный конфликт вскрывают важные общественные проблемы, требующие художественного осмысления и решения в реальной действительности.

Покупка дачи покойного писателя парикмахером, барменом и банщиком ("Смотрите, кто пришел") или суд над несовершеннолетними девочками, избившими свою подругу ("Вагончик"), анализируются писателями во всей совокупности социальных связей и с точным пони, манием законов нашей жизни, что и определяет гражданский пафос этих пьес.

Пристальное внимание драматургов привлекают сегодня самые разные стороны нашей действительности. Они стремятся сделать доступными для широкого обсуждения различные стоящие перед нашим обществом проблемы.

В творчестве нет и не может быть запретных тем, нет вопроса: "Что можно и что нельзя?" Вопрос формулируется иначе - "Во имя чего?". Там, где есть боль за нерешенные проблемы, где есть понимание того, что социалистическое общество стремится решить их во имя блага всех, где есть понимание социальной динамики, перспективы, там и есть подлинное искусство.

И то, что хорошо было еще вчера, сегодня нас не удовлетворяет. В искусстве не может быть повторов. Советы иных критиков создавать "второго Чешкова" или "третьего Потапова" лишены сколько-нибудь серьезного понимания законов художественного творчества.

Драматургу необходимо понимание, общественное признание своей работы. И наше государство всемерно помогает мастерам искусства в их трудной и необходимой социальной миссии, отнюдь не стремясь к тому, чтобы они своим творчеством лишь иллюстрировали партийные постановления, как пытаются утверждать "советологи".

М. ШВЫДКОЙ, кандидат искусствоведения.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно